Соглашение об ассоциации Украины и ЕС не подписано, хотя некоторые журналисты в кулуарах Вильнюсского саммита «Восточного партнерства» ожидали, как они говорили, чуда. Не трудно предсказать катастрофизм, который заполнит страницы прессы и эфирное время, рассказы о еврообломе, который преследует евроинтеграцию.

Но пройдет пару часов, эмоции неизбежно уступят место рациональности. Ибо евроинтеграция для одних - мечта, для других экономические реалии. Цифры, изложенные языком сухой статистики.

Что будет дальше в украино-еэсовских отношениях?

По словам источников в официальной делегации Президента Украины руководство государства настроено продолжать переговоры. Их предмет – конкретика зоны свободной торговли. Возможен двусторонний формат переговоров Украина – ЕС или трехсторонний формат Украины, ЕС и России.

В украинских СМИ существует интерпретация известного решения Кабмина «предложить России и ЕС создать трехстороннюю комиссию по вопросам торгово-экономических отношений» чуть ли не как российской спецоперации, ибо об этом в последнее время говорил Владимир Путин. На самом же деле эта идея была впервые высказана Виктором Януковичем на саммите СНГ в Минске 25 октября 2013 года.

Чем выгодна для ЕС зона свободной торговли – в общих чертах понятно.


25 сентября 2013 года, выступая в Гарвардском клубе Нью-Йорка, Президент Украины Виктор Янукович назвал цифры, в которых она конкретизируется - увеличение европейского рынка почти на 7%.

Посол Украины Константин Елисеев говорил о цене вопроса для Украины. 9 января 2013 года он заявил: «создание углубленной зоны свободной торговли с ЕС повысит благосостояние Украины на 4,3% в среднесрочной перспективе и на 11,8% в долгосрочной».

По мнению моих источников информации, сейчас речь идет о перспективе ближайшей, краткосрочной. Украина получила этим летом «бесценный опыт» понимания возможных мер России в ответ на евроассоциацию, что не могло не сказаться на планах официального Киева.

Руководство нашей страны неоднократно заявляло, что Украина подпишет соглашение об ассоциации с ЕС, когда будет к этому экономически готова. Эта готовность – и возможные средства Евросоюза в стабилизационный фонд, о чем заявлял Президент Украины, и пересмотр отдельных положений готового Соглашения об ассоциации, а именно – договоренностей о зоне свободной торговли.

Стабилизационный фонд, независимо, как его в будущем официально назовут – средства, которые могут помочь выжить тем предприятиям, которые в результате возможных политических и экономических санкций северного соседа могут потерять рынки сбыта, станут увольнять рабочих и вообще оказаться на грани банкротства. Такой сценарий более чем реален, и руководство Украины желает сделать все возможное, чтобы ослабить возможное социальное напряжение.

Здесь в Вильнюсе неоднократно приходилось слышать от представителей европейской стороны, что Брюссель с подачи Берлина и Парижа не хочет даже рассматривать возможность выделения денег для украинского стабилизационного фонда. Наверное, так оно и есть.


Значит, предстоят переговоры.

Пересмотр соглашение о зоне свободной торговли, видимо, будет заключаться в новых условиях Киева по предоставлению отечественной продукции больших квот, чем те, которые предусмотрены нынешними договоренностями. И одновременно – введения заградительных пошлин на определенные группы европейских товаров. Руководство Украины рассчитывает на то, что полученные таким образом дополнительные средства тоже могут в определенных обстоятельствах стать спасением для предприятий.

Понимаю, что это самый сложный момент будущих переговоров. Ибо в ЕС привлекательность Украины, кроме понятных политических факторов, определялась емкостью украинского рынка для производителей Старого Света.

Предстоят очень сложные переговоры. Польша и Эстония, вступая в ЕС, буквально в ежедневном режиме «выгрызали» квоты для своих сельхозпроизводителей и рыбаков. Для маленькой Эстонии квоты на вылов рыбы вообще были вопросом выживания национальной экономики.

Надо понимать, что существует разный опыт вступления в зону свободной торговли ЕС. Польский опыт – сравнительно удачный, хотя и в этой стране очень пострадали судостроение и горно-добывающая промышленность. Но есть и негативный опыт Латвии, практически потерявшей крупные заводы, ставшей донором трудовых ресурсов для всей Европы и только начинающей приходить в себя в отношении экономики.

Внимательный читатель может мне возразить, что я пишу о событиях, когда и Польша, и Латвия становились полноценными членами ЕС. Да, это правда. Дело в том, что квоты, которые нужны Украине, Польша «выбила» под членство в ЕС, а наша страна станет их «выгрызать» под ассоциацию.


Впрочем, в Украине никто не будет возражать и против того, что ЕС наконец-то согласиться предоставить нашей стране перспективу формального членства.