В то время как в одной части мира происходит довольно частая смена государственных лидеров, в другой мало что меняется. В первую очередь это касается африканского континента, который зачастую обходит выборы стороной. Президентов Черного континента нередко сравнивают с монархами, так как они правят десятки лет, а иногда — до самой смерти.

Так, ни много ни мало, а 36 лет держится за власть 72‑летний президент Анголы Жозе Эдуарду душ Сантуш. Столько же сидит в президентском кресле глава Экваториальной Гвинеи 73‑летний Теодоро Обианг Нгема Мбасого, он пришел к власти, возглавив военный переворот в 1979 году.

Несколько более скромный стаж у 82‑летнего президента Камеруна Поля Бийи, который находится у власти 33 года. Куда моложе их король Свазиленда Мсвати III, которому всего 47 лет, однако он привязан к власти почти так же, как вышеназванные правители: единолично монарх правит Свазилендом — единственной абсолютной монархией континента — уже 29 лет.

Африканские лидеры остаются десятилетиями в своих креслах по разным причинам. К примеру, граждане Анголы опасаются переизбирать своего президента, так как уверены, что смена власти вовлечет их страну в новую войну, утверждает в разговоре с НВ живущий в Луанде испанец Иван Пизарро. Последний гражданский конфликт длился в этой стране с 1975 по 2002 год, и население боится новых вспышек в случае свержения действующего правителя.

В свою очередь американский лидер Барак Обама во время недавнего турне по Африке заявил о том, что засидевшиеся у власти лидеры континента из‑за желания сохранить посты любой ценой провоцируют в своих странах нестабильность и волнения.

В качестве примера президент США вспомнил Бурунди, где недавние президентские выборы привели к массовому побоищу между сторонниками оппозиции и правительственными войсками, десяткам погибших и тысячам вынужденных переселенцев.

Президент Бурунди Пьер Нкурунзиза недавно был переизбран на третий пятилетний срок: по официальным данным, за него проголосовали 73 % избирателей. Хотя, согласно конституции Бурунди, один и тот же человек не может занимать президентский пост больше двух пятилетних сроков, тем не менее Нкурунзиза занял президентское кресло в третий раз.

Уильям Моселей, американский профессор географии, специализирующийся на Африке, называет ряд причин, по которым лидеры Черного континента стремятся любой ценой сохранить власть. Во-первых, они опасаются за свою личную свободу — в частности того, что следующий лидер отправит их за решетку. Во-вторых, гражданское общество, пресса, а также судебная власть во многих африканских государствах не являются достаточно сильными, чтобы служить в качестве эффективного противовеса злоупотребляющим властью лидерам.

«Также не стоит забывать, что при колониальном правлении в большинстве африканских стран была в основном военная хунта, и понятие о сильном правителе все еще живо у части африканцев»,— считает профессор Моселей.

Танцы тростника

Происходящее на Черном континенте представителям западного мира удается понять с трудом. К примеру, в Свазиленде запрещены любые политические партии, зато разрешен так называемый танец тростника — ежегодное традиционное массовое празднество, когда десятки тысяч молодых девушек в течение нескольких часов танцуют в полуобнаженном виде перед королем и его родственниками.

Каждая исполнительница ритуального танца питает надежду быть выбранной супругой монарха.

Президент Бурунди Пьер Нкурунзиза недавно был переизбран на третий пятилетний срок

У Мсвати III уже есть 15 жен и 24 ребенка, роскошная жизнь этой семьи легла тяжелым бременем на немногочисленное население Свазиленда (около 1,2 млн жителей). Расточительство королевской семьи в 2011 году спровоцировало массовые волнения в стране. В результате король решил повременить с новыми браками, однако традиционный танец запрещать не стал.

Все же Мсвати III пытается проявить себя демократом: к примеру, он восстановил запрещенный его отцом парламент. Однако при отсутствии политических партий кандидатами на места в законодательном органе страны были частные лица, десять из которых назначил сам король.

Официальной оппозиции в стране нет, а неким ее подобием служат профсоюзы и некоторые другие организации. Эксперты считают выборы в такой политической среде бессмысленными, а сам парламент всего лишь консультационным органом при короле.

Не более чем фарсом называют и недавние выборы в Бурунди, на которых в третий раз пришел в власти Нкурунзиза. Свое решение вновь стать президентом он пояснил тем, что на первый срок он был избран парламентом, а не народом, а значит, в этот раз законов не нарушал. Несмотря на вспыхнувшие в Бурунди массовые гражданские протесты, Конституционный суд страны встал на сторону Нкурунзизы.

Выборы в Бурунди состоялись даже после того, как оппозиционные политики отказались принимать в них участие. К слову, на предыдущих выборах из‑за бойкота их оппозицией Нкурунзиза также был единственным кандидатом.

Даже не припугнул, а попросту истребил всю оппозицию 91‑летний президент Зимбабве Роберт Мугабе — к слову, самый старый действующий руководитель государства на планете. Начиная с 1987 года он единолично правит страной, жестко подавляя конкурентов.

Времена правления Мугабе отмечены так называемым черным переделом — когда белые фермеры были объявлены врагами страны и лишены своих земель. В итоге около 90 % белых, опасаясь за свою жизнь, покинули Зимбабве, а Запад в отношении режима Мугабе принял санкции, запретив въезд десяткам приближенных Мугабе чиновников и заморозив их активы за рубежом.

Черный передел и последовавшие за ним санкции привели страну к глубокому экономическому кризису и небывалой инфляции.

91‑летний президент Зимбабве Роберт Мугабе - самый старый действующий руководитель государства на планете

В начале 2009 года инфляция достигла 321.000.000 %, составив абсолютный мировой рекорд. Вскоре была введена в обращение купюра достоинством 100 трлн зимбабвийских долларов, а затем правительство пошло на так называемую американскую долларизацию экономики и запретило зимбабвийский доллар. Теперь в стране ходят доллары США, британские фунты стерлингов, а также валюты соседних государств, имеющих более стабильную экономику.

Во время последних президентских выборов в 2013 году, на которых убедительную победу одержал на тот момент 89‑летний Мугабе, в стране состоялись массовые акции протеста против узурпации власти.

Пожизненные

Если Бурунди и Зимбабве уже успели прославиться на весь мир акциями протеста населения против правителей-узурпаторов, публично заявить о своем неповиновении «пожизненному» правителю в Африке готовы далеко не все.

Джулиус Агбор, эксперт по изучению Африки американского исследовательского центра Brookings Institution, в комментарии НВ делает акцент на том, что африканские страны по‑прежнему в значительной степени состоят из обществ-коммун.

«Они все еще сохраняют отличительные черты традиционных африканских обществ с деревенскими старостами, которые выдвигаются от определенного класса людей и управляют общиной, пока не умрут»,— поясняет аналитик.

После смерти таких правителей преемственность часто обеспечивается престолонаследованием. Поэтому в ряде африканских стран и теперь само собой разумеющимся является не только пожизненное правление одного лидера, но и переход власти к его сыну.

Помимо Свазиленда, аналитик упоминает Габон, Конго и Того, в которых действующими президентами стали сыновья бывших президентов.

В то же время западные лидеры, а в их числе и Обама, призывают африканцев положить конец культуре престолонаследования и брать пример с известного борца за права темнокожих, экс-президента ЮАР Нельсона Манделы. Также Обама обратил внимание на слабую включенность женщин в политический процесс африканского континента.

Относительно дружественной к женщинам страной можно назвать Либерию, президентом которой в 2006 году впервые в истории Африки стала женщина.

В прошлом году хоть и временным, но президентом раздираемой восстаниями Центральноафриканской Республики также избрали женщину — Катрин Самбу-Панзу, ранее занимавшую пост мэра столицы страны.

В Африке наступает время перемен, констатирует Агбор. К примеру, в Нигерии президента Олусегуна Обасанджо, пытавшегося изменить конституцию с тем, чтобы переизбраться на третий срок, вынудили уйти в отставку.

Пример демократии демонстрирует и Малави: там в 2012 году после смерти президента Бингу ва Мутарика в качестве главы государства приняла присягу Джойс Банда, став первой женщиной-президентом в истории страны. В прошлом году в результате всеобщих выборов ее на этом посту сменил Питер Мутарика.

«Я верю, что в развитии демократии Африка идет верным путем»,— оптимистичен американский эксперт Агбор.

В целом обозреватели называют происходящие в Африке процессы закономерными. «Развитие демократических традиций занимает время, а большинству африканских стран всего 50–55 лет»,— подчеркивает Моселей. Также он замечает: не одним Нельсоном Манделой славится африканский континент.

К примеру, первый президент Ботсваны Серетсе Кхама не только сыграл значительную роль в борьбе своей страны за независимость от Британии, но и добился экономической стабильности для молодого государства посредством интенсивного экспорта полезных ископаемых и природного сырья.

Моселей отмечает, что в 90‑х годах, после развала СССР и конца холодной войны, Африка чаще демонстрирует свое стремление к демократии: во‑первых, из‑за того, что на ее территории закончилась война за сферы влияния между СССР и США, а во‑вторых, потому, что Черный континент был вдохновлен демократическими переменами в Восточной Европе.

Хотя сейчас в некоторых регионах Африки и начался так называемый процесс стагнации — на пути демократических перемен стали исламисты, рассказывает аналитик. Еще одна причина застоя — как это ни парадоксально — глобальная война с террором, когда из соображений безопасности международное сообщество может поддерживать недемократические режимы, так как только они способны сдерживать исламистов.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале