Отечественные историки с ужасом констатируют, что у стремительно деградирующего государства есть все шансы вернуться в собственное прошлое. При этом аналогии проводятся с Киевской Русью периода ее окончательного упадка.

Как пишется в статье «Коломойщина, или Слово о полках Игоревых», Украина XXI века, стремительно теряющая не только промышленный и интеллектуальный потенциал, но и ценовую доступность главных энергоносителей для основной части населения, все быстрее и глубже погружается в самое дремучее Средневековье.

По мнению автора, вся недолгая биография нынешней Украины является наилучшим доказательством известной теории о том, что мировая история развивается по спирали и ничего качественно необычного в ее процессах не происходит. Главным же отличием украинской «спирали» от большинства прочих является то, что закручивается она в обратную сторону.

Путь в собственное прошлое, считает журналист, начался в 1991 году, когда на территории бывшей Украинской ССР (одного из главных обломков распавшейся Советской империи) началось создание феодального государства. Что было странно для постиндустриальной эпохи, но закономерно для этой новосозданной державы, учитывая ментальность ее местных элит и отсутствие у них опыта государственного строительства.

После неразберихи первой половины 90-х власть в Украине почти на десять лет получил Леонид Кучма – представитель т.н. «Днепропетровского клана» (традиционной кузницы руководящих кадров еще со времен СССР), победивший на досрочных выборах первого главу Украины Леонида Кравчука. Подобно своему древнерусскому аналогу Владимиру Мономаху, отмечает автор, президент Кучма постепенно взял под контроль все регионы, посадив там губернаторов (в древнерусском варианте - воевод). Взамен на безоговорочную лояльность им позволялось кормиться на вверенных им территориях, параллельно поддерживая необходимый порядок с помощью подконтрольных центральной власти дружин МВД, СБУ, а также судов, постепенно перешедших от юридического наследия Советского Союза к широкому использованию норм «Русской правды» Ярослава Мудрого, узаконившей возможность откупиться за содеянное.

Также главы областных госадминистраций должны были обеспечивать режим наибольшего благоприятствования олигархам, в обмен на рост своего благосостояния отвечавшим за то, чтобы работающие на них граждане пребывали в состоянии относительной сытости (во избежание бунтов и прочих брожений). Кроме того, от губернаторов требовалось организовывать местным и присланным из Киева «боярам» (политикам, бизнесменам, отставным чиновникам и т.п.) достойное участие на выборах в Верховную Раду (Вече) – высший законодательный орган страны, где у стольного князя-президента имелся «контрольный пакет» мандатов.

Олигархам же, за свалившиеся на них милости в виде практически бесплатно полученной в единоличное владение бывшей общенародной собственности, полагалось делиться сверхдоходами с президентом и людьми из его ближайшего окружения. А одного из них, Виктора Пинчука, Кучма даже приблизил к себе, выдав за него свою единственную дочь и наследницу Елену.

Тем же, кто, подобно уроженцу все того же Днепропетровска, премьер-министру Павлу Лазаренко, пытался конкурировать с главой государства за обладание троном, приходилось спасаться бегством за границу, теряя и прежнее влияние, и нажитые капиталы.

За десятилетку своего правления Кучма сумел построить довольно крепкое феодальное государство, пишется в статье. Чему немало способствовали его управленческие и организаторские способности, приобретенные еще в парткоме «Южмаша», а также проворность бизнес-знати Юго-Востока, успешно воспользовавшейся экономической конъюнктурой начала 2000-х. И хотя даже до показателей УССР за 1990 год ее «наследница» так и не дотянулась, начавшийся экономический рост позволил не только закрепиться новоиспеченным богачам в списках Forbes, но и создать в социуме прослойку т.н. среднего класса – необходимого признака цивилизации по западному образцу.

Однако, именно все вышеизложенные признаки благоденствия, в конечном итоге, стали первопричиной начала гибели государства Украина в его феодально-олигархическом формате, убежден журналист. Поскольку, как ни парадоксально, чаще всего массы бунтуют именно в тот момент, когда потребности основной части населения начинают расти быстрее, чем власть успевает их удовлетворять. И, соответственно, складывается та самая революционная ситуация, описанная еще Лениным, когда низы не хотят, а верхи не могут. Усугубленная при этом тем, что и значительная часть «верхов» начинает желать, ко всему прочему, как можно большей самостоятельности от центра.

Но если раздробленность Киевской Руси начала прогрессировать только после смерти князя Мстислава (сына Мономаха), то ныне здравствующий Леонид Кучма смог самолично наблюдать крушение столь старательно возводившейся им конструкции государственного устройства.

Первая трещина пошла во время правления Виктора Ющенко. Собственно, само далеко не бесспорное его восшествие на престол (Майдан №1) дало старт процессу разрушения единого государства, обнажив все противоречия между различными частями когда-то «склеенной» волевым решением большевиков Украинской советской социалистической республики. Дальнейшие события лишь усугубили разлом, поделивший страну практически пополам. Немало содействовал тому сам президент - то с маниакальным упорством педалировавший темы, неприемлемые для одной части Украины (Соборную церковь, Голодомор, УПА и пр.), то вступавший в открытый конфликт с представителями элиты этой самой части (парламентский кризис 2007 года).

Кстати, именно во время событий 2007–го Ющенко, желая заручиться поддержкой на местах, начал давать невиданную до того волю не только региональным «боярам», но и назначенным им воеводам-губернаторам. К примеру, клан Виктора Балоги (главы президентского Секретариата) получил в вотчину целое Закарпатье. Губернатор Николаевщины Алексей Гаркуша смог добиться назначения на должность руководителя Березанского района (на территории которого расположен курорт Коблево и самые лакомые сельхозугодия) своего зятя-бизнесмена. А кировоградский нардеп-феодал Виктор Лозинский начал даже охотиться на местных жителей, рискнувших нарушить границы его земельных угодий.

Впрочем, покупка лояльности местных элит, все меньше ориентировавшихся на Киев, не помогла Ющенко на президентских выборах 2010 года. Что позже смог оценить и сменивший его Виктор Янукович, попытавшийся вернуть практически царские полномочия Кучмы (и даже преумноживший их). Первый же серьезный политический кризис показал всю слабость центральной власти, не способной удержать регионы от принятия самостийных решений – будь то захваты админзданий и воинских частей на Западной Украине, уход Крыма в Россию или востребовавший особых прав Донбасс.

Очередные киевские правители, впервые в новейшей истории Украины захватившие власть с помощью вооруженного переворота (Майдан №2), пытаясь остановить эти процессы, лишь усугубили их.

Идея назначить олигархов Сергея Таруту и Игоря Коломойского губернаторами Донецкой и Днепропетровской областей, дабы они своим авторитетом и финансами погасили разгорающийся там сепаратизм, теоретически была не лишена смысла. Беда лишь в том, что практический результат оказался диаметрально противоположен ожиданиям.

Если чересчур интеллигентный Тарута так и не смог взять ситуацию под контроль, то Коломойский и его приближенные решили подмять под себя не только родную Днепропетровщину, но и другие, наиболее привлекательные в экономическом смысле регионы Украины. Собранные под их знаменами боевики принялись выжигать сепаратистскую крамолу и у себя дома, и в соседних областях, и даже в Одессе. В последнем случае – в самом прямом смысле слова.

Попутно добровольческие батальоны владельца «Привата», как всегда это бывает в междоусобных войнах, занялись откровенным мародерством, грабя и убивая мирных жителей. Заодно они с успехом разоряли хозяйских конкурентов (Ахметова и Фирташа с Левочкиным), отнимая или уничтожая принадлежащие им предприятия. Что, в свою очередь, вынудило недругов Коломойского защищаться либо с помощью срочно создаваемых личных дружин вроде батальонов народного депутата Олега Ляшко, либо тайно поддерживая сепаратистов, сдерживавших безмерные аппетиты днепропетровцев.

Как свидетельствует многовековой опыт человечества, любая междоусобица неминуемо сопровождается разрушением главной материальной базы государства – экономики. Предприятия, обеспечивающие основу ВВП страны, останавливаются, а десятки тысяч людей остаются без работы, пополняя ряды беженцев или участников вооруженных формирований. Как следствие, курс национальной валюты обваливается, покупательская способность населения падает, и перспектива возвращения к натуральному хозяйству становится пугающе реальной.

Таким образом, сегодня в Украине наблюдаются все классические признаки феодальной раздробленности, при которой «удельные князья», в отличие от номинальной центральной власти, являются подлинными хозяевами своих земель, констатирует автор. Главный среди них - Игорь Коломойский - уже не только добивается назначения председателем Одесской ОГА своего «воеводы» Игоря Палицы, но и берет под полный контроль снабжение воюющей на Донбассе армии. И даже начинает всерьез задумываться о походе на Киев с целью свержения неугодного ему Петра Порошенко.

Для достижения намеченных целей у него уже есть личные дружины (батальоны «Днепр», «Айдар», «Донбасс» и пр.), а также поддержка значительной части населения (во многом обеспеченная медиа-ресурсами олигарха). Кроме того, после досрочных выборов у Коломойского, по всей вероятности, появится еще и внушительная фракция в Верховной Раде – многие представители элиты все откровеннее поглядывают в сторону набирающего силу хозяина «Днепропетровского каганата». Что, при необходимости, позволит ему легитимизировать захват власти в столице – после февральских событий необходимый опыт у парламентариев уже имеется. Кстати, у киевлян, если верить древним летописям, тоже есть опыт выплаты дани хазарам, наследником традиций которых уже в открытую начинает позиционировать себя Коломойский.

Слабость украинского государства не осталась незамеченной соседями. И пока некоторые политики Польши, Румынии и Венгрии лишь рассуждают о том, как было бы неплохо вернуть утраченные по итогам II Мировой войны земли Западной и Южной Украины, президент России Владимир Путин активно действует. Весной его «зеленые человечки» объявились в Крыму (результат их «экскурсии» известен), сегодня десантники Вооруженных Сил РФ «ошибочно» переходят украино-российскую границу в зоне АТО, а отряды боевиков беспрерывно пополняются через нее личным составом и вооружением.

Необъявленная война на Донбассе, поддерживаемая извне и усилиями местных кланов, наживающих на ней финансовый и политический капитал, окончательно добивает державу. И если президент Порошенко в ближайшее время не поставит на место окончательно зарвавшегося днепропетровского «феодала», который, как настоящий делец, всегда готов при удобном случае продать нажитые бизнес-активы кредитоспособному покупателю, государственный проект «Украина» в его нынешнем виде прекратит свое существование очень скоро.

Ну а его гражданам, как и их далеким предкам, останется только взывать к милости новых варягов. «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами», - с горечью цитирует в конце своей статьи автор «Повесть временных лет».