…Вид из окон нескольких отремонтированных панельных домов на территории бывшей военной базы Ральско довольно печальный. И хотя город расположен среди лесов и прекрасной природы, среди деревьев выглядывают обветшавшие остатки бывших казарм и военных зданий. Ряды панельных домов, ободранных до костей, постепенно проглатывают деревья и кустарники, которым уже 20 лет. Скелеты этих давно брошенных построек немного напоминают фотографии Чернобыля.

«Последний советский солдат ушел отсюда ровно 17-го июня 1991, - листает свой дневник бывший пиротехник и теперь представитель города Ральско Вацлав Билицкий.

Весь бывший тренировочный полигон Ральско в общей сложности растянулся примерно на 250 квадратных километров. Большая часть территории относится к городу Ральско, который, занимая 171 квадратный километр, после Праги, Брно и Остравы является четвертым по величине городом в Чехии.

Однако постоянно здесь проживают всего около 2 000 человек. Для сравнения: считается, что в конце 80-х годов в Ральско жили около 17 000 советских солдат и членов их семей.

«Наверное, здесь уже никогда не будет так, как было в конце войны, когда здесь жили приблизительно 6,5 тысячи человек. Может быть, мы могли бы дотянуть до 4 тысяч, но для этого здесь должна быть работа», - говорит Билицкий.

Однако предприимчивые люди нашли чем заняться и в Ральско. Например, некоторые из бывших бетонных ангаров (их называют ÚL – от úkryt letadla, укрыть самолеты) на обширной территории военного аэропорта Градчаны используются как склады соли. Фуры возят соль по некогда взлетно-посадочной полосе, и шоферы по бетону несутся на полной скорости.

Немного в стороне пахнет древесиной. Сразу две разные фирмы производят здесь срубы и дома. «Интерес к ним приличный, но здесь нет так много людей для работы», - говорит владелец компании «Roubenky» Яндра Радим. Он уже девять лет арендует четыре огромных ангара.

На нехватку людей, которые хотели бы работать, в области с 30% безработицей жалуется и Зузана Шустерова из конкурирующей компании «Roubenky a sruby Walter».

«Мы постоянно ищем людей, но мало кто хочет работать», - отмечает она.

Многие местные жители предпочитают жить на социальные пособия и сезонный заработок: они собирают на продажу грибы, чернику, а также уже в больших количествах - березовые листья и шишки.

Ральско, таким образом, может служить идеальным примером беспомощности государства и его незнания, что делать с бывшими военными территориями.

И хотя советских войск уже ровно 20 лет как здесь нет, и мир с тех пор изменился со всех возможных политических, общественных и экономических точек зрения, Чешская Республика все еще живет с советским наследием.

Можно говорить и о продолжающемся загрязнении почвы нефтепродуктами, о развалившихся домах и казармах, о дороге, идущей из ниоткуда и в никуда, площадках из бетона посреди леса, постоянных находках не взорванных боеприпасов. Если говорить о людях, которые постепенно заселяют территорию, куда долгие 23 года могли попасть только советский солдат и пара прочих избранных, восстановление будет идти еще ни один год.

С другой стороны, обширные области Ральско уже нашли свое специфическое использование. В бум солнечных электростанций самая крупная в Чешской Республике электростанция появилась именно здесь.

Ее владелец – компания «ČEZ». Электростанция состоит из пяти источников, площадь, которую они занимают, равна размеру примерно 60 футбольных полей. Мощность в 38,3 мегаватт выше всех остальных. Еще одна, по мощности четвертая крупнейшая солнечная электростанция, принадлежащая тому же энергетическому гиганту, построена в Мимоне, недалеко от Ральско.

Чистокровные чехи

Самый последний советский солдат покинул Чехословакию в четверг 27-го июня 1991 года.

На борту специального военного самолета на трасе Прага-Киев находился тогда руководитель советских войск в Чехословакии генерал Эдуард Воробьев. Последний транспорт с его солдатами и оставшейся техникой ушел на шесть дней раньше. Временное пребывание солдат, оккупация советской армией, длилось почти четверть века.

Наследие советской армии нельзя не заметить не только в Ральско, но и в 50 километрах южнее от него – в Миловице в Центральной Чехии.

«Мы начинали практически с нуля, но ряд объектов с 1991 года был отремонтирован, и теперь они работают», - говорит староста города Лукаш Пилц. В его правоте убеждает массовый приезд молодых семей.

Средний возраст жителей Миловице – 29 лет, и это однозначно самый молодой город в республике. Но в то же время из-за этого город сталкивается с нехваткой рабочих мест и проблемой недостаточного количества школ, детских садов, магазинов и предприятий сферы обслуживания.

Город и район тоже наполнены разрушенными панельными домами, брошенными разваленными школами, бывшими магазинами, уничтоженными военными объектами, здесь тоже есть территория аэропорта.

«Со всем этим мы бы разобрались, если бы в 90-е годы Миловице тоже не почувствовали на себе негативное влияние различных трансформаций, приватизаций и непрозрачных спекуляций», - прямо говорит староста Пилц, выбранный от Гражданской демократической партии.

«И в 2011 году плохую репутацию Миловице создают вовсе не русские, а чистокровные чехи, которые бросают свою собственность, и она разваливается», - заключает староста, добавляя, что подавляющее большинство ветхих объектов хоть и числится в кадастре города, но город не является их собственником, и настоящих владельцев никак не получается заставить начать ремонт и восстановление.

Следы некогда «дружественной армии» можно найти практически во всех уголках республики. В конце 80-х годов Советы размещались на 67 базах в Чехии и на 16 в Словакии. Другую часть объектов занимали так называемые отдельные подразделения.

То, что осталось после советской армии, удается использовать с переменным успехом. Бывшие казармы и дома перестраивают в новые квартиры, дома престарелых и школы. Объекты, которые уже нельзя использовать, профессионально сносят, но гораздо чаще их просто бросают и ждут, когда они сами развалятся.

Идей по применению и использованию было и есть достаточно, но с реализацией часто возникают проблемы. Даже несмотря на то, что только Министерство регионального развития за несколько лет выделило населенным пунктам на перестройку казарм и других военных объектов в жилые дома около 700 миллионов крон.

В Миловице, например, изначально должен был появиться международный аэропорт, бывший генеральный штаб сначала должен был стать новым домом престарелых, потом – университетским городком.

Согласно последним планам, на территории аэропорта в Миловице должна была вырасти крупнейшая в Европе солнечная электростанция.

Но в итоге земли площадью 670 гектаров, которые находится в собственности края, в конце прошлого года в аренду на 25 лет за миллион крон в год получила компании «Mladá RP». Она здесь хочет построить научно-технический парк, спортивный аэропорт и новые квартиры. Условие выдвинуто такое: фирма за свой счет проведет санацию территории, снос и необходимые работы по восстановлению, что предположительно обойдется в 300-400 миллионов крон.

Ущерб после Советов

Ликвидация ущерба после пребывания советских войск, конечно, оценивается в других, в разы больших суммах.

Точно просчитать расходы невозможно, хотя в общей сложности размер требований и претензий Чехословакии в связи со вступлением, пребыванием и выводом советских войск, одобренных федеральным правительством Чехословакии, в начале 90-х годов составлял почти 15 миллиардов крон.

Пожалуй, самые точные доступные данные касаются средств, необходимых для очищения почвы, пропитанной нефтепродуктами.

Палитра загрязнений, затронувших на бывших военных территориях почвы и подземные воды, довольно пестрая. В основном это нефтяные углеводороды, хлорированные углеводороды, а также полихлорированные бифенилы, тяжелые металлы и другие токсичные вещества.

С 1991 по 2010 год государство за очищение земли после Советов заплатило 1,4 миллиарда крон. По планам почва должна быть очищена примерно к 2016 году. По данным Министерства окружающей среды, на санацию потребуется еще 150 миллионов крон.

«Российская сторона с самого начала в санации не участвует, причем никоим образом, даже в отношении предоставления информации мы не сотрудничаем», - говорит пресс-секретарь Министерства окружающей среды Михаэла Йендекова.

Загрязнено было около 1,24 миллиона кубометров грунта. Специализированные компании из пострадавших областей убрали сотни тонн нефтепродуктов.

Следующую часть средств государство затратило на поиск и ликвидацию невзорвавшихся боеприпасов, оставшихся после советских солдат.

Чешская армия активно работала над этим вопросом с 1994 по 2003 год. Работа пиротехников съела почти полмиллиарда крон, но, тем не менее, например, только половину территории области Ральско можно с уверенностью считать очищенной.

«Об общей безопасности здесь можно говорить. Но есть места, куда вообще не рекомендуется заходить. Гарантировать ничего нельзя. Если обнести территорию забором, забор исчезнет, если там поставить табличку с предупреждением, туристы возьмут ее как сувенир», - заключает бывший пиротехник Билицкий.

Пребывание войск принесло потери, которые уже не устранить. В связи с пребыванием советской армии на территории Чехословакии 290 человек погибли, 577 были тяжело ранены, особенно в результате самых разных аварий и несчастных случаев.

В рамках компенсации ущерба жертвам оккупации Чехословакии Министерство внутренних дел выплатило более 12 миллионов крон.

На территории Чехословакии умирали и советские солдаты. Так, незадолго до окончательного вывода войск из Ральско в январе 1991 года в результате взрыва танка погибли 20 человек.

Нужен кому-нибудь автомат?

И хотя правительство Чехословакии добилось внесения в договоры с российской стороной статьи о том, что «решение имущественной и финансовой стороны последствий 20-летнего пребывания советских войск» будет определено в отдельном договоре, в итоге ничего так и не было решено.

Наоборот, это чешская сторона платила за вывод советских войск. И не только в ходе попыток исправить последствия нанесенного ущерба и загрязнения территории.

Чехословакию достаточно быстро в три этапа покинули примерно 73,5 тысячи солдат и с ними 40 тысяч членов их семей. И в России всех сразу селить было некуда. Тем более, что «дружественная» армия в то время уходила из всей Восточной Европы.

«Некоторые советские депутаты называли вывод безумием, и Горбачев, по их мнению, был паникером, натворившим все это», - вспоминает переговоры о выводе войск Михаэл Коцаб, который принимал активное участие в процессе в качестве председателя соответствующей парламентской комиссии по вопросам вывода Советов.

Советские политики утверждали, что на вывод всех войск требовалось как минимум пять лет. Все удалось сделать несравнимо быстрее, но в строительстве новых домов и квартир для переселения российских солдат должно было участвовать и чехословацкое правительство.

Существовавший тогда специальный Институт по решению последствий пребывания советских войск подсчитал, что «ЧСФР поможет строительству новых объемов жилья суммой в 300 миллионов крон».

Средства, конечно, по большей части поступали от прямой продажи российских объектов, построенных в Чехословакии.

Если говорить о доходах, которые Чехословакия получила от пребывания советских войск, то они были, скорее, символическими.

Пожалуй, наиболее точно их в 1990 году просчитал сам командующий советскими войсками в Чехословакии Воробьев.

Он подсчитал, что СССР ежегодно платил 25 миллионов крон за аренду военных зданий, 18,75 миллионов за различные услуги, 1,5 миллиона за аренду квартир и 2,5 миллиона за причиненный ущерб.

В остальном Советы были гораздо более самодостаточными. Согласно данным того времени, из СССР, например, привозили 100% жиров, 45% хлеба, 27% мучных изделий и 95% рыбы.

Между советскими солдатами и местными жителями также шла очень бойкая торговля. Например, можно было выгодно приобрести бензин или нефть.

«Торговали практически всем. Русские продавали украденные со складов мясо, овощи, консервы, одежду, военное снаряжение и топливо. И наоборот, их интересовало стекло, ковры и алкоголь», - вспоминал в 10-летнюю годовщину вывода советских войск очевидец событий, майор в отставке и бывший заместитель старосты Миловице Алеш Кубеш.

Иногда товар просто продавали и покупали, иногда только обменивали. «Они могли продать все, как-то мне предлагали и автомат», - вспоминал Кубеш.

Лань вместо танка

Несмотря на проблемы, с которыми постоянно сталкивались бывшие военные территории, оккупированные советской армией, нельзя не отметить, что благодаря закрытости этих районов удалось сохранить уникальность природы.

Сегодня такие места, как Ральско или Миловице, - идеальная цель туристов и рай для грибников и велосипедистов. В Ральско находится уникальный заповедник Жидлов, растянувшийся ни много ни мало на 4 тысячи гектаров, где свободно пасутся зубры, олени, муфлоны и лани.

В начале 90-х годов некоторые восторженные граждане даже хотели создать в Ральско станцию по разведению носорогов.

Тренировочные полигоны практически после окончания Второй мировой войны и до 1991 года были закрытой территорией.

Таким образом, несмотря на то, что советская армия локально нанесла вред экологии, у некоторых видов растений и животных появился шанс развиваться в «безопасных» условиях.

Местную природу не затронуло и коммунистическое сельское хозяйство с распахиванием земли и интенсивным удобрением, таким образом, удалось сохранить обширные «спокойные» территории, оставшиеся без вмешательств человека. Если, конечно, не думать о постоянных военных учениях и экологической безответственности.

«С природоведческой точки зрения, бывшие полигоны и площадки для тренировок часто относятся к ценнейшим территориям, и поэтому они внесены в списки важных европейских объектов в рамках системы «Natura 2000», - соглашается пресс-секретарь Министерства окружающей среды Йендекова.

Но, с человеческой и общественной точек зрения, бывшие военные территории свои возможности давно проспали. Примером того, как государство может распорядиться наследством, доставшимся после советской оккупации, служит Польша.

Военная база Борне Сулиново на западе Польши с 1945 по 1992 год была советской, и почти полвека она не отмечалась на официальных картах.

«Когда оттуда ушли Советы, правительство сделало предложение всей стране. Те, у кого не было квартиры, могли туда приехать и получить жилье. Кто хотел заниматься собственным делом, получил идеальную возможность и сразу же там закрепился, - говорит Вацлав Билицкий. – И теперь этот город – жемчужина в лесу. Не как у нас: пара отремонтированных зданий, а остальное – свалится кому-то на голову».
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале