Способны ли Германия и Франция принести мир в Украину? Работают ли минские договоренности – ведь перемирие нарушается постоянно ценой человеческих жизней? Сразу несколько ведущих политиков подняли вопрос «недееспособности» «нормандского формата», в котором переговоры об урегулировании конфликта на Донбассе ведут Украина, Германия, Франция и Россия. Также подвергается критике и «минский формат» – Трехсторонняя Контактная группа, в состав которой входят Украина, Россия и ОБСЕ, а также присоединяются представители группировок «ДНР» и «ЛНР».

В статье в газете The Financial Times бывший глава польской дипломатии Радослав Сикорский заявил, что минские мирные соглашения не работают и одной из причин этого, по его мнению, является то, что в переговорном формате не представлен весь Европейский союз, а только Германия с Францией.

«В Минске было достигнуто соглашение о перемирии, однако бои на востоке Украины продолжаются, и это отбросило Европу на десятилетия назад... В вопросе Украины ЕС даже не за столом переговоров. Зато Франция и Германия, ни одна из которых не имеет общей границы с Украиной, взяли на себя управление российской агрессией, только с частичным успехом», – написал Сикорский.

​«Взрывоопасная ситуация»

Ситуация на востоке Украины и в самом деле весьма усложнилась в последние недели. Даже во время последнего раунда переговоров Трехсторонней контактной группы в Минске ранее в этом месяце украинские позиции подверглись обстрелу более 100 раз за день.

А 16 августа силы сепаратистов при поддержке россиян, по данным украинской стороны, 148 раз нарушили режим прекращения огня, обстреляв украинские позиции 17 раз артиллерийским огнем, 50 – минометным, 13 – огнем с реактивных систем залпового огня, и 70 раз – стрелковым оружием и гранатометами.

Обострение ситуации признал и министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, который призвал провести срочные переговоры для предотвращения «новой военной эскалации».

«Ситуация на востоке Украины является взрывоопасной», – заявил Штайнмайер газете Bild am Sonntag.

Он предложил, чтобы представители Киева и пророссийских сепаратистов немедленно встретились с представителями ОБСЕ для проведения переговоров по снижению напряженности на Донбассе.

Между тем, Радослав Сикорский видит проблему в том, что Берлин и Париж заменили собой весь ЕС на переговорах по урегулированию украинского конфликта. По его мнению, создание институтов президента Европейского совета (ныне им является Дональд Туск) и высокого представителя по внешней политике и политике безопасности (в настоящее время им является Федерика Могерини) было положительным явлением и имело целью представление ЕС как единого целого.

«Россия использует ЕС для создания разобщенности, она прилагает особые усилия для привлечения на свою сторону государств, которые имеют мало влияния», – написал Сикорский.

Нынешние форматы не действуют

Поэтому пока очевидна критика «минского» и «нормандского» форматов, которые идут параллельно (даже были дни, когда переговоры «нормандского формата» и встречи Трехсторонней контактной группы в Минске совпадали во времени).

«Очевидно, что формат не действует, так как в одном, в минском формате нет гарантий, которые бы гарантировали выполнение этих соглашений. Тем более субъектом этой войны является не «ДНР» и «ЛНР», а Россия. «ДНР» и «ЛНР» можно считать военно-политическими подразделениями Вооруженных сил Российской Федерации. Никаких решений они не принимают, а все решения принимаются Генштаб Вооруженных сил Российской Федерации и Кремль, соответственно. Таким образом, все эти форматы абсолютно недейственны», – сказал в интервью Радіо Свобода украинский военный эксперт Григорий Перепелица.

По его словам, проблема еще и в том, что в переговорном процессе нет четкого обозначения второго субъекта войны – Российской Федерации.

«Следовательно, Россия ничем не обязана и ничем не связана. В «минском формате» стоят люди со стороны «ДНР» и «ЛНР», которые ничего не решают и ничего не гарантируют. И Украина выглядит как один-единственный субъект. Должны быть какие-то гаранты, которые будут гарантировать соблюдение (мирных соглашений). Гарантов – нету! Германию и Францию можно рассматривать как посредников», – добавляет Перепелица.

Польша хочет приобщиться к Германии и Франции?

Варшава не впервые выражает недовольство «нормандским форматом». Ранее бывший главный польский европарламентарий Павел Коваль назвал «нормандский формат» «логикой Ялты», имея в виду раздел Европы в 1945 году на Ялтинской конференции ведущими государствами.

А во время телефонного разговора 14 августа между лидерами Украины и Польши новый польский президент Анджей Дуда высказался о возможном привлечении Польши к переговорному процессу по урегулированию конфликта на востоке Украины.

«Я спросил его (президента Порошенко – КР), минские соглашения выполняются? Он ответил, что нет, не выполняются, что бои все время продолжаются, и это тлеющий конфликт, который протекает с большей или меньшей активностью... Как видим, мира нет. Поэтому, по моему мнению – и я об этом сказал господину президенту, – стоило бы провести переговоры в широком формате, по широкой формуле, если речь идет об участии государств. Я бы предлагал, чтобы это были те самые сильные европейские государства, но также и соседи Украины», – сказал Дуда в интервью Польскому радио.

«Понятна позиция Польши, которая хочет присоединиться и увеличить свой собственный вес как в ЕС, так и в международных делах. А также Польша искренне хочет помочь Украине и поддержать Украину. Но это мало поможет, потому что вопрос здесь в том, что Россия не считается с теми переговорщиками. Россия подчиняет переговоры исключительно своим военным задачам на фронте», – говорит Григорий Перепелица.

Во время обострений на фронте и фактического бесплодия переговоров в «минском» и «нормандском» форматах многие вспоминают о «женевском формате», с которого начиналось урегулирование, когда только восток Украины начинал гореть в апреле 2014 года. «Женевский формат» предусматривает участие США, ЕС (а не только Германии и Франции), а также Украины и России.

Помогло бы участие США, с которыми Россия в военном и геополитическом плане все же вынуждена считаться?

«Да, это правда. Безусловно, если бы были представлены США, то это было бы значительно весомее. И Россия больше считалась бы с позицией США в таких форматах, – отмечает Григорий Перепелица. – А так Путин считает Евросоюз слабым, расколотым, и, честно говоря, он с ЕС не считается. И не будет иметь большого значения, будет ли там на переговорах еще и Могерини или еще кто-то – значения большого не будет иметь».

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале