Последний год Украина имеет дело не с экономикой, а с АТОномикой – экономикой войны. Этот режим требует чрезвычайных мер и действий, чтобы удержать ситуацию под контролем, и в первую очередь – в финансовом секторе.

Программы партий – победителей парламентских выборов и коалиционное соглашение, по которому они планируют работать дальше, не дают четкого ответа на вопрос, что в первую очередь намерены предпринять власти, чтобы остановить падение макропоказателей. Forbes приводит мнения экспертов на этот счет.

Виталий Шапран, главный финансовый аналитик РА «Эксперт-Рейтинг»

Факторы риска, которые ощутит на себе население в будущем году, это банковский кризис, инфляция и тенденция к безработице.

Загрузка...

К сожалению, в банковском секторе похвастаться нечем. Продолжаются дефолты крупных банков, население все меньше доверяет финучреждениям, и мы не видим шагов монетарной власти по исправлению ситуации.

Остается надеяться, что в 2015 году эту тенденцию удастся преломить. В стране нет классического фондового рынка, который будет способствовать экономическому росту, и банковские ресурсы – практически единственный инструмент, позволяющий финансировать отечественных производителей.

Что касается инфляционных процессов, то в начале 2014 года прогнозы были в районе 17%. Конечно, после девальвации практически на 100% воспринимать эти прогнозы всерьез нельзя. НБУ уже объявил о пересмотре показателя до 25%, что тоже является очень оптимистичным прогнозом. Если по итогам года инфляция составит 25-30%, я буду считать это  условной победой монетарных властей.

В части занятости, к сожалению, официальная статистика, публикуемая Госстатом, не отражает реальности. Мы получаем информацию о снижении деловой активности у крупных региональных компаний; учащаются случаи, когда сотрудники таких предприятий уходят в неоплачиваемые отпуска. До массовых увольнений дело еще не дошло, но ситуация с занятостью остается напряженной.

Государство очень активно занимает сейчас деньги на рынке ОВГЗ и фактически забирает всю ликвидность с рынка. За последние три месяца все новости по корпоративным облигациям сводятся к тому, что идет аннулирование эмиссий. Те, кто планировал размещать, отказываются от этих планов, хотя еще несколько лет назад компании реального сектора осуществляли займы на модернизацию производства или пополнение оборотных средств.

Сейчас эти процессы заморожены. По сравнению с кризисом 2009 года, в 2014 году структура украинской экономики изменилась. Больший удельный вес занимает агробизнес. Высокий урожай и активный экспорт будут оказывать позитивное влияние на объемы ВВП.

Александр Шаров, заведующий сектором исследований  глобальной экономики Национального института стратегических исследований  

Правильный ответ на вопрос, выйдет ли экономика Украины через год из кризисного состояния, можно только угадать, но не спрогнозировать его. Слишком много неизвестных факторов.

Самые большие риски в финансовом секторе, который является лакмусовой бумажкой и отражает проблемы всей экономики. Нужно проводить серьезную финансовую политику – как внутреннюю, так и внешнюю.

С точки зрения возможности повышения наших рейтингов и возможности привлечения средств на внешних рынках нужно проводить реформы, на которых настаивает МВФ. Но «послушать» – это не значит «послушаться». Нужно иметь свою экономическую программу, и сейчас, когда мы загнаны в угол, надо жестко торговаться. 

Второе – нужно развить практику займов под гарантии правительства США. Мы уже привлекли по такой схеме около $1 млрд. Поскольку причины нашего экономического кризиса в значительной степени политические, то и решение их нужно искать в политической плоскости. Третий элемент – план Маршалла для Украины.

В части работы НБУ я могу только констатировать, что у нас нет центрального банкира, и соответственно, нет  монетарной политики и политики регулирования банковского сектора. Есть определенные метания, попытки решать вопросы в том стиле, как их решала предыдущая власть – спасать банки за счет мелких вкладчиков или за счет бюджета.

Объективно валютный курс должен был остановиться на уровне 10 грн/$. 12  гривен – это критический уровень с учетом субъективных факторов, в том числе военных действий. Все, что ниже, это просто результат непрофессиональности НБУ, который вовремя не принял необходимые меры, например, те, которые пытается принять сейчас с большим опозданием.

Мы должны понимать, что сейчас мы имеем дело не с экономикой, а с АТОномикой – экономикой войны. Она требует чрезвычайных мер и действий. Но даже в пределах действующего законодательства можно было принять меры, которые бы минимизировали негативные факторы – ограничили отток депозитов и спекулятивные колебания.

Когда олигархи выводят капиталы из страны, а граждане забирают накопления из банков – это нормальная адекватная реакция. Каждый спасает то, что имеет. Можно сколько угодно называть это спекуляциями, но в условиях нестабильности рынок именно так реагирует.  Вы этого не знали? Тогда вернитесь к учебникам и идите работать старшим экономистом.

Юрий Кочевенко, политолог

Ответ на вопрос, политика или экономика имеет большее значение для нынешней власти, дает ранжирование и перечень пунктов коалиционного соглашения. Сначала идет блок вопросов по национальной безопасности, затем судебная реформа, и только на восьмом месте мы видим экономику.

Нужно признать, что задачу выведения вопросов экономики с повестки дня и исключения их из общественного обсуждения власть выполняет достаточно успешно. Сейчас действует такая установка: говорить о внешней угрозе, и как можно меньше – о макропоказателях, чтобы еще больше не нагнетать.

Показательным тестом на готовность к реформам будет решение вопроса децентрализации власти. Это позволит перенести часть полномочий из центра на места, снять политическое напряжение, и в итоге даст сигнал крупному бизнесу, что ситуация начинает стабилизироваться. Это будет основанием начать возвращать деньги в страну или хотя бы перестать выводить.

Вячеслав  Бутко, вице-президент Центра исследований корпоративных отношений

Главная проблема украинского общества и украинского государства – систематическое отсутствие элит на протяжении последних лет 300. С моей точки зрения, наши олигархи – это скорее контр-элиты.

Разве властьимущие – что нынешние, что предыдущие – имели полноценные экономические парадигмы? У большинства парадигма состояла в личном обогащении и продлении нахождения во власти. В дальнейшем, я думаю, к власти продолжат приходить те же контр-элиты.

Поэтому налоговая, земельная реформы, отмена декрета о валютном регулировании и т.д. мало что поменяют в нашей стране. Я думаю, шансы на нормальную жизнь есть только у тех граждан, кто имеет возможность устраниться от влияния государства на них.

Олег Устенко, исполнительный директор международного фонда Блейзера

В ближайшее время на экономику внутри страны будет влиять ситуация, которая сложилась вокруг нее. Наши евробонды с погашением в следующем году на $0,5 млрд торгуются сейчас в Лондоне с существенным дисконтом. За каждый доллар  нашего долга инвесторы согласны платить 85 центов. Евробонды на $2,6 млрд с погашением в 2017 году торгуются с дисконтом до 81 цента за каждый доллар.

Кредитно-дефолтные свопы находятся на отметке 1700 базовых пунктов. То есть на каждый миллион, который инвестор вкладывает в экономику Украины, он готов заплатить 170 000, чтобы застраховать и гарантированно вернуть эти деньги.

Есть косвенные сигналы с внешнего рынка, которые говорят, что все будет развиваться не так уж плохо. В частности, оптимизм внушает то, что фонд Templton держит наших долгов на $4,1 млрд из $17,5  млрд, которые были выпущены и торгуются на различных площадках.

Виктор Суслов, экс-министр экономики

Я считаю, что в конце 2014 года и в 2015 году экономическая ситуация в стране будет ухудшаться, пока не примет форму сильнейшего социально-экономического кризиса. Произойдет это, прежде всего, под влиянием политических факторов.

Главным таким фактором является новоизбранный популистский парламент, популистский состав Кабмина, который этот парламент может назначить, и популистская политика, которая будет продолжаться. Ведь, несмотря на все обязательства перед МВФ – решение проблемы дефицита НАК «Нафтогаз Украины», повышение тарифов – правительство этих обязательств не выполняло, не выполняет и до предела выполнять не будет.

Украина вступила в период долговременного падения валового продукта и раскрутки инфляции. В октябре промпроизводство упало на 16,3% м/м 2013 года; машиностроение упало на 26,1%; на  21,1% снизились объемы металлургического производства.

Снизились даже объемы розничного товарооборота, не падавшие и в кризис – сейчас они сократились на 6,8%. Капитальные инвестиции упали на 23%. Из позитива можно выделить рост производства сельхозпродукции, но этот фактор не может перекрыть негативный эффект остальных.

Опасность гиперинфляции является абсолютно реальной. И она будет сопровождаться еще большими темпами падения ВВП. Долговая нагрузка Украины достигла критического уровня, и перекрыть ее будет нечем.

Одна из причин того, что международные организации будут давать мало денег – то, что уровень коррупции в Украине не снижается. Запад убедился, что нерационально давать деньги стране, которая сохранила старые схемы и старые площадки.

Несмотря на ироничное отношение общества к коалиционному соглашению, я верю, что оно будет подписано, им будут размахивать, и его будут выполнять. Сам текст вызывает глубокое  разочарование, чтобы не сказать резче. В нем нет главного – объективного анализа текущей ситуации, что должно было бы стать основной частью соглашения, ведь без постановки диагноза лекарства не будут эффективными.

Но в результате мы имеем пространный перечень случайных мер – собирали по разным ведомствам, кто что вспомнил, методом скирдования. Поэтому вы читаете огромный объем бессодержательных пунктов.

Много внимания уделяется третьеразрядным вопросам, и нет ни слова о принципиальных. Тот же вопрос СНГ – мы собираемся оставаться членом Содружества или выходим из него? Участвуем ли в зоне свободной торговли? Для Украины восточного направления не существует, а ведь это все еще 31% украинского экспорта, и власть никак не определяет свою позицию по этому вопросу.

Впереди однозначно тяжелые времена. Кризис сметет эту популистскую власть, и тогда у нас два варианта – либо установление военно-полицейской диктатуры, что почти неизбежный и отнюдь не худший сценарий, либо продолжение распада страны.

Разгул воинствующего популизма и демагогии как раз делает вероятным установление жесткой власти. Поэтому так важно, кто сейчас возглавит МВД и кто через некоторое время скажет нашему парламенту, что «караул устал».