До конца года должен состояться отложенный из-за трагедии в Беслане визит президента России Владимира Путина в Германию. Одной из главных тем поездки, несомненно, будет газовая проблематика.

Тем более что предыдущая встреча с канцлером Герхардом Шредером, которая состоялась в Москве, ознаменовалась подписанием многообещающего меморандума о газовом сотрудничестве между «Газпромом» и концерном E.ON-Ruhrgas. Не исключено, что именно в ходе этого визита между компаниями будут заключены конкретные соглашения в развитие рамочного документа.

Газовый бизнес в гораздо большей степени, чем, например, нефтяной, требует политической поддержки, причем на самом высоком уровне. Прежде всего это связано с необходимостью реализации масштабных, нередко трансконтинентальных газотранспортных проектов. Кроме того, для России газовая дипломатия традиционно является одним из ключевых факторов развития внешних связей с европейскими странами.

Во времена СССР сотрудничество осуществлялось непосредственно на межгосударственном уровне, а в постсоветское время агентом этих отношений стал «Газпром». Хотя вплоть до прошлого года первое лицо государства лично практически не участвовало в процессе. При Борисе Ельцине функцию куратора «Газпрома» выполнял его создатель Виктор Черномырдин, длительное время занимавший пост премьер-министра.

При Владимире Путине деятельность «Газпрома» практически сразу оказалась в центре внимания главы государства, однако первые три года приоритетом пользовались «внутренние» проблемы «Газпрома», такие как утверждение команды Алексея Миллера, стабилизация финансового положения компании (прежде всего, реструктуризация долгового бремени) и возврат выведенных активов. А к концу своего первого президентского срока Путин лично занялся политической поддержкой уже и внешней стратегии «Газпрома».

Первая попытка газовой инициативы самого высокого уровня пока не принесла реальных плодов. Летом 2002 года президенты России и Украины Владимир Путин и Леонид Кучма вместе с канцлером ФРГ Герхардом Шредером заявили о создании консорциума по управлению и развитию газотранспортной системы Украины (главного транзитера российского газа в Европу). Однако до сих пор деятельность этой структуры вызывает больше вопросов, чем ответов.

Всерьез же Владимир Путин начал свою международную «газовую миссию» с ближнего зарубежья, а точнее, со стран Средней Азии. В 1990-е годы присутствие «Газпрома» в этом газоносном регионе бывшего Советского Союза было сведено к минимуму. Это вредило не только политическим интересам России, но и экономическим.

Под среднеазиатские запасы в советские времена был возведен специальный газотранспортный маршрут Средняя Азия - Центр, через который шло снабжение Закавказья, а также юго-западных республик Союза (Украины и Молдавии). Исключение этого ресурса из газпромовского портфеля фактически закрывало для «Газпрома» рынки этих стран, поскольку поставки туда с западносибирских месторождений были бы экономически неоправданны.

Активное возвращение российской политики на пространства СНГ было сопряжено с газпромовской экспансией. Алексей Миллер участвовал практически во всех значимых поездках Владимира Путина по странам Средней Азии. В итоге в апреле 2003 года в Москве российский президент и глава Туркмении Сапармурат Ниязов подписали Соглашение о стратегическом сотрудничестве в газовой сфере на 25 лет, которое предусматривает закупку практически всего объема туркменского газа в портфель «Газэкспорта». Тогда же российский монополист при политическом содействии получил в управление самый длинный участок (по территории Узбекистана) газопровода Средняя Азия - Центр.

Следующего международного газового прорыва пришлось ждать больше года. В июле 2004 года в присутствии Владимира Путина и Герхарда Шредера «Газпром» и германский энергетический концерн E.ON-Ruhrgas подписали Меморандум о развитии сотрудничества. Стороны договорились рассмотреть совместную добычу газа в России, его экспорт по Северо-Европейскому газопроводу (также совместно построенному), продавать его в Европе, а также реализовывать перспективные электроэнергетические проекты как в России, так и Европе.

Между тем в августе «Газпром» при непосредственной политической поддержке Кремля сумел договориться с Киевом по широкому кругу проблем: была урегулирована задолженность за газ, поставленный на Украину в середине 1990-х, согласованы поставки газа и транзитный тариф до 2009 года. В октябре в ходе визита Владимира Путина в Китай «Газпром» подписал первый официальный документ о сотрудничестве с китайской госкомпанией CNPC, который должен положить начало экспансии концерна в Юго-Восточную Азию.

Очевидно, что глава государства и в дальнейшем будет оказывать поддержку внешней экспансии «Газпрома». До конца года должен пройти еще один визит, не состоявшийся в сентябре, - в Турцию, где «Газпром» намерен подписать соглашение о сотрудничестве. А одним из главных направлений газовой дипломатии Кремля, по всей видимости, станет выход «Газпрома» на рынок сжиженного природного газа в Северной Америке.