Самый важный вопрос этой недели – как Афины смогут расплатиться с долгами – не нов: мир уже говорил о возможном дефолте Греции в 2010 году, когда выяснилось, что дефицит греческого бюджета в три раза превышает разрешенный в Евросоюзе, и экономика находится на грани краха.

Положение дел в стране тогда блестяще описал известный американский журналист и писатель Майкл Льюис в Vanity Fair в статье «Бойтесь данайцев, бонды приносящих». Позже глава про Грецию вошла в бестселлер Льюса «Бумеранг» – эта книга рассказывала о том, как разные нации пережили в 2000-х приток дешевых денег, а потом мировой кризис.

Вот несколько красноречивых фрагментов из публикации в Vanity Fair, многое объясняющих об экономике Греции сегодня.

Правительство Греции превратилось в пиньяту, набитую фантастическими суммами денег, которая раздавала их всякий раз, когда это требовалось, писал Льюис в 2010 году. За десять лет с момента присоединения к зоне евро затраты на выплаты греческим госслужащим удвоились (в реальном выражении), и эти цифры не включали в себя взятки. Средняя зарплата бюджетника была втрое выше зарплат в частном секторе.

При прибыли государственных железных дорог в €100 млн на выплаты своим сотрудникам они тратили €400 млн; еще €300 млн уходило на другие расходы. Средний сотрудник железной дороги получал €65 тысяч в год.

Перед тем как в октябре 2009 года Министерство финансов Греции возглавил Йоргус Папаконстантину, считалось, что дефицит бюджета страны составляет 3,7% ВВП. Через две недели после прихода нового министра эта цифра выросла до 12,5%, а затем до 14%. «Ежедневно они обнаруживали какой-нибудь чудовищный пробел, – описывает Льюис. – Задолженность по пенсиям на миллиард долларов каждый год каким-то образом проходила мимо учета правительства, и все изображали, что ее не существует, хотя правительство ее оплачивало, и так далее».

 «Каждый день я спрашивал: ну что, ребята, это все? И они отвечали: ну да. А на следующее утро кто-нибудь в углу поднимал руку и говорил: господин министр, вот есть еще 100–200-миллионная дыра», – рассказывал журналисту Папаконстантину. После того как в углу перестали подниматься руки, дефицит бюджета Греции вырос с €7 млрд до €30 млрд.

Расходы греческого правительства – только одна часть уравнения, с доходами дела обстояли не лучше. В Греции «налоги платили только те, кто не мог этого избежать», – например, сотрудники корпораций, которые получали свои зарплаты уже после вычета налогов (как в России); все остальные уклонялись. Это стало «культурной особенностью», за которую никогда никого не наказывали.

По данным Льюиса, две трети врачей в Греции имели доход менее €12 тысяч в год; это ровно та граница, ниже которой доход не облагался налогом. Такой же культурной особенностью стало взяточничество: считается, что каждого, кто работает в публичном секторе, можно подкупить.

Пример из корпоративной жизни. Афинская строительная компания построила семь гигантских жилых домов и продала тысячу квартир в центре города. В бумагах компании фигурировала сумма налогов, которые с нее причитались – €15 млн, – но она не заплатила ни евро. Чтобы уйти от налогов, она проделала несколько трюков: во-первых, никогда не объявляла себя корпорацией; во-вторых, наняла специальную компанию, которая занималась исключительно выставлением поддельных счетов за несуществовавшие расходы; в-третьих, предложила взятку налоговому инспектору.

Последний доложил все начальству и вскоре был снят с должности за чрезмерную бдительность, а компании в конце концов пришлось уплатить в казну €2000 из €15 млн. «Вся эта система была в своем роде чем-то прекрасным. Она подражала налоговым системам развитых экономик, а на самом деле позволяла всему обществу мухлевать с налогами», – пишет Льюис.

Желая быть наравне с другими европейскими странами, в конце 1990-х годов Греция решила избавиться от драхмы и ввести евро. Для этого стране нужно было соответствовать определенным критериям ЕС – например, сократить дефицит бюджета до 3% ВВП и добиться почти немецких уровней инфляции. В 2000 году цель была достигнута. Средством достижения стали манипуляции со статистикой.

Чтобы сократить дефицит бюджета, греческое правительство просто вычеркнуло статьи расходов (пенсии, затраты на оборону) из бухгалтерских книг. Стремясь понизить инфляцию, власти замораживали цены на электричество и воду, снизили налоги на газ, алкоголь и табак, а некоторые дорогие товары просто исключили из списка благ, которые учитывались в индексе потребительских цен.

Инфляция, дефицит и госдолг испарялись как по волшебству. «Мы встречались с парнем, который составлял все эти цифры. Он объяснял, как он выкинул [из статистики] лимоны и заменил их апельсинами. Мы смеялись без остановки», – рассказал журналу бывший аналитик с Уолл-стрит.

Некоторым приемам греческое правительство научилось у банкиров из Goldman Sachs, которые помогали чиновникам скрывать истинное финансовое положение страны и показали, как привлекать финансирование, обеспечивая его будущими поступлениями от национальной лотереи, дорожных и аэропортовых сборов и так далее. Еще не полученные доходы превращались в наличные и тратились, и никто в Европе не обращал на это внимания.

В 2009 году все это изменилось после громкого скандала с участием монахов из Ватопедского монастыря на горе Афон. Монастырь, владевший озером стоимостью €55 млн, сумел в 2008 году после долгих переговоров с представителями правительства Греции обменять его на 73 участка государственной земли стоимостью миллиарды евро, а также получить финансирование на покупку коммерческих зданий в Афинах и строительство на приобретенных земельных участках.

Как позднее писали греческие газеты, двое руководителей монастыря заработали состояние «от десятков миллионов до миллиардов долларов».

После скандала пришла очередь кредиторов присмотреться к финансовым показателям Греции. Выяснилось, что их ждало много сюрпризов. «Как, к черту, возможно, что участник еврозоны говорит, что у него дефицит бюджета 3% ВВП, а на самом деле он 15%? Как вообще можно подобное сделать?», «Я всеми руками за снижение численности госслужащих. Но как это сделать, если вы не знаете начального их количества, которое нужно уменьшить?», «Наши сотрудники начали разбираться и не могли поверить своим глазам.

Как они вели финансовый учет – они знали, сколько должны были тратить, но никто не следил за тем, сколько было потрачено на самом деле. Вы не увидите такого даже в развивающейся экономике, это была страна третьего мира», – приводит Vanity Fair слова представителей Международного валютного фонда.