Значение первого фактора – влияния Москвы, – в настоящий момент минимизировано. Дав себя вовлечь в политику Кремля и потворствуя российской агрессии против "братской" Украины, Патриарх Кирилл показал миру истинное содержание концепции "Русского мира", полностью себя дискредитировав. Позиции РПЦ в православном мире также ослаблены: Поместные церкви, хотя и не выступают в защиту Фанара и украинской автокефалии, не спешат официально выражать поддержку РПЦ, тем более разрывать общение со Вселенским Патриархатом.

Дипломатические и лоббистские усилия светских властей РФ упираются в стену настороженности, пропагандистские приемы прокремлевских СМИ хорошо изучены и не принимаются за чистую монету, в нашей стране, а также в США и Европе создана атмосфера нетерпимости к попыткам подкупа агентов влияния и заинтересованных лиц.

Москва практически бессильна помешать обретению украинской церковью автокефалии. Это, безусловно, положительный момент.

А вот второй фактор – вопрос возвращения исторической церковной недвижимости Вселенскому Патриархату, – определенно несет в себе серьезные риски. Ряд компетентных экспертов (в том числе архиепископ Иов Геча), хорошо знающих обычаи украинского политического "кидалова", советовали Патриарху Варфоломею успеть получить от Киева всё до проведения объединительного Собора и до выдачи Томоса. Срыв договорённостей невыгоден Президенту: для Константинополя это станет поводом отложить выдачу Томоса, и предвыборная кампания Петра Порошенко окажется под угрозой. Однако в итоге нам поставили такие условия, которые невозможно выполнить в короткое время, тем более в условиях оккупации и вооруженного конфликта.

3 ноября Патриарх и Президент подписывали меморандум о сотрудничестве между Вселенским Патриархатом и Министерством культуры, текст которого до сих пор не опубликован. Как утверждают те, кто видел этот меморандум, в нём государство дало обязательство в кратчайшие сроки подготовить документы о передаче в пользование Вселенскому Патриархату исторического памятника – Андреевской церкви. То, что это не сделано до сих пор, а храм по-прежнему закрыт на ремонт, вызывает неудовольствие Константинополя. Чтобы закрепить за собой храм хотя бы символически, Вселенский Патриархат потребовал права на проведение богослужения в неотремонтированном храме. Служба экзархов в Андреевской церкви не была запланирована: это стало одним из условий Фанара в обмен на проведение Собора.

Внутренние конфликты в украинском епископате и угроза провала Собора заставили Петра Порошенко 14 декабря лично звонить Патриарху Варфоломею и обещать ему выполнить всё, что угодно, к моменту выдачи Томоса. Между тем, помимо Андреевской церкви, Вселенский Патриарх выдвигал требование вернуть и другие исторические ставропигии Константинополя в Украине. Список из 26 объектов частично публиковался в прессе, но он не является окончательным. Хотя передать все их до 6 января заведомо невозможно, Банковая дала предварительное согласие на это условие. Вот только никаких реальных шагов по передаче недвижимости по-прежнему не сделано.

Третий фактор – позиция почетного патриарха Киевского Филарета. Будучи самым неопределенным из всех факторов, дальнейшие действия бывшего главы УПЦ КП представляют для всего проекта автокефалии наибольшие риски и могут стать решающими.

Да, 89-летнего патриарха Филарета практически вывели из игры. Официально он не руководит Православной Церковью Украины, и за томосом в Стамбул вместе с Петром Порошенко, Андреем Парубием и другими полетит не он, а митрополит Епифаний. Но списывать иерарха со столь огромным политическим опытом – преждевременно.

Стоит напомнить, что в ходе предыдущих попыток создания единой украинской церкви при президенте Ющенко, власти в конечном итоге просили Вселенского Патриарха не об автокефалии, а хотя бы о создании Экзархата, и при этом были готовы полностью "слить" несговорчивого патриарха. Но тогда действовать на церковном поле против воли Филарета не получилось.

Вот и сейчас на объединительном Соборе, который, по словам Президента, был на грани провала не менее пяти раз, Филарет продемонстрировал умение консолидировать свой епископат и защищать его интересы. В самый день проведения мероприятия митрополит Эммануил и экзархи попытались отказаться от него и покинуть Киев. Патриарх Варфоломей был намерен заявить о переносе даты Собора. В этой связи на Фанаре даже заготовили проект коммюнике на трёх языках.

Филарет также не готов отдавать Фанару исторические объекты недвижимости. УПЦ КП до сих пор не освободила стилобат Андреевской церкви, и не намерен передавать свои храмы и монастыри под ставропигии. Патриарх Филарет намерен пересмотреть Устав Православной церкви Украины в пользу расширения её прав (сохранение контроля над украинской диаспорой, статус патриархата, блокирование передачи ставропигий) и ограничения прав экзархов на её территории. Он также добивается от Константинополя гарантий признания ПЦУ Поместными Церквами.

СМИ сообщают, что с целью доработки устава ПЦУ Филарет намерен до 6 января провести в Киеве заседание её Синода. 6 января Епифаний будет служить с Патриархом Варфоломеем и получит Томос: его задача – убедить Патриарха Варфоломея утвердить новую редакцию устава.

Однако вероятность, что Вселенский Патриарх примет версию устава от Патриарха Филарета, очень низка. Ведь текст устава ПЦУ должен соответствовать Томосу, а текст Томоса уже был утверждён Вселенской Церковью.

Президенту нужен результат любой ценой, и он готов на компромисс с Фанаром. Митрополита Епифания считали протеже Филарета, но многое, как говорят, может перемениться. Получив Томос сейчас, Епифаний получит поддержку президента и шанс на собственную самостоятельность…

Единственный, кто не готов уступать – это бывший глава УПЦ КП. Он будет дальше всех от места событий и на торг в Стамбуле 6 января повлиять не сможет. Но каким будет его ответ на отказ Фанара и возможный демарш митрополита Епифания – большой вопрос. Возможно, Филарета попытаются переубедить накануне. В любом случае, ночь накануне 6 января обещает быть для Порошенко и других участников процесса такой же бессонной, как и ночь накануне 15 декабря.