«Точно так же, как в 1990-х годах, сейчас разжигается конфликт между [этническими] курдами и турками, которому не будет конца. Концепция, разработанная в президентском дворце, материализуется», - 20 августа заявил официальный представитель оппозиционной Народно-демократической партии Турции Идрис Балукен, комментируя быстрый рост напряженности в стране.

Основания для подобных подозрений у политика имеются. После того как в конце июля Анкара фактически объявила войну Исламскому государству (ИГ) и Курдской рабочей партии (КРП), нападения, взрывы и обстрелы стали почти ежедневными. Особенно активно «партизанская война» идет на юго-востоке страны, населенном преимущественно курдами, на которых турецкая армия обрушила свой главный удар.

Счет турецким военнослужащим, убитым там за неполный месяц, пошел на десятки: только по официальным данным, в последние недели в диверсиях там погибли 39 солдат и офицеров.

Последнюю такую операцию боевики КРП провели 19 августа, ее жертвами стали восемь турецких военных. Одновременно с этим боевики левацких, исламистских и других экстремальных группировок то и дело осуществляют нападения и обстрелы в Стамбуле и других крупных городах.

Правительство на происходящее отвечает силой. На юго-востоке страны развернуты дополнительные армейские и полицейские силы, жандармерия, а также местные проправительственные «титушки» под названием «Худа Пар», которые неплохо вооружены и действуют вне закона, как бандитская группировка.

Силовики уже задержали более тысячи курдских активистов, обыски и аресты продолжаются. Одновременно с этим турецкая авиация ежедневно наносит удары по позициям КРП на севере Ирака и в горах на юге Турции. По официальным данным, в результате авианалетов убиты уже более 390 человек.

На юго-востоке Турции не прекращаются столкновения курдских повстанцев и правительственных войск

Тем временем руководство Исламского государства, взбешенное решением Анкары предоставить свои авиабазы для использования американской авиацией, выступило с официальным обращением к жителям Турции с призывом объявить священную войну «сатане, продавшему страну США и курдам», то есть Эрдогану и его правительству.

В Турции проживают бессчетные тысячи сторонников ИГ, поэтому данный призыв, вне всяких сомнений, будет услышан. Впрочем, пока халифат ведет себя тихо, ожидая дальнейшего развития событий. Для него критически важно, чтобы события в Турции пошли по сценарию, максимально приближенному к гражданской войне. Как показывает опыт Ирака и Сирии, именно в таких условиях ИГ действует максимально эффективно. Причем к этому сейчас все и движется.

Город Диярбакыр, неофициальная столица турецкого Курдистана, каждую ночь становится ареной ожесточенных столкновений между курдскими демонстрантами и полицией. Первые забрасывают стражей порядка камнями, бьют по ним из фейерверков.

В ответ летят заряды со слезоточивым газом, а на телах протестующих появляются красные точки от лазерных прицелов снайперов. В особо бурные вечера и ночи в городе звучит стрельба, в воздухе барражируют полицейские и военные вертолеты.

Как рассказали изданию The Foreign Policy местные жители и активисты, горожане активно вооружаются, готовясь к уличным боям с силовиками и «титушками». В последние они записывают и исламистов, «выписанных правительством из соседних Сирии и Ирака» для противостояния курдам.

Цены черного рынка на оружие и боеприпасы в последние недели выросли втрое. Хороший пистолет в Диярбакыре сейчас стоит три тысячи долларов, автомат Калашникова – две. Винтовки и автоматы стоят дороже по той причине, что их сложнее спрятать: за незаконное хранение и ношение оружия в Турции дают длительные тюремные сроки.

Тем не менее, гигантский спрос, без сомнения, породит и предложение: через дырявую границу с Сирией и Ираком в Турцию пойдут караваны с оружием и боеприпасами – покупатели обязательно найдутся.

На манифестациях в Диярбакыре турецких флагов нет. Только курдские

Одновременно с ростом продаж оружия растет и степень организации местных курдов, которые, в отличие от 1990-х, активно используют для общения и координации своих действий социальные сети. Как пишет FP, жители Диярбакыра и окрестностей прямо говорят, что они уже не просто «население», как 20 лет назад.

«Люди уже ничего не боятся и будут сохранять спокойствие до тех пор, пока это будет возможно. Они знают: если начнется война, то она будет идти на всей территории Турции», - рассказал один из курдских активистов. Теперь вопрос лишь в том, насколько хватит терпения формирующемуся курдскому ополчению.

Некоторые предположения на счет сроков уже есть. Ситуация может окончательно выйти из-под контроля в начале ноября. И вот почему.

Эрдоган начал войну, приведшую к хаосу и терактам, не просто так, а с совершенно четкой целью. По словам Идриса Балукена, процитированного в начале статьи, президент сознательно раскручивает спираль насилия, надеясь на рост националистических настроений и поддержки со стороны избирателей в преддверии новых парламентских выборов.

Дело в том, что предыдущие – июньские – эрдогановская Партия справедливости и развития (ПСР) не проиграла (она набрала большинство голосов), но и не выиграла, поскольку большинство это было относительным, но не абсолютным, как изначально задумывалось. Поскольку в парламенте сторонники президента занимают менее 50 процентов мест, его изменения конституции сорвался.

Перед выборами Эрдоган планировал сделать Турцию президентской республикой, в которой глава государства получит поистине султанские полномочия.

Эрдоган, считающий образцом политика Путина, идет по стопам кумира, с помощью войны уничтожая прессу и оппозицию

Из-за неожиданного попадания в парламент прокурдской Народно-демократической партии ПСР не сумела получить большинства, позволившего бы самостоятельно сформировать правительство и изменить конституцию.

В результате Эрдоган формально остается лишь церемониальной фигурой, хотя в действительности и управляет страной через «своего премьера» Ахмета Давутоглу. Но шаткость этого положения сильно тревожит и нервирует президента. Он хочет стать полноценным властителем с четко прописанными безграничными возможностями.

Для этого ему отчаянно нужны новые выборы с безусловной и однозначной победой ПСР. Получив убедительное единоличное большинство в парламенте, Эрдоган сможет, наконец, поменять конституцию и сформировать полностью зависящее от него правительство.

Для достижения этой цели была задействована довольно простая схема. ПСР под различными предлогами не вступает ни с кем в коалицию, препятствуя появлению нормального кабинета министров. Если до 23 августа правительство так и не появится, на начало ноября будут назначены новые парламентские выборы.

Средства сплотить народ вокруг лидера и добиться желаемого результата давно изобретены.

«Маленькая победоносная война» или на худой конец «превращение страны в осажденную врагами крепость» обычно действуют безотказно. Лучший, наверное, пример – это взрывы домов в России и последующая война в Чечне, позволившие Владимиру Путину стать президентом РФ в 2000 году. В турецком случае роль чеченцев исполнили курды с их неизбывной мечтой о свободе и готовностью сражаться за нее.

Эрдоган назначил курдов «турецкими чеченцами», которых надо победить ради неограниченной власти самого Эрдогана

Пропаганда, которая льется широким потоком из государственных СМИ, не оставляет избирателям выбора: «Либо вы с распоясавшимися курдскими террористами, либо с великим, светлым и могучим спасителем от них».

Журналистов, не согласных с такой постановкой вопроса, сажают – Турция мировой лидер по числу работников СМИ, оказавшихся на нарах. Рейтинги Эрдогана и его партии на этом фоне растут, оппозиция закатывается в асфальт – против ее лидеров начаты расследования о сотрудничестве с боевиками. Все, казалось бы, идет по плану.

Однако в ходе его исполнения могут появиться некоторые сложности. Во-первых, на фоне обострения насилия и отсутствия правительства турецкая лира покатилась под гору относительно мировых валют. Ее курс падает настолько быстро, что она сейчас показывает самые быстрые темпы снижения в мире.

Хаос негативно сказывается на инвестициях и туризме, крайне важном для страны. Граждане страны пока еще сплочены военной лихорадкой, но до ноября у них могут возникнуть вопросы типа «А оно того стоит?».

Во-вторых, курды, как сказано выше, совершенно не собираются становиться послушным объектом усмирения. В Турции их проживает 18 миллионов. Если хотя бы сотая часть вооружится (а дело к тому идет), армия получится не из маленьких. Причем дело не только в количестве курдов и степени их организации, но и в их исключительно высокой мотивации.

Из-за гражданской войны в Ираке независимый Курдистан там уже стал реальностью, в Сирии по той же причине – быстро формируется. В Турции же Эрдоган начал против жителей Диярбакыра и окрестностей необъявленную, но тоже вполне гражданскую войну. Для курдов это исторический шанс – после сотен лет чужой власти с оружием в руках добиться свободы и создания собственного независимого государства.

Возможно даже единого (хотя у курдов полно внутренних противоречий, но все же). С такими вводными «маленькая победоносная война» может обернуться большой и не слишком успешной.

Турецкая армия готова к «маленькой победоносной войне»

В-третьих, такой конфликт послужит великолепной питательной средой для развития и возвышения Исламского государства внутри самой Турции. Гражданская война для халифата – это лучшее, что только может случиться.

Среди турецких граждан полно людей, тайно разделяющих его ценности, причем даже в вооруженных силах и правоохранительных органах. В случае, если Анкара окажется в ситуации затяжного и кровавого конфликта, Исламское государство обязательно постучится в двери. Ногой и прикладом автомата.

Суммируя, можно сказать: итоги выборов, ради победы на которых Эрдоган затеял свою «войну против террора», пока не вполне очевидны. Очень даже может быть, что он их проиграет. Но и у радости победы привкус может быть так себе.

Если прокурдская Народно-демократическая партия не преодолеет 10-процентный барьер и не попадет в национальный парламент (а именно на это рассчитывает президент), то курды Диярбакыра окончательно потеряют представительство в Анкаре и какую-либо связь с Турцией и ее властью.

В этом случае от восстания их сможет остановить лишь нехватка оружия и решимости. Но, судя по всему, у них уже хватает и того, и другого.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале