Принципиальные различия в составе участников протестного движения и преследуемых ими целях трансформируют изначально здравое начинание в столь милую украинскому сердцу махновщину. Во вторник, 23 декабря, состоится очередной митинг у стен Верховной Рады участников так называемого Финансового майдана. И все идет к тому, что им вновь воспользуются политики и олигархи для сведения счетов с оппонентами, а люди так и останутся у разбитого корыта.

Нынешняя горячая для первых лиц Нацбанка неделя завершилась удивительно мирно - согласованием проекта Меморандума о реструктуризации потребительских кредитов в иностранной валюте представителями «Финансового майдана» (ранее именовавшегося «Кредитным майданом»), а также руководителями банков и НБУ(фотографию документа раньше всех выложила в Сеть сопредседатель Общественного совета НБУ Ярослава Авраменко).

Напомним, что предшествующие несколько дней центр Киева сотрясал заявленный бессрочным митинг «Кредитный Майдан против финансового рабства», организованный вкладчиками и заемщиками украинских банков, пострадавшими от катастрофической девальвации гривни. Участники акции последовательно посещали Верховную Раду, парламентский Комитет по вопросам финансовой политики и банковской деятельности и Нацбанк, требуя законодательной защиты своих прав в отношениях с коммерческими банками и крови председателя НБУ Валерии Гонтаревой (пока что в переносном смысле), которую, по их мнению, следовало немедленно призвать к ответу за неэффективное управление.

Для того чтобы к их требованиям власти отнеслись внимательнее, общественники обещали, в случае отсутствия прогресса, привезти из регионов тысячи сторонников. А также раскладывали под стенами Радыавтомобильные покрышки и вешали на импровизированном эшафоте кукол-манекенов, символизирующих 230 заемщиков, покончивших с собой из-за невозможности выплачивать кредит. 

В конечном итоге долгожданный компромисс вроде как был найден. Сперва в НБУ пообещали митингующим не рассматривать законопроект Руслана Князевича «О реструктуризации кредитных обязательств из иностранной валюты в национальную валюту Украины – гривню». А уже в пятницу, после того, как Высший административный суд принял к рассмотрению иск участников протестнойакции против Национального банка, на свет появился вышеупомянутый проект Меморандума.

Казалось бы – самое время досрочно откупоривать припасенное на Новый год шампанское, празднуя победу. Вот только логичнее делать это не протестующим, а… руководству НБУ. Потому как при ближайшем рассмотрении выясняется, что в ходе переговоров боевой запал активистов «Финансового майдана» девальвировал не хуже гривни.

В частности, как следует из проекта Меморандума: «Процентная ставка после реструктуризации кредита фиксируется на уровне не выше, чем указано в договоре потребительского кредита в иностранной валюте на период трех лет с момента реструктуризации». То есть, через три года банки получают возможность вернуть выгодные им правила игры. Наша песня хороша – начинай сначала.

А ведь в отозванном законопроекте Князевича плату за пользование кредитом предлагалось установить до конца действия договора с изменениями в размере фиксированной процентной ставки, которая действовала по кредиту до момента реструктуризации.

Отсутствуют в Меморандуме «made in НБУ» и прочие полезные для заемщиков позиции, отраженные в забракованном ими законопроекте Князевича. Например, что размер ежемесячного платежа по реструктуризированным обязательствам не может превышать размера месячного платежа по такому кредиту до его реструктуризации, перечисленному в гривню по официальному курсу гривни к иностранным валютам, установленным по состоянию на 1 января 2014 года. Или что,если обладатель ипотеки закрывает обязательства по валютному кредиту за счет передачи предмета ипотеки ипотекодержателю (банку), то такой кредит считается погашенным, даже если стоимость предмета ипотеки является недостаточной для полного удовлетворения обязательств.

Зато в нацбанковском проекте предлагается запретить уступку права требования по договорам потребительского кредита в иностранной валюте другим финансовым учреждениям без предварительного предложения заемщику погасить задолженность по цене этой самой уступки. Что в переводе на простой язык означаетследующее: теперь банки, прежде чем перепродать долги заемщиков коллекторам, будут благородно предлагать несчастному должнику купить его же собственный кредит– но сразу целиком. А поскольку у того нет денег даже на текущие выплаты (иначе он не был бы должником), исход подобного «торга» предопределен заранее. Если, конечно, банк-кредитор вообще постарается донести свое «супер-предложение» до заемщика, а не «потеряет» его где-то по дороге…

Кстати, это ведь еще не финальная версия документа. А уже что в нем будет исправлено-дописано после того, как информационный шум вокруг «Финмайдана» уляжется, одним юристам непотопляемой Гонтаревой известно. Наверное, отнюдь неслучайно об успешном завершении переговоров оперативнее всех отрапортовала пресс-служба НБУ на его странице в Facebook: «Этот документ закладывает основы для дальнейшего урегулирования вопроса потребительских кредитов в инвалюте».
 
В связи со всем вышеизложенным можно с большой долей вероятности констатировать, что вся мощь народного негодования по поводу вопиющей ситуации с национальной валютой, сконцентрированная организаторами «Финансового майдана», попросту «ушла в свисток», не принеся никакой значимой пользы.

Наверное, такой результат оказался в чем-то закономерен вследствие разнородности состава участников протестного движения, объединившего под одними знаменами заемщиков и вкладчиков коммерческих банков. Заемщики, чьи долги по валютным кредитам, взятым еще в 2005-2007 годах, из-за колебания курса выросли в четыре раза, оказались перед реальной угрозой остаться бомжами. Владельцы же депозитов, которые не могут забрать свои деньги из банков, при всех нюансах все-таки находятся в не столь безнадежном положении. Отсюда проистекает разница в требованиях и степени готовности идти до конца.

Грамотное руководство общественным движением наверняка позволило бы найти достаточное количество точек соприкосновения этих социальных групп, чтобы направить их протестную энергию в правильное русло. Но вся беда в том, что и у руля «Финансового майдана» стоят люди с той же самой проблемой - отсутствием единой цели.

Вполне предсказуемо среди них оказались не только идейные активисты, но и те, кто рассматривает подобные мероприятия с сугубо конъюнктурной точки зрения – как наиболее перспективную в нынешних политических условиях площадку для перехода в кратчайшие сроки на качественно новый уровень социальной лестницы. Благо, пример автомайдановцев, Татьяны Черновол, казака Гаврилюка и т.п. перед глазами, а о том, что нынешний парламентский созыв краткосрочен и новые досрочные выборы не за горами не говорит только ленивый.

Лучшим же подтверждением того, что кредитная тема действительно может принести немалые дивиденды, стал главный «радикал» Украины Олег Ляшко, срочно объявивший себя главным защитником жертв банковского беспредела и уже пригрозивший Гонтаревой увольнением и судом. А уж этот великий мастер конвертации пиара в политические очки по мелочам размениваться не будет!

Нельзя исключать и того, что имеются в руководящих рядах «Финансового майдана» и «засланные казачки» НБУ, внедренные туда изначально или же «прикупленные» по случаю. Зачем? Либо для того, чтобы увести протестные настроения в безопасную (а то и выгодную) для Нацбанка сторону - вроде подписания вышеупомянутого проекта Меморандума или «похорон» законопроекта Князевича, который изначально протестующих вполне устраивал. Либо с целью дискредитации движения в глазах власти и общества путем провокаций. К последнему, кстати, можно отнести недавний захват активистами «Финансового Майдана» столичного офиса «УкрСиббанка».

Практической пользы от этого «оккупая» было немного, поскольку главные решения принимаются на Печерских холмах, а вот вреда может оказаться куда больше. В сегодняшних непростых условиях подобные акции запросто могут быть преподнесены населению как попытка раскачать ситуацию в Украине, за которой, сами понимаете, кто стоит.

При таких раскладах «кредитным майдановцам» грозит не только обструкция и навешивание ярлыка вражеских пособников, но и вполне серьезные неприятности уголовного характера. В Раде сейчас зарегистрировано немало законопроектов, сулящих впечатляющие срока за участие в действиях, которые, при определенном прокурорском старании, могут быть интерпретированы как антигосударственное преступление.

Впрочем, все на самом деле может выглядетьи гораздо безобиднее: просто вожди «Финансового майдана», занятые переговорами с банкирами и депутатами, решили от греха подальше отправить своих самых беспокойных соратников кошмарить «УкрСиббанк» - пока кто-нибудь из них не догадался зажечь покрышки под Верховной Радой, доведя ситуацию до опасного градуса. Выпустили, так сказать, пар. 

Теперь же, когда все на мази, пора и вовсе сворачивать лавочку с «бессрочным» митингом. Первые лица «Финмайдана», надо полагать, останутся в Киеве – «держать руку на пульсе». Ну, а рядовые борцы за справедливость разъедутся по домам, где оптимисты будут и дальше затягивать пояса, а пессимисты – петлю на шее. Чтобы потом, после очередного курсового обвала, вновь собраться на том же месте по тому же поводу. И, к слову, на фоне тех же декораций (Нацбанк, Рада, покрышки и т.д.) - разве что число тряпичных «суицидников» на очередной театрализованной виселице станет в разы больше.
 
Увы, похоже, что таков сценарий любого украинского майдана: «Сначала скачем, затем – плачем». И опять по кругу…