СВЕТИТ НЕЗНАКОМАЯ ЗВЕЗДА

Разгорающиеся сегодня предвыборные страсти, связанные с взаимными грязными обвинениями противоборствующих группировок в воровстве и коррупции и сопровождающиеся оглушительным грохотом взрывов, выстрелов и фейерверков, несколько затенили один интересный вопрос. Заключается он в том, что из всех двух сотен зарегистрированных в Украине политических партий решение участвовать в парламентских выборах приняли не более семи-восьми. Напомним читателям названия этих партий. Во-первых, точно будут принимать участие в гонке Батькивщина, КПУ, Партия Регионов, Свобода, УДАР (Кличко) и ПНКУВ (Королевской). Во-вторых, поговаривают о том, что к вышеуказанным партиям могут присоединиться еще Радикальная пария (Ляшко) и какая-то из Зеленых партий. Это тем более удивительно, что еще два-три месяца назад в стране бурно прямо-таки фонтанировала партийно-объединительная жизнь, а в парламентских выборах прошлых лет принимали участие по нескольку десятков партий и блоков.

Для такой пассивности партийцев должны быть и объективные причины, а не только субъективные, связанные с особенностями последней версии Закона о выборах. Давайте в этих объективных причинах и попробуем разобраться.

Очевидно, что украинское государство, как совокупность политических и экономических институтов, функционирующих в системе неолиберальных отношений, переживает свою терминальную стадию в преддверии фазового перехода в какую-то иную реальность. Фаза эта сопровождается, кроме того что конвульсиями национальной экономики, так еще и агонией политической системы. Одним из проявлений этой агонии стало резкое сужение политического поля, сопровождающееся сокращением количества субъектов политического процесса. И самое главное для украинских граждан – это понять, в какую же новую реальность украинское государство собирается совершить свой исторический фазовый переход.

Как это ни прискорбно, но большинство титульных экспертов в рамках устоявшейся политологической терминологии про «демократию», процессов, происходящих в реальной жизни, объяснить не могут, да и не пытаются, привычно кивая на Запад в качестве примера для подражания. Но одновременно большинство здравомыслящих людей понимает, что сегодня тот самый благословенный Запад ни в коей мере не может служить ни примером для копирования, ни быть источником интеллектуальной генерации, так как тамошняя система сбоит и распадается гораздо интенсивнее, чем даже наша. Просто на порядки больший масштаб совокупного Запада и связанная с ним высокая инерционность эти процессы распада несколько микшируют. А потому, для более-менее объективного их описания нам потребуется несколько отойти от либеральных канонов, где в качестве фетишей выступают разного рода «свободы», «права человека», «демократия» и «разделение властей».

ПРОЩАНИЕ С РЕКЛАМНОЙ ДЕМОКРАТИЕЙ.

Итак, ни для кого не секрет, что Западная избирательная система, с которой формально была скопирована и система украинская, фактически могла успешно функционировать при одновременном соблюдении двух условий. Во-первых, это условие наличия базового высокого уровня потребления и долгосрочного экономического роста. Во-вторых, условие наличия массового среднего класса, составляющего более половины численности населения. Все эти вводные одновременно соблюдались лишь во второй половине ХХ века и лишь на Западе, и только там демократия работала согласно задумке, и более – никогда и нигде в мире. Сегодня же на Западе, в связи с разгромом финансовой олигархией среднего класса, демократия интенсивно вырождается. Но не об этом сегодня речь. Нас интересует Украина. Куда дует «ветер демократии» у нас?


Мы уже неоднократно писали, но еще раз кратко напомним. В Украине никогда не было никакой «демократии», а система более-менее свободных выборов была имплантирована сюда Западом после Помаранчевой революции. Дело в том, что украинская конституция представляет собою несколько неудачную компиляцию идей французского и американского основного закона, которая долгие годы существовала лишь формально и исполнялась фиктивно. Но после прихода к власти либеральных ортодоксов под эгидой Ющенко-Тимошенко Украина развернулась носом к Западу, и в связи с этим наша политическая элита стала соблюдать формальные «демократические» ритуалы, связанные с выборами. Происходило это под принуждением и контролем извне. При таком подходе к делу смена властных группировок внутри украинского правящего класса производилась относительно мирно, с использованием Западных политических технологий.

Каждому понятно, что в отличие от Запада, никакого массового среднего класса в Украине не существовало. Но реальный средний класс у нас вполне успешно был заменен виртуальным средним классом. А еще точнее – разговорами и мечтами про средний класс.

Реального экономического роста в Украине тоже никогда не было. Экономический рост был подменен надуванием в украинской экономике потребительского пузыря, сформированного на кредитных ресурсах Западных банков, захвативших украинский внутренний рынок после победы Виктора Ющенко в 2004 году. Вот в тот самый момент, когда в украинском общественном сознании твердо сформировались две доминирующие иллюзии – про появление среднего класса и про рост потребления в кредит – и появился миф про «украинскую демократию». На самом же деле, повторим, никакой «демократии» у нас не было и близко. Там, где на Западе была демократия и западный обыватель мог не только избирать власть (активное избирательное право), но и избираться туда (пассивное избирательное право), в Украине сформировался так называемый рекламно-политический пузырь, как порождение пузыря кредитно-потребительского. Суть его была в том, что избираться во власть в Украине могли только лишь представители класса сверхбогатых либо их ставленники. Но представители широких масс, хоть сами реально претендовать на избрание и не имели никакой возможности, зато, придя к избирательным урнам, могли сделать более-менее честный выбор между разными элитарными группировками, определяя тем самым, какая из них станет правящей, а какая – оппозиционной. Взамен неучастия народа во власти, элита фактически обязалась обеспечить постоянный рост доходов и потребления для плебса, ибо только так можно было гарантировать его добровольное пребывание в животном состоянии «послеобеденного сна».

Образно говоря, в украинском обществе бесперебойно заработал конвейер создания и продажи избирателям бесконечной череды следующих друг за другом, красиво упакованных иллюзий. Граждане Украины, помимо собственной воли, оказались с головой погруженными в океан «брендинга». И, самое основное: политическая система нашего государства как раз и основывалась на этом самом «брендировании» политического продукта. Это когда создавались политические проекты, фактически являющиеся миражами, а затем обществу навязывался мираж будто бы существующего свободного выбора между миражами. Такая система предполагает отсутствие силового контроля повседневной жизни граждан, которые, как бы сами собою, совершают необходимые для правящего класса действия, но не под принуждением, а в результате промывания мозгов и под влиянием повсеместной рекламы. И большинство граждан тогда искренне были-таки уверенны в том, будто в стране наметился экономический рост, доходы так и будут расти и дальше, а сами они ежедневно и ежечасно «делают самостоятельный свободный выбор».

Весь этот процесс жестко контролировался Западом и способствовал установлению мирных симбиотических отношений как между правящей элитой и народом, так и между смертельно враждовавшими ранее властными группировками. Некоторый формальный монетарный рост украинской экономики в предкризисные годы позволил создать на украинском поприще в каком-то смысле сюрреалистическую, фантасмагорическую и шизофреническую реальность одновременно, когда на фоне экономического распада и разрушения инфраструктуры наступила всеобщая потребительская вакханалия в кредит, сопровождавшаяся пропагандистской трескотней про «европейский выбор» Украины.

В избирательной системе рекламного-политического пузыря (2004-2008) даже был установлен негласный свод правил хорошего тона, эдакий «кодекс чести», позволявший украинскому правящему сообществу заявлять о своей фактической сердечной принадлежности к «свободному Западному миру». Правил этих было четыре:
1.Ни при каких обстоятельствах не лишать членов правящего класса принадлежащих им источников получения прибылей. Это касалось как представителей власти, так и оппозиции.
2.Неприменение силовых методов против членов правящего класса и их родственников. Неприменение организованного насилия против низших классов. Манипулятивный контроль общества.
3.Любой представитель правящего класса мог безнаказанно грабить, насиловать и даже убивать представителей простого народа. Против представителя правящего класса или его родственников, будь-то член властной группировки или оппозиции, никогда не применялись нормы закона, если его действия наносили ущерб представителю низших классов.
4.Ни при каких условиях не пропускать представителей низов внутрь правящего класса. Полностью остановить социальные лифты.


После наступления кризиса рекламно-политический пузырь лопнул. В сокращающейся экономике, в условиях спада, общественно-политическая конструкция, созданная на его основе, стала поэлементно рассыпаться.

УКРАИНСКАЯ ШИЗОФРЕНИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.

Поддержание на прежнем уровне динамики обогащения одновременно власти и оппозиции стало невозможным, а потому последовал отказ от соблюдения установленного ранее кодекса мирного существования.

Представители властной элиты лишили иммунитета часть своих членов фактически (оппозиционеров), и всех, включая себя и свою клиентелу, – теоретически.

Случилось это по итогам развития кризиса в 2010 году, после подведения итогов президентских выборов. Насилие в украинском обществе вырвалось на оперативный простор и нарастает экспоненциально, а наиболее жаркий огонь его пылает внутри правящего класса.

В результате наступили такие последствия:
1.Одна часть элиты (Региональный клан) экономически истребила другую (бютовский клан).
2.Оппозиция была формально вытолкнута за круг правящего класса.
3.Оппозиция лишилась источников генерации своих сверхдоходов внутри страны, а потому вынуждена была прибегнуть к тому, чтобы сделать заграницу главным и единственным источником своей силы, как и будущей легитимности после прихода к власти. Давление Запада на властную группировку можно в этом контексте рассматривать как избирательную рекламную манипуляцию со стороны украинской оппозиции. Такую себе пиар-технологию, вместо телероликов и биллбордов. Админресурс ЕС в противовес админресурсу внутреннему.
4.Началась массовая пролетаризация того самого кредитного условно-среднего класса.
5.Началось обвальное падение уровня жизни большинства простого народа.
6.Все это де-факто отменило пакт о межклассовом перемирии, и общество постепенно погружается в нарастающий перманентный классовый конфликт правящей элиты против всего народа.
7.Несиловой манипулятивный контроль общества со стороны правящего класса стал невозможен, а потому власть, после коротких колебаний, стала открыто практиковать применение классового насилия против народа (усиление уголовного, правоохранительного, судебного и фискального давления одновременно на всех, кто не входит в узкий круг правящего сообщества).
8.Стала практически невозможной несиловая ротация внутри элиты, а потому существование дорогостоящего института бесконечных выборов оказалось фактически бессмысленным.
9.Так как властный клан активно применяет насилие против своих оппонентов, то не соблюдается и главный постулат старого «кодекса чести» времен рекламно-политического пузыря, утверждавшего, что подсчет результатов голосования должен производиться относительно справедливо. Справедливо хотя бы в той мере, чтобы население страны в большинстве своем верило в это, а Запад мог сделать вид, что в Украине «постепенно углубляется демократия».
10.В связи с изначальной установкой правящего клана на брутальную фальсификацию, еще до начала избирательной кампании депутатов парламента в общественном сознании как внутри страны, так и на Западе, уже утвердилась убежденность, что выборы будут несправедливыми, а потому их результаты не заслуживают признания.
11.Но в связи с тем, что никакого другого способа, кроме выборов, чтобы легитимизировать свою власть в глазах собственного народа и мирового сообщества, украинская правящая группировка не имеет, она, так или иначе, избирательную кампанию вынуждена проводить, невзирая на всю ее бессмысленность.

Вот такою выглядит сегодня внутриполитическая ситуация в Украине, и на этом фоне набирает обороты предвыборная истерия, которая закончится тем, что результаты выборов никто так и не признает ни внутри страны, ни за ее пределами. Идет полномасштабный распад неолиберальной Системы, а шумные выборы его просто-напросто камуфлируют.

БИТВА В ПУТИ.

Но, прежде чем сделать некоторые прогнозы относительно будущего, нам потребуется в нескольких словах напомнить о том, какие события предваряли сегодняшнюю политическую ситуацию, какие возможности имелись у правящего класса для вхождения в фазовый переход, и какие из этих возможностей были отвергнуты.

В первую очередь, следует твердо заявить, что сегодня любая правящая группировка в Украине, будь-то представители власти, оппозиции, или даже выходцы из народных низов, вынуждена будет и далее все более активно применять насильственные методы для поддержания социальной стабильности, инфраструктурной и территориальной целостности. Просто цели и объекты этого насилия будут разниться между собой. В действиях донецкого клана два последних года присутствует своя логика, и это важно понимать. Регионалы, условно говоря, подмешали к традиционному правоохранительному насилию привычную для себя «перчинку» из криминальной этической доктрины (Понятия), что позволило им в общем-то успешно выполнить главную задачу – «поставить на гоп-стоп» своих конкурентов из оппозиционного клана.


Кроме того, применение этих методов вот уже два года позволяет Партии регионов успешно удерживать под контролем процесс экономического угасания Украины, не допуская катастрофических эксцессов. Вероятно, будь на их месте конкуренты из национально-демократического лагеря, страна уже бы погрузилась в полномасштабную анархию. Но «административные приемы», так любимые Партией регионов, не годятся для более-менее стабильного управления государством, экономикой и, тем более, для презентации страны в международных отношениях. Именно к точке, когда эффективность «доктрины гоп-стопа» полностью себя исчерпала, и подошла наша страна сегодня. Но другого инструментария в руках украинской власти на данный момент не имеется. Волей-неволей, следствием нарастающего экономического развала должно стать установление открытого авторитарного режима в классическом его виде, и ждать этого момента нам осталось недолго, по историческим, естественно, меркам. И это при том, что у регионалов еще год назад был в распоряжении куда более широкий набор вариантов, и они, теоретически, могли повернуть управленческий руль в спасительную для себя сторону.

Во-первых, можно было сбросить проходной барьер до нуля, чем резко расширить политическую базу власти, подпустив к депутатским мандатам представителей среднеобеспеченных слоев населения. В результате экономические реформы после выборов могли бы быть направлены в сторону отказа от безусловной поддержки оффшорной олигархии, а народное недовольство возможно было отвратить от Партии регионов.

Второй вариант – это полный отказ от пропорциональной системы, с переходом на систему мажоритарную. При всех прочих равных, это позволило бы Украине, во-первых, расфокусировать на 450 частей энергию ненависти масс, направленную сегодня одним лучом на правящий клан, а затем сжечь ее в политическом противостоянии в каждом из 450-ти избирательных округов. А, во-вторых, регионалы могли бы избавиться от диктата заказных экзит-полов и традиционных убийственных обвинений со стороны Запада в недемократичности выборов. Если бы дополнительно к этому ввели еще хоть какие-то финансовые ограничения на избирательные траты, то подобная реформа позволила бы открыть путь наверх многим десяткам, если не сотням, новых политиков из социальной середины, и даже из самой гущи народа. Подобная стратегия позволила бы очень сильно смягчить как социальный переход, так и накал социального противостояния.

Но регионалы, имея в руках полностью контролируемую политическую машину, пошли по провальному пути, выбрав из всех возможных вариантов самый деструктивный. Введение смешанной системы оставляет в руках Запада экзит-полы, которые камнем на шее висят у любой украинской власти, но, в то же время, открывают дорогу в депутаты через мажоритарные округа представителям враждебного класса, которые априори идут в парламент как «полпреды» постлиберального и «пострегионального» мира. И как бы выборы ни закончились, и Запад, и оппозиция, и новые политики из «мажоритарной реальности» вынуждены будут сокрушать, каждый по своей причине, криминально-коммерческую Систему, выпестованную регионалами.

Все, кто сегодня идут в депутаты и пройдут в парламент после осенних выборов, даже если эти выборы никто и не признает, попадут уже не в действующую «бютовско-регионскую» Систему, а станут теми, кто будет вынужден в социально-политических войнах закладывать фундамент Системы новой. Именно за право попировать на костях Партии регионов и получить трофеи от участия в грабеже ее наследия (политического и экономического) разгорается драка, хотя большинство действующих политиков и титульных экспертов этого пока еще не осознают. Не осознают потому, что в учебниках политологии про такие стратегии ничего не написано. Но суть момента в том, что Партия регионов в ближайшее время развалится, а ее верхушка расколется. Часть высокопоставленных регионалов переметнется в лагерь оппозиции, а часть бежит из страны или будет репрессирована. Это породит политическую неопределенность и нестабильность, сопровождаемую, к тому же, экономическими эксцессами, которые только будут углубляться в ближайшие годы. На этом фоне, кто бы ни пришел на место рухнувшей «бютовско-региональной элиты», потребуется формально установить в стране открытый авторитарный режим, без всякой оглядки на «демократические процедуры», для предотвращения анархии, экономического и территориального развала.

Можно предположить, что к тому времени нынешняя система, под ударами экономических катаклизмов и под давлением извне заинтересованных влиятельных геополитических сил, утратит остатки жизнеспособности, а никакой новой на ее месте еще создано не будет. И некому будет власть поднять из грязи, кроме тех, у кого в руках на тот момент будет хоть какой-то атрибут легитимности.

Ими смогут провозгласить себя те, у кого в кармане будет лежать хоть какой-то мандат. Эти-то люди и станут править в стране в переходное смутное время, пока не вызреют силы либо для установления либеральной террористической диктатуры, либо для установления неосоциалистических порядков. Здесь многое будет зависеть и от международной обстановки.

Сегодня же внутри страны все разумные политики, которые способны консолидировать какой-то осязаемый ресурс, предусмотрительно вышли из фантомных партийно-политических проектов, и интуитивно направили свои стопы в мажоритарные округа, ибо обладатели депутатских мандатов и будут стоять у истоков новой украинской реальности после ликвидации «бютовско-региональной системы». Борьба на выборах идет фактически за постлиберальную реальность и право присутствовать в новой постдемократической элите. А в нее гораздо удобнее сегодня просачиваться поодиночке, а не в составе дискредитированных коррупционных партийных мегаконгломераций, как-то Регионы или объединенная оппозиция.


Ну, и на самый конец, еще и еще раз хотим напомнить нашим читателям о том, что все тщательно выстраиваемые сегодня и властью, и оппозицией планы и сценарии, будут рушиться и давать сбои. Футуристический дискурс все больше и больше будет определяться Черными лебедями (по типу днепропетровских взрывов), которые станут налетать на Украину целыми стаями, и с разных сторон.

И чем дальше, тем чаще!