«Мне крупно повезло — я женился не на актрисе. Этот факт обеспечивает мне полную приватность в жизни: мне не приходится, как Анджелине Джоли и Брэду Питту, выходить из дома через заднюю дверь и нанимать войска для защиты от папарацци», – считает Мэтт Деймон.

«Меня не жалуют журналисты, потому что считают ужасно скучным: женат, отец четверых детей. Ну о чем тут говорить? Фотографы иногда щелкают меня, когда из фитнес-клуба выхожу, и то для порядка, чтобы обновить базу», — шутит 45-летний Мэтт Дэймон, чью новую роль в фильме «Марсианин» уже успели признать лучшей в его карьере и просто обреченной на «Оскар».

— Говорят, что вы за один день приняли решение сыграть в «Марсианине» и что перед этим не вы, а режиссеры у вас проходили своего рода кастинг, в том числе и великий Ридли Скотт, режиссер этой картины…

— Ну, не совсем так. (Смеется.) Изначально фильм должен был снимать Дрю Годдард, который написал сценарий «Марсианина» по одноименному роману Энди Уира. После встречи с ним я размышлял, стоит ли мне снова браться за научную фантастику после «Элизиума» и «Интерстеллара». Но потом Дрю представилась возможность снять кино на основе комиксов. А он их обожает с детства, поэтому не мог от своей мечты отказаться. Вот тогда на замену Годдарду пришел Ридли Скотт.

Вернее, мне сказали, что ему дали почитать сценарий. Ну я тут же ему позвонил узнать, что и как, возьмется ли он за картину. А мы до этого даже знакомы не были. Представьте себе, столько лет оба в мире кино крутимся, но ни разу даже на вечеринке в очереди за коктейлем рядом друг с другом не стояли. И Ридли меня первым делом спрашивает: «Слушайте, мы с вами что, никогда не встречались?»

Отвечаю: «Нет». Наступает пауза. Потом он произносит: «О’кей. Сценарий отличный! На самом деле, черт побери! И какого же черта мы до сих пор не снимаем это кино?» Я ответил, что понятия не имею. Вот так все и закрутилось. Я вам, конечно, очень культурно его слова перевел. (Смеется.)

— Ну хорошо, а все-таки ваше отношение к браку не изменилось с годами?

— Знаете, я думаю, что брак — это безумие. Чистой воды безумие. Чья-то сумасшедшая идея, но лично мне очень нравится быть женатым на своей жене. Поэтому я могу говорить только за себя. Никаких советов и тому подобной чепухи. Я счастливчик, что встретил именно эту женщину. Может, если и существует какой-то секрет, то он в этом и заключается — чувствовать себя счастливчиком?

Ведь брак и любовь не поддаются реальному контролю. Я не верю, что можно контролировать чувства. Недавно с отцом своим встречался, и он мне, в сущности, то же самое сказал: «Все это — божья милость. Нельзя научиться быть везучим, счастливчиком».

Вот о чем я беспокоюсь, так это о том, что не заслуживаю такой жены, как Лусиана. Она достойна лучшего. Например, я не мастак устраивать сюрпризы. Ну там, цветы принести без всякого повода или какую-то идею интересную выдать. Никогда не был силен в таких вещах. В отличие от Лусианы, которая фонтанирует и идеями, и сюрпризами. Как она только со мной мирится, с таким ужасным, скучным занудой?..

— Правда, что вы прилично сбросили вес для съемок в последней части фильма «Марсианин»?

— Нет. Расписание съемок было такое запутанное, что худеть и поправляться не имело смысла. Все снималось вперемешку, поэтому меня периодически подменяли дублеры.

— Наверное, вы не очень-то возражали против такого расклада. Помнится, во время съемок картины «Мужество в бою» вы так сильно похудели, что у вас даже нарушился обмен веществ…

— Точно! Я тогда вел себя как дурак. Как Кристиан Бэйл — съедал в день одно яблоко и баночку консервированного тунца. (Для роли полностью потерявшего сон человека в фильме «Машинист» Бэйл сбросил 28,5 кг, чем довел себя почти до полного измождения. — Прим. ред.)

— А если бы вам и впрямь пришлось застрять на Марсе, какой бы едой запаслись?

— О! Какой трудный вопрос! Что бы я мог есть с удовольствием и постоянно… Ну, наверное, выбрал бы все-таки пиццу.

— На Марсе ваш герой оказался в полном одиночестве. Наверное, в реальной жизни вам не очень-то знакомо это состояние…

— Да уж, дома я иногда и 20 минут не могу один побыть! (Смеется.) Жена и четыре дочки — полный дом, как в покере (Дэймон имеет в виду выигрышную комбинацию в этой игре, которая называется full house — в переводе «полный дом». — Прим. ред.). И знаете, мне все это нравится. Разве что в туалет иногда очередь приходится занимать, но это не критично — в доме их несколько... Кстати говоря, я взялся за роль в «Марсианине», потому что хотел себя как актера проверить — смогу ли один, без партнеров и партнерш, отыграть как нужно.

Двухстраничные монологи моего героя Марка режиссер снимал одним дублем на четыре камеры и сразу же монтировал, тут же, на месте. Конечно, Ридли Скотт — суперпрофессионал. Только очень опытные и по-настоящему великие режиссеры могут так работать.

— А вы в детстве мечтали стать астронавтом?

— Нет, я хотел быть супергероем. Когда мне было года три, я брал мамины кухонные фартуки в цветочек и делал себе из них накидки, как у Супермена или Бэтмена. Да и честно скажу, я вообще не смог бы стать ни первооткрывателем, ни ученым, мне как-то уютнее на Земле, у себя дома, возле каминчика.

Никакого интереса к неизведанным глубинам, высотам и тому подобным вещам совершенно не испытываю. Если бы не возможность поработать с Ридли Скоттом, не уверен, что согласился бы на роль. Тем более что в «Интерстелларе» я уже оставался всеми позабытый на какой-то неизвестной планете.

— Значит, астронавтом вы уже были два раза, супершпиона играли, я имею в виду Джейсона Борна, и скоро вновь в пятом фильме о нем начнете сниматься, а с супергероями у вас никак не получается. Не завидуете своему другу Аффлеку, которому досталась роль Бэтмена в суперблокбастере «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости»?

— Из Бена получится великолепный Бэтмен! Вопреки мнению некоторых фанатов этого героя. Я тоже фанат, но не понимаю весь дурдом, который устроили противники Аффлека в Интернете. Требовали даже петицию в Белый дом подписать, чтобы запретить ему играть эту роль. (Смеется.) С ума сойти! Это же Бэтмен, люди, ау! Не король Лир!

Те, кто видел Бена в «Городе воров», в «Арго» и в «Исчезнувшей», понимают, насколько эти роли, не говоря уже о режиссуре, тоньше, сложнее, чем этот самый Бэтмен. Меня тут, кстати, все время спрашивают, не хочу ли я Робина сыграть. Типа, Бен — Бэтмен, а я — Робин. Так вот, представьте себе — не хочу!

— Думаю, что о лучшем друге Бене каверзные вопросы вам задавать не стоит...

— Да бросьте! Главная проблема, на мой взгляд, в том, что о Бене всегда и у всех складывается неверное представление. Выглядит все так, словно ему по жизни навязали неправильную, не его роль. Но я-то знаю, что его публичный образ, то, как он выглядит в глазах зрителей, не имеет ничего общего с реальностью. Никто его не знает и не понимает. Это просто какой-то кошмар! Несправедливо это.

Особенно теперь, когда он такой путь прошел — заново взобрался на самую вершину горы, после того как скатился в самый ее низ. Я, между прочим, в молодости тоже обладал, скажем так, весьма проблемным темпераментом. Да и сейчас быстро завожусь и меня легко привести в ярость. Не говоря уж о вечном желании с кем-нибудь соревноваться.

— В «оскароносном» «Умнице Уилле Хантинге» вы играли вместе с вашим закадычным другом. А вам бы не хотелось с Аффлеком снова сняться в одном фильме?

— Конечно, хотелось бы. И мы это планируем. У нас с Беном есть совместная продюсерская компания, и мы постоянно ищем проекты, разрабатываем их сами. В общем, как только поймем, что вот оно, появилось, правильное, наше кино, сразу же ринемся в бой. А то, знаете, не хочется облажаться.

— А сняться у Аффлека-режиссера не мечтаете? Многие актеры не отказались бы…

— Хочу. Я очень горжусь Беном. Он доказал всем, что не является пустоголовой бездарностью, обладателем смазливой внешности, как его характеризовали еще 10 лет тому назад, во времена его романа с Дженнифер Лопес. Да и после у него была сплошная черная полоса. Мне было тогда тоже очень тяжело — я болезненно воспринимал все происходящее с другом.

Так вот сейчас он доказал, что умеет снимать отличное кино. А это не каждому талантливому актеру дано, уж поверьте. Только вот в чем проблема: Бен-режиссер обычно себя же выбирает на главную роль. Выходит, чтобы мне в его фильме сняться, в сценарии должны быть два главных героя. (Смеется.)

— Мэтт, вы сделали отличную карьеру, входите в список голливудских звезд первой величины. И при этом слывете примерным семьянином. Как у вас это получается совмещать — и работу, и семью?

— Очень легко. Обычно мы всегда и везде вместе — я, жена, дети. И соблюдаем одно не очень оригинальное правило: не расставаться больше чем на две недели. С теми, кого любишь, нужно как можно больше времени вместе проводить. Это мое мнение. Да и скучаю я без жены. Ведь Лусиана — мой самый задушевный друг. (С Лусианой Барросо Мэтт познакомился во время съемок в одном из баров Майами, где она работала. — Прим. ред.) Вот в чем заключается фокус и гарантия счастливого брака.

Иногда у нас возникают проблемы, но если семья действительно на первом месте, то трудности легко преодолимы. Да и потом, какое дело моим дочкам до того, кто я в Голливуде. Я для них обычный папаша, который, по их мнению, иногда ведет себя придурковато и совсем не круто. (Смеется.)

Недавно моя старшая дочка Алексия (16-летняя Алексия — дочь жены Дэймона от предыдущего брака, актер ее удочерил. — Прим. ред.) получила водительские права. Я страшно горжусь этим, потому что весь прошлый год ездил с ней вместе в школу. Она за рулем, а я рядом. Люси, моя жена, и мои дочурки могут из меня вить веревки. И они это знают. Жена даже смеется над моим полным неумением хоть какую-то дисциплину навести. Наверное, с мальчиками я был бы строже, но с девочками — нет, не могу. Они такие загадочные маленькие женщины, господи, и я, взрослый мужчина, постоянно поражаюсь этому.

— Ну хорошо, а все-таки ваше отношение к браку не изменилось с годами?

— Знаете, я думаю, что брак — это безумие. Чистой воды безумие. Чья-то сумасшедшая идея, но лично мне очень нравится быть женатым на своей жене. Поэтому я могу говорить только за себя. Никаких советов и тому подобной чепухи. Я счастливчик, что встретил именно эту женщину. Может, если и существует какой-то секрет, то он в этом и заключается — чувствовать себя счастливчиком?

Ведь брак и любовь не поддаются реальному контролю. Я не верю, что можно контролировать чувства. Недавно с отцом своим встречался, и он мне, в сущности, то же самое сказал: «Все это — божья милость. Нельзя научиться быть везучим, счастливчиком». Вот о чем я беспокоюсь, так это о том, что не заслуживаю такой жены, как Лусиана. Она достойна лучшего.

Например, я не мастак устраивать сюрпризы. Ну там, цветы принести без всякого повода или какую-то идею интересную выдать. Никогда не был силен в таких вещах. В отличие от Лусианы, которая фонтанирует и идеями, и сюрпризами. Как она только со мной мирится, с таким ужасным, скучным занудой?..