В средствах массовой информации в последние недели появляются документы, свидетельствующие о незаконном вмешательстве бывшего президента Виктора Януковича и его подельников в дела УПЦ (МП), о жестком давлении на Митрополита Владимира с целью вынудить его уйти в отставку. Это и информационные справки СБУ, найденные в Межигорье, и документы, обнаруженные в кабинетах МВД и Генпрокуратуры. Все тайное, как известно, рано или поздно становится явным.

Главным звеном совместной операции преступного режима и спецслужб по отстранению от поста Блаженнейшего Митрополита Владимира и продвижению в предстоятели Украинской Православной Церкви Московского Патриархата нынешнего управляющего делами УПЦ (МП) Митрополита Антония (Поканича) стало так называемое «дело Бута». Детективная история с похищением двух монахинь широко освещалась в прессе. Но далеко не все журналисты понимали степень цинизма и глубину интриги, затеянной властями с целью поставить под контроль «Семьи» и ближайшего окружения Януковича Украинскую Православную Церковь.

Как известно, все началось с того, что 14 июня 2013 года с территории Киево-Печерской Лавры исчезли две монахини: настоятельница Свято-Покровского монастыря Каллисфения (Татьяна Шимайло) и ее помощница келейница Екатерина. Три дня о них не было никакой информации, мобильные телефоны женщин не отвечали. А 17 июня они сами вернулись в монастырь и с тех пор не дали ни одного комментария.
На следующий день после их счастливого возвращения, 18 июня 2013 года, в прессе появилось сообщение, что по подозрению в похищении монахинь милиция задержала Сергея Бута – брата экс-депутата Юрия Бута. Как выяснится позже, фактически Бут был задержан двумя сутками ранее и все это время находился в Печерском отделении милиции, где из него выдавливали показания на очень важного для заговорщиков человека – личного секретаря Митрополита Владимира архиепископа Александра (Драбинко).

Из обращения Сергея Бута к первому вице-премьеру Украины Виталию Яреме от 8 марта 2014 года.

«Уважаемый Виталий Григорьевич!

Обращаюсь к Вам, как к чиновнику, ответственному за правоохранительный и силовой блок правительства, а также как к профессионалу, имеющему значительный опыт работы в правоохранительных органах.

16 июня 2013 года, около 13 часов, мне на мобильный телефон поступил звонок. Звонившее лицо отрекомендовалось работником Печерского РУ ГУ МВД Украины и попросило приехать в райотдел. При этом мне не сообщили о причине вызова, а лишь сказали, что будет проведена беседа, которая не отнимет много времени. В книге учета посетителей есть запись о фактическом времени моего прибытия – 13.20.

Сразу после входа в Печерский РУ ГУ МВД я был фактически задержан и уже не мог выйти из помещения по собственному желанию. Работник милиции Печерского РУ ГУ Фугалевич и сотрудники следственного управления ГУ МВД Украины в Киеве Бартош, Могильный, Кравченко, а также зампрокурора Печерского района Кузьменко вместе с прокурором Печерского района Харченко требовали от меня сообщить обстоятельства исчезновения монахинь Свято-Покровского монастыря. Мои показания не удовлетворили присутствующих, на меня начали оказывать психологическое давление, грозили тюрьмой, обещали отобрать имущество, просили «сдать» Драбинко (т. е. дать показания о его якобы причастности к похищению монахинь). Я на такие предложения не соглашался. И утверждал, что невиновен...».


Надо отметить, что милиционеры и прокуроры откровенно прессовали Сергея Бута. Первые 24 часа он провел без адвоката в Печерском райотделе. Следующие несколько месяцев – в жутких условиях следственного изолятора. Его освободили под залог только после падения режима Януковича и бегства из страны бывшего Генпрокурора Виктора Пшонки. И вот что больше всего поражает: все 9 месяцев пребывания под стражей с Бутом не производили НИКАКИХ следственных действий. Возникает вопрос: зачем тогда он сидел? Как необходимый элемент игры? Как заложник? Чей?

Ответ на этот вопрос можно найти в обращении самого Сергея Бута к вице-премьеру Виталию Яреме. И в том фрагменте, который мы процитировали, и в дальнейшем тексте письма, занимающем несколько страниц, неоднократно упоминается, что от арестованного угрозами и даже пытками требовали одного: дать показания на архиепископа Александра (Драбинко), личного секретаря Блаженнейшего Митрополита Владимира.

Мнение о том, что «дело Бута» – это интрига против предстоятеля, почти сразу после случившегося высказали разбирающиеся в церковных делах аналитики. Так, известный религиовед Андрей Юраш еще 20 июня прошлого года (т. е. буквально «по горячим следам») заявил, что скандал вокруг "исчезновения" монахинь выгоден той группе УПЦ (МП), которая заинтересована в устранении Митрополита Владимира и его ближайшего окружения.

«Думаю, ситуация с монахинями выгодна той группе в УПЦ (МП), которая заинтересована в нейтрализации Митрополита Владимира и устранении с активной арены его ближайшего окружения – и в первую очередь Владыки Александра Драбинко», – сказал Юраш в комментарии «Тиждень.ua».

«Фактически владыка Александр пытался навести порядок и привлечь к ответственности этих монахинь, вопреки монашескому послушанию занимавшихся бизнесом, к тому же сомнительным. Но сейчас они почему-то фигурируют как потерпевшие», – заметил Юраш.

Как видим, подозрения в нечистой игре против Блаженнейшего появились сразу. Однако только сейчас, после смены власти и обнаружения части секретных документов, хранившихся в поместье экс-президента в Межигорье, стали складываться в единую картину пазлы нечистоплотной игры. Если присмотреться к деталям повнимательнее, становится очевидным стремление властей посредством ареста бизнесмена «подцепить» на крючок следствия человека, которого в прессе называли «правой рукой Блаженнейшего» – Драбинко.

Найденные в Межигорье записи свидетельствуют, что «для обеспечения режима изоляции» архиепископ Александр вывозился на разные конспиративные квартиры и объекты коммерческого назначения, и его проживание и питание оплачивал близкий к семье Януковича олигарх. На неоднократных встречах Владыке Александру, находившемуся фактически под домашним арестом, насильно навязывали схему, результатом которой должно было быть устранение с поста Митрополита Владимира и активное продвижение на это место Митрополита Антония. Причем визави, с которым встречался отец Александр и который давил на него, был не кто иной, как бежавший министр внутренних дел Виталий Захарченко.

Преследование властью Владыки Александра вынудило Блаженнейшего пойти на беспрецедентный в новейшей истории Церкви шаг – обратиться с официальными письмами к президенту Януковичу, министру внутренних дел Захарченко и Генпрокурору Пшонке. Нам удалось получить копии этих документов, найденных в кабинетах бывших деятелей режима. Блаженнейший пишет, что «в исключительно церковные дела начали вмешиваться светские люди, мотивируя свои действия приближенностью к власти, в том числе и к вам». «Особенно угрожающей ситуация стала после случая с «отсутствием монахинь Покровского монастыря», который, по глубокому убеждению священноначалия УПЦ, был хорошо спланированной провокацией», – отмечается в документе.

В обращении на имя Захарченко Блаженнейший подчеркивает, что Митрополит Александр уже более десяти лет является непосредственным куратором его лечебного процесса и «принудительное его отсутствие в нужный момент» несет смертельную угрозу для его здоровья.

Вообще, если вдуматься, ресурсы, которые были использованы для достижения неправедной (мягко говоря) цели, поражают: возбуждение заранее инспирированных уголовных дел; угрозы, давление и фактическое лишение свободы архиепископа, приближенного к предстоятелю; слежка и прослушивание телефонов непокорных митрополитов (Онуфрия, Агафангела, Лазаря, Иллариона, Симеона, Анатолия и др.), все распечатки разговоров которых ложились на стол куратору операции от СБУ, а также Генпрокурору Виктору Пшонке и шефу МВД Виталию Захарченко. Наконец, непосредственное вмешательство Захарченко в «процесс», его «собеседования» с архиепископом Александром (и не только с ним). Примечательно, что не разбирающиеся в церковных вопросах исполнители из Генпрокуратуры и МВД задавали вопросы свидетелям по бумажке, путали термины, спрашивая, к примеру, что произойдет на «Ксиноде».

Министр внутренних дел даже пытался убедить Блаженнейшего, что ограничение свободы Митрополита Александра продиктовано «заботой о его личной безопасности». На что Митрополит Киевский и Всея Руси Владимир ответил: «Верующему человеку нечего опасаться, ибо без воли Божьей с ним ничего не случится».


Следует отметить, что Янукович пытался интриговать не только в отношении УПЦ (МП). Он откровенно врал Патриарху Кириллу, пытаясь использовать его авторитет для взятия под контроль УПЦ. Виктор Янукович ставил СБУ и МВД задачу избрать Владыку Антония, отправив Блаженнейшего на покой, чтобы потом «нормальный и управляемый» Митрополит кинул Москву вместе с Патриархом, начав строить преданную лично Януковичу «единую поместную Церковь», которую планировалось превратить в департамент Администрации Президента. Но, скорее всего, Патриарх Кирилл, как человек молитвенный и очень эрудированный, к тому же имеющий огромный опыт человеческого общения и искоренения греха, почувствовал лукавство Януковича и Антония, слабость и управляемость последнего не Церковью, а светскими начальниками вместе с депутатами-коммерсантами. Поддержка Митрополита Онуфрия Патриархом очень важна сегодня и спасительна для Украинской Православной Церкви.

Примерно такую же интригу Янукович хотел реализовать и по отношению к Украинской православной церкви Киевского патриархата. После устранения Блаженнейшего планировалось присоединить УПЦ (КП) к «департаменту» АП во главе с Митрополитом Антонием. Какие оперативные мероприятия проводились в отношении Патриарха Филарета и его наместника Митрополита Епифания остается только догадываться, но с ними точно не церемонились. Грязную игру Януковича против УПЦ (КП) сломала мудрость Патриарха Филарета, который придумал должность наместника и назначил на нее Митрополита Переяслав-Хмельницкого и Белоцерковского Епифания (с двоими «разобраться» режиму было гораздо сложнее).

Давление на УПЦ (МП) не случайно началось летом: завершить операцию планировалось осенью 2013 года. В конце сентября сотрудники СБУ вели активную «разъяснительную работу», что президент желает отправить Блаженнейшего на покой и его «преемником» должен стать Митрополит Антоний. В то же время в церковных кругах стали говорить о том, что в сентябре 2013 года в Одессе во время визита Блаженнейшего в этот город и встречи с постоянными членами Священного Синода им было принято решение об отстранении Митрополита Антония с поста Управляющего делами УПЦ МП в связи с утратой к нему доверия предстоятеля (мы ищем этот документ и уверены, что в скором времени его опубликуем).

Однако указ так и не был реализован, потому что участники этой церковной драмы оставались заложниками власти, располагавшей хорошо известным репрессивным инструментарием для силового шантажа.

Так, в конце августа 2013 года на интернет-форумах, где общаются работники правоохранительных органов, появилось анонимное сообщение, что к Блаженнейшему Владимиру прибыли Виталий Захарченко и Виктор Пшонка. Они выдвинули ультиматум: «Или вы отрекаетесь, и мы отпускаем Драбинко, или вы продолжаете возглавлять церковь, но архиепископа мы сажаем на срок от восьми до тринадцати лет за причастность к похищению монахинь». По всей видимости, утечка информации произошла от сотрудников СБУ, прослушивавших Блаженнейшего. Исполняя волю Януковича, силовые структуры, как бы курьезно это ни выглядело, следили друг за другом. После ухода Захарченко и Пшонки Блаженнейший собрал своих келейников, близких и сказал: «У них другой Бог, смотрите и запоминайте». Он имел в виду не только руководителей МВД и ГПУ, но также и Виктора Януковича, Митрополита Антония. Не так давно информацию о том, что Захарченко и Пшонка шантажировали Блаженнейшего, использовала в своей публикации газета «Левый берег». По ее уточненным данным, своего секретаря Митрополит Владимир не «сдал».

Отправить шитое белыми нитками дело в суд у правоохранительных органов наглости тоже не хватило, и ситуация «зависла» почти на полгода. А потом началась еврореволюция на Майдане. И стражники, удерживавшие Владыку Александра, сами куда-то исчезли. Проект «ломания церкви» через колено и приватизации ее под президентские выборы 2015 года сам собой провалился. Но его действующие лица, в том числе Антоний и его кураторы, остались. Неужели он думает, что если он ходит бледной тенью за Местоблюстителем Митрополитом Онуфрием, то это поможет ему цепляться за призрачную власть и «выходить» возвращение «Семьи», чтобы отправить на покой и Блаженнейшего, и Митрополита Онуфрия?

Батюшки в Киеве задают вопрос: почему Митрополит Бориспольский не служит даже в первую неделю на своей вырванной, разделенной у Блаженнейшего кафедре в Борисполе, а ездит по ставропигиальным монастырям? Подсовывает указы о замене благочинных на Киевской кафедре, не имея на то никакого права. И еще один беcпрецендентный факт нескромности и властолюбия – Митрополит Антоний два года совмещает должность управляющего делами УПЦ (МП) с ректорством в Духовной академии, а с осени прошлого года еще и с епархиальным архиерейством в Бориспольской епархии. Нам эти церковные тонкости понять сложно. Да и не наше это дело, но что действительно впечатляет, так это последовательная, воистину параноидальная жажда власти Митрополита Антония, который не слазит с экрана телевизора с назидательными проповедями. Видимо, действительно самое большое наказание – лишение разума и возможности слышать разумные доводы. Ведь Антонию понятно, что никто из Епископата не забудет о «доблестных чекистах», приходящих с незамысловатыми предложениями. Да и большинство молодежи в Церкви рукоположены Блаженнейшим Митрополитом Владимиром, а именно его старость вместе с Януковичем и обидел взращенный Митрополит Антоний. Кстати, Янукович так и не понял, что старость обижать нельзя.

Мы связывались с непосредственными участниками событий. Высылали им список вопросов. В частности, спрашивали, что им известно об указе об отстранении Антония с поста Управделами УПЦ (МП), о встречах представителей УПЦ (МП) с представителями режима Януковича, в частности, с министром внутренних дел Захарченко? Обсуждался ли на этих встречах вопрос о смещении Блаженнейшего с последующим назначением на специально придуманную для такого случая должность «священного архимандрита Почаевского и Зименского монастыря»? Что известно о незаконной прослушке епископов УПЦ (МП), санкционированной представителями режима Януковича и с ведома иерархов УПЦ (МП)? Эти и другие вопросы были высланы в том числе и Митрополиту Антонию. Официальных ответов мы не получили, поскольку многие отказывались говорить на эту тему, чтобы не нанести вред Церкви. Но в беседах подтвердили, что эти вопросы необходимо обсуждать на Синоде. Таким образом, надежда восстановить справедливость остается. Врачи проявляют осторожный оптимизм и говорят, что Блаженнейший может поправиться. Он, вне всякого сомнения, выразит свое мнение в отношении Антония.

Некоторые знающие Митрополита Антония люди, в том числе и его земляки, рассказывают о серьезной набожности Владыки. Он не стрижет волос и бороды. Походит на аскета, старается подражать монастырским старцам. Часто цитирует Святых Отцов и преподобных. Редкое по нынешним временам благочестие. Но как же разительно отличается внутренний мир жаждущего церковной власти одного из семидесяти епископов УПЦ (МП) от внешнего красивого декора! Какой разительный контраст представляют вопиюще дорогие церковные одежды и головные уборы, Предметы епископского достоинства (кресты, панагии) по сравнению с истинными подвижниками веры и ненаносного благочестия! Если помнит цитаты Святых Отцов, то почему же этот духовный щит не защитил его от коррозии совести? Почему страшный грех властолюбия так захватил думы и чувства молодого митрополита? Неужели в этом духовном иммунитете оказалось так легко пробить брешь, в которую устремились и жажда власти, и жажда возвысится над другими? Не нам, конечно, судить о внутреннем мире Митрополита Антония. Не нам судить намерения его сердца, это удел Божий. Но еще здесь, на земле, в нашей временной жизни мы вправе спросить сами себя и друг у друга: куда слепой может завести слепого? Кому уготовано падение в пропасть от таких проводников?

Должен состояться церковный суд. И если есть состав преступления, то необходимо рассматривать действия преступной группы Пшонки, Захарченко и Януковича, где Антоний выступает в качестве подстрекателя. Когда верстался номер, то стало известно, что Генеральная прокуратура Украины начала расследование уголовного дела.

И вместо заключения: в середине января 2014 года, когда Блаженнейший приходил в себя, он говорил своим келейникам про Януковича: «он знает, за что это ему», имея в виду события на майдане.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале