О надоях и валютных курсах президент России проговорил с поклонниками всего полтора часа. Уже начало складываться впечатление, что для Путина и его соотечественников Россия имеет хоть какое-то значение, как вдруг аудитория вспомнила, что есть вещи и поважнее. И Путин заговорил об Украине.

На фоне воинственных заявлений российских министра обороны и начальника Генштаба на московской конференции по безопасности, да и на фоне массовки в самой студии, напоминающей президенту о «русском мире» и «нацистах», сам Путин теперь выглядит умереннее.

Но это только потому, что он старается говорить о происходящем в соседней стране отстраненно, чтобы подтвердить - возможно, не столько для самих россиян, сколько для международной аудитории - непричастность российской военщины к конфликту в Донбассе.

, по большому счету в позиции Путина ничего не изменилось. И дело не только в том, что он, как заклинание, повторяет свою версию развития политической ситуации в Украине, состоящую из двух государственных переворотов - двух Майданов. Дело в том, что не претерпела изменений политическая концепция самого Путина.

Когда российский президент говорит, что у его страны нет имперских амбиций, он не лукавит. Просто понимание империи у Путина отличается от того, которое мы привыкли вкладывать в этот термин - и от того государства, которым были и Российская империя, и Советский Союз.

Путин - не империалист, он - нацист. И его представление о государстве ничем не отличается от представлений предшественников - Адольфа Гитлера, мечтавшего о «жизненном пространстве» для немцев или Слободана Милошевича, обещавшего согражданам, что «все сербы будут жить в одной державе». Поэтому Путин может говорить об отсутствии имперских амбиций, о том, что Украина и другие бывшие советские республики - это независимые государства и с этим нужно считаться.

Но при этом будет напоминать, что Россия обязана интересоваться жизнью и положением тех, кто считает своей русскую культуру и отождествляет себя с Россией. Собственно, именно это он во время своей «прямой линии» и сказал. А теперь вспомним еще одну фразу из этой же пресс-конференции - то, что он считает русских и украинцев одним народом. Это и есть нацизм в чистом виде - Гитлер тоже до поры до времени считал Австрию независимым государством.

Но постоянно напоминал ее руководству, что в этой стране живут немцы, что нельзя угнетать тех, кто отождествляет себя с немецкой культурой и Рейхом, напротив - нужно назначать их на ответственные должности. А при первой же возможности Австрию проглотил.

И Путин бы проглотил бы Украину - если бы не Майдан. Потому что если он считает, что русские и украинцы - один народ, то что ему мешало бы объяснить это поглощение не воссозданием империи, нет - воссоединением, новым 1654 годом. Какая империя?

Политические цели Путина не должны ни у кого вызывать сомнений. Вопрос в том, насколько он сейчас готов к их осуществлению. Тональность последних высказываний Путина по Донбассу продемонстрировала, что пока что российский президент находится, можно сказать, в ситуации принятия решений.

Он по-прежнему хочет заставить Украину финансировать Донбасс, по-прежнему рассчитывает добиться инкорпорации «ДНР» и «ЛНР» в Украину в качестве территорий, сдерживающих развитие нашего государства. И по-прежнему не знает, как выйти из этой ситуации без войны - в случае, если Украина не согласится ни содержать оккупированные территории, ни превращать их в государства в государстве, ни самой превращаться в российский протекторат.

Поэтому путинская прямая линия, при всей осторожности высказываний - доказательство того, что человек, считающий союзниками России «армию и флот», по-прежнему считает войну лучшим средством воплощения в жизнь своих политических амбиций.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале