Отвод вооружения всеми сторонами, задекларированный в Минских соглашениях, усилиями террористических войск рискует превратиться в фарс. Однако, за время передышки Украина может получить оружие для защиты. А Россия – новые санкции.

Комплекс мер для урегулирования ситуации на Донбассе, в частности, предусматривает отведение всех тяжелых вооружений обеими сторонами. И, несмотря на то, что с момента очередного заявления о прекращении огня, на востоке Украины погибли, по предварительным данным Генштаба, 58 украинских военных, а еще 320 были ранены, в четверг, 26 февраля, Украина начала отвод своих тяжелых орудий от линии разграничения на Донбассе.

Вместе с тем, украинская сторона потребовала полного прекращения огня и неотложного выполнения минских соглашений «от всех их подписантов». Так как, в случае невыполнения договоренностей, украинские военные готовы вернуть технику на прежние рубежи в любой момент.

«Выполняя договоренности, достигнутые нами в Минске, мы начали отведение некоторых тяжелых вооружений от линии разграничения на Донбассе. Однако это лишь первый тестовый шаг, лишь начало выполнения мирного плана, который постоянно нарушается нашим противником. В любое время, в любой момент наши военные готовы вернуть технику на прежние рубежи, в сжатые и кратчайшие сроки дать отпор врагу», - заявил президент Украины Петр Порошенко 27 февраля.

В свою очередь, главари террористов также заявили о начале отведения своих вооружений, что подтвердила миссия ОБСЕ. В частности, 28 февраля был опубликован отчет, в котором специальная мониторинговая миссия ОБСЕ констатировала отвод шести колонн тяжелого вооружения боевиков террористических ДНР и ЛНР.

Согласно представленной информации, первая колона была зафиксирована в 5 км от Донецка и состояла из  пяти «Градов», одного БТР-80 и военных грузовиков и фургонов. В поселке Карло-Марксово  боевики отвели четыре «Града» и грузовик.

На окраине Донецка и в Новозарьевке в колонны вошли по четыре установки «Град» и грузовик. Также на территории, подконтрольной боевикам ДНР, миссия зафиксировала несколько танков и грузовиков без опознавательных знаков, которые перевозили людей в военной форме. Кроме того, вблизи Иловайска были зафиксированы 60 белых фургонов так называемого «гуманитарного конвоя» РФ.

Впрочем, 2 марта, на традиционном брифинге, спикер АТО  Андрей Лысенко заявил о том, что боевики ночью возвращают тяжелое вооружение, показательно отведенное ранее. В свою очередь, секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Александр Турчинов, побывав в ключевых точках на линии разграничения, где, после Минска-2, постоянно нарушается режим прекращения огня, отметил, что учитывая непрерывные провокации со стороны российско-террористических группировок, «наша задача, - укрепить оборонные рубежи, которые будут способны выдержать наступление любого врага».

В этой связи, заместитель главы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг заявил, что ближайшие дни будут решающими для минских соглашений. Учитывая же отчет ООН, в котором отмечается эскалация вооруженных действий в последние недели, а также продолжение притока тяжелых вооружений и иностранных боевиков на контролируемые ДНР и ЛНР территории Донецкой и Луганской областей, в том числе, из Российской Федерации, судьба «Минска-2» находится под вопросом.

Передышка не значит перемирие

Если и считать существующее положение дел на востоке Украины перемирием, то оно – хрупкое и неуверенное, отмечают эксперты. «Мы видим, что боевики не допускают миссию ОБСЕ на площадки для отвода вооружения, есть подозрение, что оно возвращается на свои позиции, - отмечает глава Центра прикладных политических исследование «Пента» Владимир Фесенко. - Поэтому вопрос контроля и надлежащего выполнения даже первого этапа процедуры отвода тяжелых вооружений остается актуальным».

По мнению политолога, только если будет обеспечен надлежащий контроль за отводом вооружений и нарушениями режима прекращения огня, если будет увеличена миссия ОБСЕ для осуществления этого контроля, в частности, в районах Авдеевки, Песков, вблизи Донецкого аэропорта, можно будет говорить о дальнейшем выполнении минских соглашений. «В противном случае, дальнейшее выполнение договоренностей «Минск-2» будет под большим вопросом», - подчеркнул Фесенко.

Сейчас же, по его словам, участники договоренностей «будут пытаться, чтобы они, пусть частично, пусть с опозданием, но выполнялись». «В этом случае, есть шансы, что хотя бы на время, на ближайшие месяцы, будет обеспечено пусть относительное, но перемирие», - предположил он.

Временное и нестабильное прекращение огня считает единственным позитивным результатом «Минска-2» ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН Андрей Пионтковский. «Не гибнут люди. И это имеет громадное значение», - отметил он.

«Если эта линия разъединения сторон некоторое время продержится, то нужно использовать эту передышку для укрепления оборонительной линии, потому что стратегическую оборону украинская армия вполне способна вести, нанося при этом серьезный ущерб противнику. Количество жертв уже сейчас является очень беспокоящим фактором для кремлевского руководства», - считает российский политолог.

Все остальное, по мнению Пионтковского, «пустые слова со стороны России, которые никогда не будут выполняться». «Если в документе написано про уход иностранных войск, то Россия официально считает, что там нет никаких российских войск», - привел пример эксперт.

В свою очередь, директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский отмечает, что перемирие возможно только тогда, когда речь идет о разводе войск. Если же речи об этом не идет, то никакого перемирия, или даже прекращения огня, ожидать не стоит.

«В «Минске-2» речь идет только об отводе тяжелой артиллерии. То есть танки, минометы, крупнокалиберная артиллерия, в принципе, могут оставаться на месте. Поэтому, в этих условиях, инициативы по развертыванию миротворческой деятельности выглядят как какой-то идеализм, то есть эти миротворческие силы некуда вводить», - рассказал он.

Эксперт скептически оценивает последние договоренности в Минске еще и потому, что, по его мнению, они хуже, чем достигнутые в рамках первого меморандума «Минск-1». Поскольку, по его словам, в сентябре, хотя бы, обговаривалась буферная зона. «Те данные, которые поступают из зоны АТО, говорят о том, что идет не отвод тяжелой артиллерии, а перегруппировка войск. И, в принципе, «Минск-2» такую возможность дает», - отметил он.

При этом Сунгуровский подчеркнул, что, в случае, когда зарегистрирован отвод вооружения, но не обозначены места, куда оно отводится, «особого смысла в этом отводе нет». «То есть, на одних участках фронта мы получаем снижение интенсивности обстрелов, а на других – получаем сосредоточение сил. Это не перемирие», - уверен эксперт.

Кремлевская тактика «принуждения к миру»

Николай Сунгуровский также обратил внимание на тот факт, что президент РФ Владимир Путин не отказался от своих целей. «Об этом, естественно, не говорится в открытую, но логика действий такова, что идет сосредоточение сил именно на Крымском направлении», - отметил он.

Именно здесь, по мнению Сунгуровского, еще до окончания весны будет предпринято серьезное наступление. «Но не для того, чтоб пробить коридор в Крым, как многие считают, потому что тогда его придется удерживать силой и необходимо там концентрировать достаточно большие войска. Речь идет о том, чтоб вынудить украинскую сторону и наших западных коллег еще раз сесть за стол переговоров и на договорной основе оформить такой коридор. Тогда его не надо будет ни охранять, ни обеспечивать, это все будет делать сама Украина. Думаю, на это он и рассчитывает. А для того, чтобы можно было это реализовать, скорее всего, будут предприняты какие-то наступательные действия на других участках фронта, чтобы рассредоточить наши силы», - прогнозирует эксперт.

Такого развития событий побаиваются и западные эксперты. «Хотя последние признаки относительного снижения уровня насилия можно считать положительными, я все еще верю, что поддерживаемые Россией сепаратисты будут пытаться захватить больше украинских территорий, если, конечно, смогут. Особенно это касается Мариуполя», - отметил британский исследователь, сотрудник Центра Балтийских исследований университета Глазго Аммон Ческин.

Подобного мнения придерживается приглашенный научный сотрудник Центра Соединенных Штатов и Европы Брукингского института Рикардо Алкаро: «Я боюсь, что Россия или из-за решения Путина, или от влечения к поддерживаемым им же сепаратистам в восточной Украине, может соблазниться, чтобы подтолкнуть разграничительную линию на Донбассе (между украинской армией и российско-террористическими войсками – УНИАН) дальше на запад, скорее всего к Мариуполю и, возможно, еще дальше».

С этим соглашается и эксперт из Института Гарримана Колумбийского университета Кейси Митчел, который считает, что «соглашения «Минск-2» дали возможность сторонам перевести дыхание и перегруппироваться». Но, в то же время, эксперт сомневается, что эти соглашения будут выполняться.

«Поскольку они уже были неоднократно нарушены, в особенности, это касается Дебальцево», - отмечает он.

По его словам, поддерживаемые Москвой сепаратисты, вероятно, будут продолжать попытки дальнейшего расширения подконтрольных им территорий.  «Скорее всего, в сторону Мариуполя. А также будут продолжать террористические действия по всей Украине с целью дестабилизации ситуации, как мы видели это в последнее время в Харькове», - заявил Митчел.

В свою очередь, политолог Владимир Фесенко обратил внимание, что дестабилизация, о которой говорят западные эксперты, уже происходит с середины января. «Таким образом, все, что, условно, прогнозировалось на весну, уже произошло в январе-феврале», - считает он.

Тем не менее, по его мнению, если проследить определенную стратегию Кремля и его сателлитов на востоке Украины, сейчас, с большой долей вероятности, можно ожидать краткосрочного затишья.

«Алгоритм действий такой: они (российско-террористические войска, – УНИАН) осуществляют определенное наступление, затем - пауза, после этого - новое наступление. Поэтому риски возобновления наступления сепаратистов, к сожалению, остаются актуальными. Думаю, что это только вопрос времени», - подытожил он.

Ультиматум Путина

Дальнейшего наступления, перечеркивающего любые достигнутые договоренности в Минске, следует ожидать и потому, что для России эти соглашения, похоже, являются, юридическим языком, «никчемными». Подобный вывод можно сделать, хотя бы, из заявлений президента РФ Владимира Путина.

«Пару дней назад второй президент Украины Леонид Кучма сказал, что после Минских соглашений Путин предъявил ультиматум Украине и всему мировому сообществу. И это действительно так. Этим ультиматумом было интервью президента РФ журналисту ВГТРК Владимиру Соловьеву, в котором он сказал, что Минские соглашения являются обязательными для Украины и перечислил, что, в его интерпретации, Украина должна делать… Это изменение своей Конституции, это федерализация, «финляндизация»,  «крымнашизация» и полная зависимость от требований и воли руководителей террористических групп», - отметил российский политолог Андрей Пионтковский.

Грубо говоря, пока Украина выполняет соглашения в интерпретации Путина, он будет держать подконтрольных ему террористов «на поводке». Если же Украина заартачится, по словам лидеров самопровозглашенных ЛНР и ДНР, они будут применять «экстренные меры». Вплоть до возможности полномасштабной российско-украинской войны.

«Эти намерения подтверждаются продолжающейся переброской и военного персонала, и вооружения, на подконтрольные боевикам территории Донбасса. Поэтому угроза взятия Мариуполя – реальная, оперативные планы разработаны и в любой момент, когда Путину что-то не понравится в позиции украинских властей, он может начать это реализовывать», - объясняет эксперт.

Любопытно, что террористы вряд ли озвучивали это, не будь у них соответствующей отмашки из Кремля. Тем не менее, Путин продолжает играть свою игру, с одной стороны, полностью контролируя ситуацию на оккупированных территориях, с другой – рассказывая о своих «миротворческих инициативах» в качестве посредника в «гражданском конфликте».

Риски и последствия поставок Украине вооружения

Тем не менее, Андрей Пионтковский уверен, что Украина должна прекратить играть в навязанную Путиным игру. Прекратить делать вид, что на Донбассе существует территориальная целостность, и что Украина отвечает за эту территорию.

«Это территория оккупирована и необходимо заявить, что это - временно оккупированная агрессором территория, так же, как и Крым. А всю ответственность – экономическую, политическую, гуманитарную - за все, что там происходит, несут оккупационные власти», - отметил он.

По мнению политолога, это не означает, что Украина отказывается от этих территорий, она их обязательно вернет, «но сегодня сделать это военным путем невозможно, в силу большего преимущества российской армии».

В то же время, по его словам, Украина может держать активную стратегическую оборону вдоль линии разделения сил. А позже, как собственными усилиями, так и усилиями своих союзников, она рано или поздно эти территории вернет.

«Украина имеет дело с абсолютно циничным, готовым на все противником, поэтому нужно максимально укреплять линию обороны, которая образовалась в результате боевых действий и, затем, за счет вот этого хрупкого перемирия»,  - подчеркнул эксперт.

Впрочем, выиграть или хотя бы не проиграть в этой геополитической игре, Украине помогло бы наличие современного оборонительного вооружения. Однако западные эксперты полагают, что поставки оружия нашей стране – потенциально очень опасны. В частности, приглашенный научный сотрудник Центра Соединенных Штатов и Европы Брукингского института Рикардо Алкаро считает, что поставки Украине вооружений приведут к эскалации конфликта на Донбассе. И эта угроза выше, чем вероятность того, что это остановит Путина.

«Постольку Путин неоднократно продемонстрировал свою решимость не допустить, чтобы сепаратисты проиграли», - напомнил эксперт и добавил, что появление у Украины оружия лишь удвоит захватнические усилия Кремля, чем остановит Путина.

В свою очередь, Николай Сунгуровский отмечает, что Украина должна думать не только о том, чтобы удерживать линию обороны, но и чтобы уменьшилось количество жертв. И именно для этого стране необходимо как можно больше оборонительного вооружения, которое может предоставить Запад.

«Сегодня Запад боится спровоцировать Путина поставкой Украине вооружения, но Путина ничем спровоцировать нельзя. Если ему нужна какая-то провокация, то он устроит ее сам, - пояснил эксперт. - На Западе боятся, что Путин подкинет еще войск на Донбасс, но он подкинет их в любом случае, если посчитает это нужным».

По его мнению, в дискуссиях относительно поставок вооружения для Украины, выпускается из виду другая очевидная вещь. «Очень многие говорят, что поставки вооружений повысят цену всей этой кампании для Путина. Но речь должна идти не только о повышении цены для страны-агрессора, но и о снижении цены для страны-жертвы. Почему-то второй аспект всегда упускается. Но любое оборонительное средство – это средство для подавления огневой мощи наступающих войск. Чем больше мы подавим этих войск, тем меньше жертв с нашей стороны, в том числе, и гражданского населения», - подчеркнул Сунгуровский.

«Украине необходимо сделать заявление о том, что мы не собираемся освобождать оккупированные Россией территории Донбасса силой, мы ведем линию стратегической обороны. Вот эта позиция стратегической обороны очень поможет в той дискуссии, которая идет в США, - отмечает российский политолог Андрей Пионтковский. – А когда у Украины будут вот эти радары, дроны, «джавелины», то цена дальнейшей агрессии Путина в Украине резко повысится. Если он захочет прорвать эту линию обороны и двинуться дальше, то цена, прежде всего, в человеческих жизнях его солдат, будет намного выше и неприемлема для российского общества»,  - считает эксперт.

По его мнению, несмотря на все данные социологических исследований о 84% россиян, поддерживающих Путина, сама идея полномасштабной  войны, даже по официальным опросам, не популярна в России.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале