При упоминании термина «средневековье» у большинства читателей возникает ассоциация с мракобесием, жестокостью, варварством, инквизицией и охотой на ведьм. Еще в школьном курсе истории упоминалась распространённая в Старом Свете практика избавления от неугодных по казалось бы бессмысленному обвинению: неурожайный год, падёж скота, наводнение, нашествие саранчи и даже наличие родинок или другой цвет глаз. Ни в чём не повинные люди отправлялись идеологически предками блюстителей всевозможных прав человека на костёр. Безусловно у несчастных была возможность отвести ложные обвинения: палач касался раскалённым железом до приговорённого, и в случае отсутствия ожога можно было рассчитывать на оправдание. Как можно догадаться, средневековая практика выявления ведьм и прочих неугодных администрации или Ватикану не оставляла шанса ни одному приговорённому.

Казалось бы, что Европа, пройдя тернистый пусть, избавилась от тяжёлого наследия. Полагают, что должны быть пресечены любые подобные попытки возродить традиции безумных обвинений и расправ. Однако подходит к концу второе десятилетие XXI века и в стране, провозгласившей курс на евроинтеграцию, усиленными темпами возрождается старинная традиция. Только место Папы занял пока ещё действующий президент Пётр Порошенко, роль инквизиции играет конгломерат из силовиков, чиновников и журналистов, а в роли ведьм выступают любые неугодные политики и общественные деятели.

Но наиболее интересен и прекрасен сам критерий определения того, кого необходимо отправить на костёр – некие признаки вездесущей «руки Кремля». Обвинения в наличии этой загадочной конечности могут прозвучать откуда угодно. Вот, например, совершенно предсказуемый тезис был брошен в одного из лидеров гонки комика Владимира Зеленского. Непредсказуемым оказался автор заявления: жена действующего прокурора Юрия Луценко, которая в конце января смело и безапелляционно выступила на одном из лояльных к Порошенко телеканалов: «Он российский пропагандист. Я беру на себя смелость так заявлять». Она разглядела двух основных претендентов на пост президента: Порошенко и Зеленского, ревностно вычеркнув старую подругу мужа из числа участников концессии.

Однако исчезновение Юлии Владимировны из персонального рейтинга жены генпрокурора не означает того, что она не слеплена пресловутой кремлёвской рукой. Постоянные упрёки, звучащие в адрес лидера «Батькивщины», отозвались эхом на форуме журналистов в Литве, который проходил в конце 2018 года, и Тимошенко была провозглашена кремлёвским агентом и вообще приравнена к президенту России.

Ответ долго не заставил себя ждать и Юля перекинула камень, заброшенный в её огород, обратно. Причём достаточно неоригинальным образом: обвинив Порошенко в том, что он и есть рука Кремля. Тут досталось и Януковичу, и господину Манафорту, которые посадили в министерство экономики своего лепшего друга Петра. «Это там, где ходят все коррупционные потоки – лицензии, тендеры. По сути это центр коррупции, туда чужих не сажают», — добавила Тимошенко.

Если перечислять всех, кого так или иначе гладила пресловутая рука, то скорее всего в Украине не останется ни одного известного и не очень политика или общественного деятеля, не знакомого с её прикосновениями. Юрий Бойко распустил руки и побил господина Ляшко после использования классического шаблона. И чья бы корова мычала: как утверждает бывшая соратница и руководительница Олега Валерьевича Юлия Тимошенко, любитель намазать чернозём на хлеб тоже оказался верным другом кремлёвской руки. Причем вместе с Петром Алексеевичем, который и натравил на Юлю своего «языкастого холуя».

В числе рук Кремля числится и лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок, и ретивый националист Владимир Парасюк, и примкнувший к ним экс-доброволец нардеп Семен Семенченко, который, как оказалось, вовсе не Семён и совсем не Семенченко. Среди наиболее рьяных патриотов, неожиданно назначенных на роль всё той же руки, оказались и товарищи из «Национального корпуса» Билецкого и «Национальных дружин», частной инициативы Арсена Авакова. Сам Аваков, как и так уже понятно, тоже вполне подходящий кандидат на эту номинацию - «рука руку моет».

Среди ударивших по рукам с рукой Кремля оказался и экс-министр обороны, кандидат в президенты Украины Анатолий Гриценко, и традиционно рукопожатный Виктор Медведчук, которого обновил в статусе господин Мураев, и скиталец Михаил Саакашвили, и Герой Украины Надежда Савченко, и все остальные действующие лица больших и малых политических сцен Украины.

Если обвинения, звучащие в адрес известных персон, более-менее можно объяснить под предлогом их опасности на выборах для действующей власти, то попытки расширить когорту Кремля за счёт персоналий, просто заглянувших в большую политику из региональной лиги, являют собой откровенную комедию. Масштабы разоблачённых таковы, что вскоре любой школьник, пишущий возле фамилии Петра Алексеевича неприличное слово на сельском сарае, тоже будет считаться неуловимой кремлёвской рукой. Так, Георгий Тука заявил, что Украину заполонили так называемые агенты Кремля. Тука заявил, что они якобы присутствуют везде, не только в Донбассе, но и на Закарпатье, и даже в украинском парламенте.

Самым интересным в действии новой украинской инквизиции являются последствия для уличённых: в публичном поле эти последствия должны быть для обвиняемых печальными (народ должен по идее отвернётся от негодяев), а в юридическом – фатальными (за такое сотрудничество закон карает как за измену родине). Однако, ни первых последствий, ни уж тем более вторых почему-то не наступает. Объясняется это так же просто. Все обвинённые продолжают эксплуатировать рейтинги, плавно меняющиеся годами, а соответствующие органы не могут найти ни одного хоть сколько-нибудь вменяемого доказательства вмешательства той самой руки, связанной с обвиняемыми персоналиями. Поэтому соответствующие обвинения, ни разу не дойдя до суда, озвучиваются различными спикерами от Банковой на разные лады.

Как замечает «Deutsche Welle», «технологию "Голосуй - или проиграешь", опробованную Борисом Ельциным в 1996 году, в Украине в 1999-м повторил Леонид Кучма. Тогда в качестве политического пугала выступил лидер коммунистов Петр Симоненко. И это сработало. На ту же технологию теперь рассчитывает и команда Порошенко, которая решила развить тему: голосуй - или потеряешь государство».

Основная теза Банковой проста: вокруг святого Петра Алексеевича кружит огромная масса кремлевских агентов, которые мечтают его оклеветать, скинуть с трона и отдать страну на разорение. Выбор между ним и ними. Поэтому шоколадный король будет обвинять всех и вся в принадлежности к той самой руке и неких действиях: друзей и врагов, кандидатов в президенты, депутатов, активистов, общественных деятелей, троллей, блогеров, журналистов, актёров, музыкантов и других потенциально существующих персон.

И только Порошенко один никак с Москвой не связан: нет у него не бизнеса, ни партнеров, ни друзей по им же основанной «Партии Регионов» и вообще всё это неправда. Один он в поле. Но не воин, а что-то собрался делать, но далеко видать, поэтому сделать трудно, а попытаться надо. Поэтому и клеймит он старым клеймом всех и вся, пока за рубеж переводятся последние активы, а круглосуточно готовый самолёт ежедневно проходит предполётную проверку, ожидая своего главного пассажира, не намеренного возвращаться в разорённую политическим средневековьем страну.