Во второй декаде января нефтяные котировки на мировых биржах «дрейфовали» в районе $50 за баррель, а в перспективе могут опуститься до $25. К подобному ходу событий рекомендует готовиться, в частности, глава «Лукойла» Вагит Алекперов.

Основанием для таких прогнозов послужили заявления стран  – участниц ОПЕК. Они отказались сократить добычу и, как следствие, уменьшить предложение на рынке.

«Мы больше никогда не увидим $100 за баррель. Цена на нефть выше $100 искусственная. Она неправильная»,  – заявил принц Аль‑Валид ибн Талал, член cаудовской королевской семьи (Саудовская Аравия задает тон на мировом нефтерынке). Еще в июне прошлого года на биржах торговали нефтью по $114 за баррель.

Премьер‑министр Украины Арсений Яценюк ожидает, что ниспадающая тенденция поможет «Нафтогазу Украины» договориться о снижении стоимости российского газа. Формула ценообразования, которую использует «Газпром» в долгосрочных контрактах, привязана к нефтяным котировкам.

Ожиданиям не суждено сбыться, полагает Александр Притыка, директор «Региональной газовой компании» (подконтрольна Group DF Дмитрия Фирташа). «Контрактные отношения «Газпрома» и «Нафтогаза» непрозрачны. Поэтому цена газа для Украины в 2015 году, как и всегда, будет результатом очередных политических договоренностей»,  – сказал он Forbes.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер уже заявил, что поставки голубого топлива в Украину с начала апреля будут осуществляться без скидки в $100 на 1000 кубометров, которая действует до 31 марта по условиям «зимнего пакета» (подписан в конце октября 2014 года при содействии Еврокомиссии). «Нафтогаз» снова начнет оплачивать газ по условиям действующего контракта, заключенного в 2009 году при премьере Юлии Тимошенко.

Падение цен на нефть должно бы сулить благоприятные перспективы для потребителей нефтепродуктов.

«Но из‑за девальвации гривны мы не можем почувствовать всех преимуществ этого события. В Украине около 80% рынка занимают импортные поставки топлива: из Беларуси, Литвы, Румынии и России»,  – отмечает Сергей Куюн, гендиректор «Консалтинговой группы А‑95».

В Украине ситуация противоположна мировому тренду: стоимость нефтепродуктов в рознице по итогам 2014 года выросла более чем на 50%. В январе 2014‑го за литр А‑95 платили в среднем 10,7 гривны, в январе 2015‑го  – 16,95 гривны. Официально доллар за это же время вырос примерно вдвое.

Свою роль в удорожании топлива сыграла и политика Нацбанка. Одной из мер для стабилизации финансового рынка стало его решение о валютном индикативном курсе доллара к гривне. Он устанавливается ежедневно с сентября 2014-го.

По этому курсу на межбанке импортеры не могут приобрести нужное количество валюты, ее приходится докупать по черным расценкам. 19 января 2015 года индикативный курс НБУ составлял 15,75 грн/$1, а в реальных сделках он достигал 23 грн/$1.

Возможности импортеров для декларирования подобной разницы в финансовой отчетности ограничены. Они сталкиваются с проблемой легализации объемов приобретенной валюты и соответствующие риски закладывают в цены.

Удорожанию топлива в Украине в 2015‑м будет также способствовать введение новых налогов. Поправки в Налоговый кодекс, принятые 28 декабря прошлого года, преду­сматривают взимание местными органами власти 5%‑го сбора с реализации подакцизных товаров (к ним относятся нефтепродукты).

Глава Государственной фискальной службы Игорь Билоус предупредил: даже если органы местного самоуправления не установят соответствующий налог, он все равно будет взиматься розничными сетями.

Высокие цены уже спровоцировали падение спроса на горючее в стране: в прошлом году его потребление сократилось более чем на 15%. Но отечественная нефтепереработка не способна увеличить предложение по более низким ценам.

По данным «Консалтинговой группы А‑95», в 2014-м на украинских НПЗ выпуск бензина упал на 38%, до 542 000 т, дизтоплива  – до 562 000 т, что на четверть меньше, чем в 2013‑м. Импорт бензина в прошлом году составил 1,96 млн т, а дизтоплива  – 4,44 млн т.

Из семи нефтеперерабатывающих производств в Украине работают только два: Кременчугский НПЗ, подконтрольный группе «Приват» Игоря Коломойского, и государственный Шебелинский газоперерабатывающий завод. Одесский НПЗ был остановлен в феврале 2014 года: после обострения отношений между Москвой и Киевом поставки сырья из РФ на него прекратились.

По этой же причине в 2014‑м упало производство в целом: из 2,3 млн т переработанной нефти 1,9 млн пришлось на украинское сырье, добытое госкомпанией «Укрнафта», которой управляет менеджмент «Привата».

Возможности законтрактовать нефть у альтернативных зарубежных поставщиков не было. Речь идет прежде всего о Казахстане и Азербайджане. Но и тут есть нюанс: каспийская нефть дороже российской и ее переработка на украинских НПЗ нерентабельна из‑за технологической отсталости предприятий.

К 2030 году власти страны намерены кардинально изменить ситуацию: через 15 лет отечественное производство должно обеспечивать около 75% рынка нефтепродуктов. Такие параметры фигурируют в проекте новой Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года, которую разрабатывает Национальный институт стратегических исследований при президенте Украины (рабочий вариант документа есть в распоряжении Forbes).

«Выход на превалирующее обеспечение нефтепродуктами собственного производства возможен за счет модернизации Кременчугского НПЗ, мощность которого составляет около 11 млн т нефти в год.

При доведении показателя глубины переработки до 85–90%, как на современных заводах Европы и США, предприятие может выпускать до 10 млн т бензина, дизтоплива и авиакеросина, чего в обозримой перспективе будет достаточно для внутреннего потребления»,  – отмечает Куюн.

Но он сомневается в реальности такого плана из‑за конфликта относительно прав собственности на Кременчугский НПЗ. Контрольный пакет был консолидирован группой «Приват» при спорных обстоятельствах, законность которых в международных судах продолжает оспаривать российская «Татнефть».

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале