Уинстон Черчилль был известным бонвиваном и транжирой. На какие средства, помимо чиновничьих зарплат, жил этот человек, если в наследство он не получил ни гроша? Ответить на этот вопрос с максимальной точностью старается вышедшая в сентябре книга «No More Champagne: Churchill and His Money»: автор, Дэвид Лог (David Lough), в прошлом банкир, изучил все доступные финансовые документы Черчилля, чтобы понять, хватало ли доходов от писательства на выплаты долгов, сколько он зарабатывал игрой на бирже, сколько и почему терял.

Книга недоступна на русском языке, но Slon приводит резюме главы о финансовых приключениях политика в 1929 году, опубликованной в Newsweek.

Ко времени, когда Черчилль лишился поста канцлера британского Казначейства в мае 1929 года, на его банковском счете было минус £8000, или $600 тысяч в современных деньгах, а его налоговая задолженность достигала еще половины этой суммы.

В преддверии написания биографии предка, Джона Черчилля, первого герцога Мальборо, литературный агент посоветовал бывшему главе Казначейства отправиться в Америку, чтобы показаться заморской читающей аудитории.

Денег на вояж не было, и Черчилль нашел спонсоров: в августе 1929 года судоходная компания предложила ему место на корабле до Квебека и собственный вагон для переезда оттуда в США в обмен на четыре выступления, которые политик даст по дороге. Одновременно американский университет за одну лекцию согласился компенсировать другие дорожные расходы.

Канада поразила будущего премьер-министра Великобритании обилием возможностей для заработка в нефтегазовой индустрии. Поэтому аванс и другие выплаты, полученные от своего издателя, Черчилль не потратил на погашение долгов: по его просьбе деньги были переведены напрямую биржевому брокеру, и за £2000 ($150 тысяч сегодня) политик стал гордым обладателем акций двух небольших нефтяных компаний. В Калгари он вложил еще $2000 ($30 тысяч) в добывающее предприятие.

Если верить письмам Черчилля к его жене Клементине, за время пребывания в Канаде писательством и игрой на бирже он заработал £6000 ($450 тысяч), не неся при этом никаких расходов.

По прибытии в Сан-Франциско британец встретился с Уильямом ван Антверпеном, биржевым брокером и другом друзей. Через несколько дней после этого знакомства Черчилль открыл счет в брокерской фирме Антверпена и написал жене в Лондон в «очень секретном» письме, что «получил прибыль» £22 тысячи ($1,65 млн сегодня). По большей части эта «прибыль» была авансом за еще не написанные литературные работы.

«Я стараюсь сохранить £20 тысяч свободными для инвестиций и спекуляций, – писал Черчилль. – Эти резервные войска имеют первостепенную важность и не должны быть растрачены». Половину суммы Черчилль вложил в Сан-Франциско, половину – в Лондоне.

Через четыре дня, после обеда с Чарли Чаплином, политик отчитался о первом успехе: он заработал £1000 ($75 тысяч) на спекуляциях акциями некой компании Simmons. Воодушевленный, Черчилль вскоре предоставил своему новому другу Антверпену полную свободу распоряжаться своим счетом, пока сам путешествует на восток США.

В начале октября 1929 года, когда Черчилль прибыл в Нью-Йорк и пожелал «принять командование» над своими финансами, его активы оценивались в $200 тысяч ($3 млн). Еще через неделю эта сумма выросла до $420 тысяч ($6,3 млн сегодня).

Несколько дней спустя, 24 октября 1929 года, наступил «черный четверг»; за ним последовали такие же черные пятница, понедельник и вторник, на биржах началась паника. Черчилль обратился за советом к своему брокеру Антверпену. Тот увидел в обвале акций возможность «конструктивного продвижения», и 25 октября политик и литератор вложил в акции еще $26,5 тысячи ($397,5 тысячи). В понедельник, 28 октября на прощальном ужине перед отбытием в Лондон Черчилль поприветствовал собравшихся тостом: «За друзей и бывших миллионеров».

Будущий премьер-министр говорил своим друзьям, что его потери вследствие биржевого краха в Америке составили $50 тысяч ($750 тысяч). По мнению Лога, это не так: даже с учетом того, что друг брокер вернул ему $7200 прибыли, потери политика должны были превысить $75 тысяч, или $1,13 млн в долларах 2015 года.

По приезде домой Черчилль вынужден был рассказать жене печальные новости: все авансы, выданные ему за книгу о герцоге Мальборо, были потрачены до копейки еще до того, как автор написал первое слово.