Эпидемия вируса Эбола, подъем Исламского государства и агрессивная политика Владимира Путина стали самыми важными событиями 2014 года, однако в 2015 году все они могут утратить свое значение. В настоящий момент нам, разумеется, довольно сложно представить себе такое, однако практика показывает, что большинство значимых событий предсказать чертовски сложно.

Мы привыкли думать, что завтрашние условия будут во многом повторять те условия, в которых мы живем сейчас. Синоптики называют это «законом постоянства». Разумеется, он не всегда дает исключительно точные результаты: времена года и географическое положение — не говоря уже об изменениях климата — имеют огромное значение. И в сфере международных отношений этот закон тоже нередко дает сбой.

Разве в конце 2013 года мог кто-либо предположить, что Исламское государство внезапно превратится в мощную военную силу, способную вторгнуться в Ирак? Или что Владимир Путин захватит Крым и дестабилизирует Украину, спровоцировав Запад на введение экономических санкций против России?

Кто мог подумать, что вспышка лихорадки Эбола на западе Африки вызовет панику по всему миру или что цены на нефть начнут стремительно падать? Никто. Ни правительства, ни их вооруженные силы, ни их разведка. Ни даже международные организации, такие как Всемирный банк или МВФ, и крупнейшие частные банки и многонациональные компании. Ни ученые, ни редакторы, ни футурологи. Никто.

В наступающем году вирус Эбола продолжит уносить жизни людей, поскольку, хотя некоторым государствам удалось сдержать его распространение, вспышки этой лихорадки начались в других странах. Мы уже наблюдаем эту динамику: в то время как в Либерии число новых случаев заболевания снизилось, в Сьерра-Лионе оно выросло.

Но, к счастью, самые мрачные прогнозы не сбылись. Всего пару месяцев назад Всемирная организация здравоохранения предупреждала, что к началу декабря число новых случаев заболевания могло достичь 10 тысяч в неделю, а Центры по профилактике и контролю заболеваемости прогнозировали, что в случае развития ситуации по наихудшему сценарию к началу января 2015 года будет зафиксировано 1,4 миллиона случаев заболевания, и число умерших от него составит сотни тысяч человек.

В реальности число смертельных случаев составляет менее 7 тысяч, а общее число заболевших — примерно 16 тысяч человек. В октябре Всемирный банк предсказывал, что к концу 2015 года лихорадка Эбола может обойтись африканским странам к югу от Сахары в 32 миллиарда долларов, однако согласно недавно опубликованному анализу эта цифра составит 3–4 миллиарда долларов.

Мощь Исламского государства также идет на спад. Его военные операции продолжатся и даже временами будут успешными на территориях, которые ему удалось захватить в Сирии и Ираке, а боевики и террористические ячейки, направляемые и вдохновляемые Исламским государством, продолжат свою деятельность в других государствах.

Но руководство, финансирование, мобильность и запасы оружия Исламского государства уже постепенно сокращаются. По данным Центра противодействия терроризму в Вест-Пойнте, большая часть первоначальных достижений Исламского государства объясняется неподготовленностью его врагов.

Однако теперь этой группировке предстоит столкнуться с сопротивлением со стороны доселе немыслимого альянса более 60 государств Европы, Ближнего Востока и Азии. Хотя большинство из них не принимает непосредственного участия в боевых действиях, они сумели создать сеть ограничений и сдерживающих факторов, которые мешают Исламскому государству сохранять военную мощь.

С момента начала международной кампании, направленной против Исламского государства, этой группировке не удалось достичь никаких значимых результатов.

«Исламское государство может наращивать свое влияние только в тех областях, где оно сумеет вступить в сговор с местным населением, и это само по себе ограничивает масштаб экспансии группировки районами, где проживает лишенное всех прав суннитское население», — сказала моя коллега Лина Хатиб в беседе с репортерами New York Times.

В 2015 году слабые стороны Владимира Путина окажут больше дестабилизирующего влияния, чем сильные. Подобно Исламскому государству, Путину удалось спровоцировать формирование ранее немыслимых альянсов среди западных государств, которые стремятся пресечь его геополитические преступления.

Решения российского президента привели к изоляции его страны, что нанесло сокрушительный удар по ее и без того слабой экономике, на которую давят стремительное падение цен на нефть, массовый отток капитала и жесткие экономические санкции. Конечно, существует определенная опасность того, что Путин может затеять конфликт на территории другого государства, чтобы отвлечь всех от внутренних проблем России.

Именно с такими заголовками мы вступаем в 2015 год. Но всегда полезно помнить — в преддверии лавины прогнозов, которая всегда обрушивается на нас в конце года, что, в конечном счете, мы ничего не знаем о том, какие именно события окажутся наиболее значимыми в следующем году.

Все, что нам остается, это искать подсказки в попытках предсказать будущие события — будь то кибератаки, климатические катастрофы, нестабильность в странах-экспортерах нефти, борющихся с последствиями падения цен на нефть, или нечто совершенно иное.

В конце концов, к концу 2013 года семена наиболее значимых событий 2014 года уже были брошены в землю: Исламское государство Ирака и Сирии уже воевало с Фронтом ан-Нусра за сирийские территории, в Новой Гвинее уже были зафиксированы случаи лихорадки Эбола, а в Киеве уже шли массовые демонстрации против украинского правительства.

Все мы поступим гораздо мудрее, если обратим внимание на правило непостоянства, которое действует в геополитической сфере, и примем тот факт, что в 2015 году, как и в 2014 и во все предыдущие годы, события, которые подрывали стабильность в мире, зачастую застигали всех врасплох.

Оригинал публикации: ISIS, Ebola, and Putin: Old News?

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале