После аннексии Крыма и развязывания войны на Донбассе в России начались необратимые процессы, которые могут привести к разрушению правящего в стране путинского режима.

Режим президента России Владимира Путина длительное время оставался эффективным благодаря стабильному нефтедолларовому притоку извне. Отсутствие такого потока переводит политико-экономическую систему России в глубокую стагнацию и турбулентность.

В нынешней российской пирамиде власти, которую «все пилят» на разных уровнях, заинтересованы все элементы. Однако санкции и невозможность пользоваться иностранными кредитами ведут к истощению ресурсной базы и способствуют обострению внутриклановой борьбы за доступ к финансовым потокам.

При этом в российском обществе и внутри самой системы управления уже накоплен целый комплекс неразрешенных конфликтов и социальных противоречий.

В 2013 году Россия пребывала на пике своего экономического развития и политического влияния. Сырьевой экспорт углеводородов открывал широкие горизонты и возможности для российского руководства.

С помощью иностранной выручки формировался позитивный образ РФ за рубежом, проводились Олимпиада и дорогостоящие мероприятия, перевооружалась армия, финансировались внутренние элиты и режимы сателлитов по всему миру.

Но аннексия Крыма в 2014 году с последующей войной на Донбассе запустили в российской экономике и архитектуре власти необратимые процессы.

Главной опорой Владимира Путина является большой бюрократически-силовой аппарат, который решает внутриполитические проблемы с помощью силы либо денег. В условиях сокращения притока шальных нефтедолларов в Кремле вынуждены искать новые источники пополнения не только для госбюджета, но и для «теневой кассы», предназначенной для обеспечения режима Путина.

В связи с этим, власть попытается компенсировать нехватку средств за счет населения. Соответствующие налоговые изменения уже готовятся в Госдуме и внесены на рассмотрение в администрацию президента.

Это значит, что в обозримом будущем малый и средний бизнес РФ ждет увеличение финансового давления в виде ужесточения администрирования налогов, роста сборов и штрафов.

Вместе с тем, грядущий экономический кризис создал благоприятную почву для локальных народных протестов, которые пока еще носят не политический, а экономический характер. Анализ российских интернет-СМИ подтверждает, что негодование россиян обусловлено резким ростом цен, ЖКХ-тарифов, транспортных расходов, массовыми увольнениями и сокращениями рабочих в регионах.

Например, в Красноярском крае, Якутии или в Сахалинской области тарифы на ЖКХ превышают размеры среднемесячной пенсии. Поэтому протестный потенциал очень высок.

Кроме того, конфликт малой интенсивности на севере Кавказа до сих пор не урегулирован и является миной замедленного действия. Пока в Кремле есть деньги — в субъектах будут относительное спокойствие и поддержка федеральной власти. Но сигналы, которые исходят из регионов, уже дают возможность говорить о наличии эрозии центральной власти.

Во-первых, в Чечне и Дагестане большинство кадровых решений фактически не согласовываются с Москвой (например, назначение председателем парламента Чечни Магомеда Даудова).

Во-вторых, социальные проблемы, коррупция и неэффективные институты способствует повышению привлекательности радикальной исламской идеологии. Ко всему этому следует добавить и наличие латентного конфликта между федеральными силовиками и местными элитами.

Таким образом, существуют определенные риски, что отсутствие свободных средств в результате падения нефтяного рынка будет способствовать росту социального напряжения и может послужить драйвером для дальнейшей дезинтеграции РФ.

Анатолий Октисюк, старший аналитик МЦПИ

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале