За более чем полтора года Украина не только не стала на путь модернизации, но и даже не демонстрирует практических действий относительно интеграции в европейское сообщество. Провал безвизового режима с ЕС является тому подтверждением. Отсутствие системных реформ, популизм и коррупция несут огромное количество репутационных рисков для украинских властей, которые в случае изменения мировой геополитической конъюнктуры рискуют остаться «один на один» с Россией. И если Украина не станет успешной и привлекательной страной, то противостоять агрессии и российской пропаганде будет крайне сложно.

Пока украинские политики убеждают себя и украинское общество в том, как сильно ЕС и США поддерживают нашу страну, российские дипломаты и агенты влияния призывают Запад усилить давление на Украину с целью выполнения Минских соглашений.

После Парижского соглашения, когда Украина согласилась начать политический диалог с ДНР и ЛНР, у россиян появилось еще больше возможностей для давления и торгов. Ведь Минские соглашения не предлагают способа решения конфликта, а лишь фиксируют то, что по большому счету не устраивает обе стороны конфликта — РФ и Украину.

Позиция Кремля

Создается впечатление, что Москва взяла время на размышление и решила воздержаться от конфронтационной риторики с Западом. В обмен на приостановление санкций и снятие с повестки дня вопроса о статусе Крыма Россия готова согласиться на «территориальную целостность Украины в посткрымских границах, но при условиях широкой децентрализации».

Именно такие месседжи собирается продвигать уже на третьей встрече с Викторией Нуланд заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин.

Российские стратеги убеждены, что если до конца года Киев не примет поправки в Конституцию, согласованные с боевиками в ходе переговоров, тогда Западу придется признать, что Минский процесс сорван Украиной.

Позиция Запада

Политики ЕС и США считают, что конституционная децентрализация является единственным вариантом урегулирования конфликта. Все другие сценарии являются тупиковыми либо приведут к эскалации. В «Минске-2» они видят путь локализации и замораживания конфликта, что позволит на некоторое время освободиться от «украинского вопроса».

Все чаще в пользу мирного урегулирования проблемы Донбасса путем конституционно закрепленной децентрализации стал высказываться генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд. А председатель Венецианской комиссии Джанни Букиккио и его секретарь Томас Маркет вообще высказывали пожелания, чтобы особый статус неконтролируемых территорий был закреплен не только в специальном законе, но и в Конституции Украины.

Позиция Украины

Главная проблема заключается в том, что украинское руководство еще с начала аннексии Крыма и войны на Донбассе не имело четкого плана урегулирования конфликта и возлагало большие надежды на западных партнеров.

Переговоры в «женевском» и «нормандском» форматах не принесли результатов, а идея миротворцев оказалась спонтанной и непроработанной со стороны украинских дипломатов.

С другой стороны, Петр Порошенко столкнулся с серьезной дилеммой — узаконить сепаратистские власти Донбасса и предоставить им бюджетное финансирование либо и дальше с помощью зигзагообразных государственных решений «подвесить» вопрос о статусе оккупированного Донбасса на неопределенный срок. Именно второй вариант и может привести к очередному обострению, вплоть до возобновления боевых действий.

Таким образом, сигналы, которые исходят от западных партнеров, являются все более тревожными для украинских властей и могут свидетельствовать о том, что модальность относительно «украинского вопроса» меняется не в лучшую сторону.

Теперь уже Запад требует от Украины идти навстречу боевикам, не дожидаясь от тех ответных шагов и решений. Это значит, что центр политической ответственности за реализацию или не реализацию «Минска-2» полностью возложен на плечи Киева.

Анатолий Октисюк, старший аналитик МЦПИ