После того, как он публично назвал журналистов «уродами», в его адрес посыпалась масса обвинений. Также появилась неоднозначная информация о якобы его пристрастии к алкоголю. Чтобы разобраться, что из этого правда, а что нет, а также узнать, какие новые сюрпризы по расследованию резонансных дел готовит Генпрокуратура, мы побеседовали с ним лично.

Валерий Виталиевич, так что же все таки вынудило Вас назвать журналистов «уродами». Мягко говоря, это не добавило вам популярности в журналистской среде. Что это было?

Давайте так. Всю эту ситуацию, все эти и другие слухи и инсинуации – а их, поверьте, немало и о декларации, и о клинике детоксикации, и о сумасшедшей алкоголичке Монтян – я уже все это комментировал в Facebook. Больше эти слухи, этот черный пиар я не комментирую. Читайте мой Facebook. Точка.

Хорошо. Если это все черный пиар, то кому, по Вашему мнению, выгодна эта информационная кампания против вас?

Знаете, у меня поклонников хватает (смеется). Может кто-то из бывших, а может и из нынешних. Ведь сейчас немало таких - и в самой Генпрокуратуре в первую очередь - кто изо всех сил цепляется за власть. И такой принципиальный и открытый человек как я им просто как кость в горле. У меня же мегаважная функция - нам сегодня ой как нужно доказать Европе, что санкции с экс-чиновников снимать нельзя. И я как раз этим и занимаюсь. В этом вопросе, как говорится, все способы хороши.

Действительно, именно вы в последнее время сообщили общественности о подробностях дел по Портнову, Королевской, дому Азарова. Почему эти и другие дела против бывшей власти заведены так поздно? Ведь прошел уже почти год с момента тех событий? Почему имя Януковича внесено в список Интерпола только в январе 2015 года?!

Поймите, сегодня прокуратуру часто обвиняют якобы в бездеятельности. Это неверно. В ГПУ есть костяк людей, например, таких как я, как генпрокурор, которые изо всех сил стараются работать. Но есть группы, курируемые к слову, некоторыми заместителями генпрокурора, которые открыто саботируют процесс. К сожалению, в самой ГПУ сохраняется если не коррупция, то телефонное право, крышевание. Которое, к тому же, по моим подозрениям, покрывается администрацией президента.

Зачем, по вашему мнению, это администрации Порошенко?

Банальная борьба за влияние и финансовые ресурсы… Президента можно понять, он просто не хочет быть свадебным генералом и отдуваться за всех и вся. Ему и так несладко, посмотрите: на выборах обещал мир – война не заканчивается все никак, успехов у армии нет. К экономике его особо не подпускают, Европа начинает относиться более прохладно, с Россией отношения так и не выровнял. В администрации все прекрасно понимают, что он здесь ненадолго, все принятые стратегии-2020 – это профанация чистой воды. Вот и стремятся отложить на, так сказать, черный день. У Януковича то на это было почти 4 года, а у Порошенко и его команды они вряд ли есть…

Но в целом, не мне об этом судить, мое дело маленькое, я всего лишь старший помощник Генпрокурора, это не в моей компетенции.

Вы не преуменьшаете? По слухам, Вас скоро могут назначить на должность заместителя прокурора

Пока не назначили, как видите. Но если предложат, я, естественно, отказываться не буду. Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом. Считаю, что долго и усердно работал, что достоин этой должности. Многих людей, в том числе представителей вашей профессии, раздражают примеры успешных карьер сравнительно молодых политиков. Именно поэтому к нам, ко мне такое пристальное внимание. Если талант и политическая ситуация вынесли человека вверх – это не повод поливать грязью.

Если Вас назначат на должность зама генпрокурора, чем вы займетесь в первую очередь?

Идей много. Заставлю всех прокуроров вести официальную переписку через Фейсбук (смеется). Но, конечно же, вопрос номер один – это борьба с коррупцией в самой структуре. Бороться действительно есть с чем.

Каков ваш рецепт борьбы с коррупцией?

Я считаю за коррупцию не нужно сажать. Нужно организовывать штрафные батальоны и отправлять в АТО. Давать коррупционерам деревянные ружья и гнать в атаку на террористов. Кто выживет, пусть возвращается в рабочий кабинет. Каждый человек имеет право на второй шанс.

А если Вас поймают на взятке?

Готов возглавить такую атаку. Только, боюсь, начальство и семья не отпустят (улыбается). К тому же, я честный чиновник. А всех нечестных мы обязательно люстрируем!

По поводу люстрации. Вы же сами, как всем известно, работали при Януковиче. В вашем послужном списке с сентября 2010 и вплоть до октября 2011 года значится должность 1-го заместителя председателя Государственного агентства Украины по управлению национальными проектами.

Кто ж меня люстрирует?!. Я же памятник и точно не Ленину (смеется) . Если серьезно, я работал не для Януковича, а для страны. Это разные вещи.

Тем не менее, в Ваш адрес звучат обвинения о растрате государственных средств в тот период, когда Вы занимали эту должность…

Найдите мне такого чиновника, которого ни в чем подобном не обвиняют? Тогда было только становления режима Януковича. Чиновников буквально заставляли воровать и участвовать в серых схемах. Когда у тебя нищенская зарплата, у вышестоящего найдется много способов заставить участвовать в коррупции. Да и в государстве не было эффективных институтов по борьбе с коррупцией. Каждый выживал как может. Ну поймите, сложилась такая система, по-другому тогда вообще никак работать было нельзя.

Вас называют личным юристом Кличко. Это не мешает вашей работе в прокуратуре?

Я, как представитель прокуратуры, не могу быть связан ни с какой партией. Кроме того, наши дороги с Виталиком давно разошлись. Я во многом не согласен с его действиями и во время Майдана, и сейчас. Он мог бы претендовать и на более высокую должность. Но, для человека с таким IQ как у него, в принципе, это нормально.

Кроме того, здесь момент глубоко личный. Я порядочный семьянин, и просто из принципов не могу общаться с человеком, который постоянно изменяет своей жене. Хотя и жена от него не далеко ушла. Но это их личные проблемы! Я насмотрелся, мне достаточно!