В Украине стартовал бюджетный процесс. Проект основного финансового документа «в первом приближении» в конце прошлой недели получили  депутатские группы и фракции, а вчера его рассматривали на закрытом заседании Кабмина. Проект госбюджета, который  есть в распоряжении Forbes, предполагает доходы на уровне 432,35 млрд гривен (в том числе, доходы общего фонда – 411,92 млрд гривен, специального – 20,42 млрд гривен), расходы – 485,31 млрд гривен (в том числе расходы общего фонда – 463,89 млрд гривен,  специального – 21,42 млрд гривен). Бюджетный дефицит заложен на уровне 65,097 млрд гривен.

Де-юре проект Государственного бюджета – внутриукраинское дело и не согласовывается с МВФ. Но де-факто рекомендации Фонда  оказали принципиальное влияние на подготовку этого документа. «Документ написан снизу вверх. Сначала взяли цифру бюджетного дефицита, согласованную с МВФ, – 65 млрд грн. А потом вокруг нее составили весь бюджет», – поясняет логику процесса  Виталий Хомутынник, глава депутатской группы «Экономическое развитие».

При этом на сегодня среди депутатов, даже принадлежащих к коалиции, нет единодушного одобрения этого проекта. «Еще нет единой позиции и понимания», – сказал Forbes глава комитета парламента по вопросам  бюджета Андрей Павелко, выразив надежду, что уже сегодня она может быть выработана.

Что мешает депутатам согласовать документ и что отличает его от аналогичных проектов прошлых лет?

Неизвестный курс

Заложенную цифру дефицита госбюджета  эксперты характеризуют как оптимистичную. «Если будет такой дефицит – это будет замечательно. Не скажу, что легко будет выполнить это, – считает Эрик Найман, управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times. – Пока сомнительным выглядит выполнение доходной части».

По его словам, многое будет зависеть от инфляции, которая увеличивает «на бумаге» доходы бюджета.

«При инфляции в 20% можно будет выполнить заложенную доходную часть. Если инфляция будет в районе 12% – крайне тяжело, если 15%-18% – я бы оценил вероятность выполнения как 50/50».  При этом даже дефицит на уровне 90 млрд гривен, на который госбюджет выходит при показателе инфляции в  12-15%, он считает «неплохим результатом».

15 декабря курс гривны на межбанковском валютном рынке снизился на 9 копеек – до 16,00 гривен/$. С начала 2014 года курс гривны на межбанке снизился на 93,4% – с 8,2730 гривен/$. Однако относительно курса в будущем году проект госбюджета никаких ориентиров не дает. 

«Бюджет подготовлен таким образом, что ни курс доллара, ни стоимость газа на него не повлияют, – говорит Виталий Хомутынник. – Правительство имеет право корректировать соответствующие показатели в ручном режиме и, при необходимости, увеличивать предельную сумму заимствований, как для рефинансирвоания старых долгов, так и для покрытия дефицита НАК «Нафтогаз Украины».

Эрик Найман соглашается, что в текущих условиях валютного рынка  и негативной внешней среды  фиксация валютного курса – заведомо провальная задача.

«Правильнее  фиксировать тот курс, который был на начало года, возможно, с учетом разницы прогнозируемой инфляции в США и в Украине, – говорит он. – Сейчас по курсу я предпочитаю сам прогнозы не давать, ну и в бюджет по нему достаточно сложно что-то закладывать».

Теоретически, государственная смета может существовать и без закрепленного в ней курса доллара. Практически же отсутствие такого ориентира ставит под вопрос планирование работы НАК «Нафтогаз Украины».

«С одной стороны, курс гривны низкий, но с другой, цены на нефть падают, а это должно привести к снижению цен на газ. Теоретически можно не смотреть на курс. Экономия на газе может сыграть нам немного в плюс», – говорит Найман, выражая уверенность, что какой-то курсовой ориентир все же будет заложен.

«Оптимистичный вариант – будут закладывать 16 гривен. Пессимистично я бы закладывал 25. Слишком много факторов влияния. К сожалению, психология сегодня вышла на первый план», – поясняет эксперт.

Олег Устенко, исполнительный директор фонда Блейзера, отмечает, что проект не дает ответа на вопрос, каким же будет дефицит государственных финансов в Украине в 2015 году.

«Украина, по сути, живет с тремя большими бюджетами, каждый из которых по отдельности является дефицитным. Речь идет непосредственно о государственном бюджете, о дефиците НАК «Нафтогаз» и о бюджете Пенсионного фонда», – говорит он.

Ожидание – в том числе и международных кредиторов – состоит в том, что Украина должна понизить дефицит государственных финансов с текущей отметки в 12% ВВП и достичь показателя минимум  в 6-7% ВВП.

«Это означает кардинально изменить подход к НАК «Нафтогазу», который является самой большой дырой в системе госфинансов. Но что там [в НАКе] происходит, не понятно из документа, которые сейчас тиражируется», – подчеркивает Устенко.

«Вопрос в том, учитывает ли госбюджет «Нафтогаз», ведь НАК – наша основная дыра размером более 100 млрд. [В бюджете] обычно очень хитрые цифры рисовали», – дополняет Найман.

Урезанная децентрализация

Процесс децентрализации, анонсированный еще накануне президентских выборов в мае, а затем – ввиду  зримого прогресса в этом вопросе – и накануне парламентских, нашел отражение и в проекте госбюджета. Правда, децентрализацией как таковой предложенный вариант назвать можно только условно.

Проектом предлагается передать для финансирования на места около тысячи учреждений, в частности – техникумы, ведомственные больницы, спортивные товарищества. Например, если в 2014 году условный колледж N финансировался из госбюджета, то в следующем году он будет передан на баланс города или района, в котором находится.

Также на места будет передано финансирование значительной части социальных выплат и льгот, в частности, по ЖКХ и транспорту. «Если у города есть деньги, то местное транспортное предприятие получит субсидии для бесплатной перевозки пенсионеров, если нет, то пенсионеры вынуждены будут платить», – поясняет Виталий Хомутынник.

По его словам, такая «децентрализация» больше похожа на перекладывание правительством своих обязанностей на местные органы власти. «При этом механизмов, каким образом в местных бюджетах появятся на это деньги, Кабинет министров пока не предложил», – констатирует он.

Олег Устенко также подчеркивает, что вместе с полномочиями (пока иллюзорными) и обязанностями (наоборот, весьма широкими)  Киеву нужно передать на места и финансовые потоки.

«В противном случае возникнут риски, какие были в Мексике, когда передали вопросы, связанные с образованием, на уровень штатов, а потом оказалось, что деньги туда передать забыли, – говорит эксперт.  – Это привело к массовым демонстрациям и забастовкам».

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале