Семья мародёров: экс-нардеп Береза и его сын занялись рейдерством, используя чрезвычайную ситуацию карантина. Их расчет на то, что силовики и власть окажутся неготовыми к такой наглой и аморальной выходке, оправдался. Им легко грабить тех, кого не может (или не хочет?) защитить государство…

Сегодня СМИ и соцсети переполнены рассказами о карантине, волонтерах, помощи людей друг-другу. Страна и общество переживают сложнейший период, вплотную подойдя к угрозе масштабной эпидемии, о которой лидеры многих европейских стран высказались, как о ситуации войны с невидимым и опасным противником. Война как под увеличительным стеклом сразу проявляет лучшие и худшие человеческие качества, дает однозначную оценку их поступкам. Мародерство на войне – самое грязное и постыдное, что может проявить человек.

Для Юрия Березы, который в 2013 году слонялся в поисках работы, в 2014-м пробился в комбаты, в 2015-м стал нардепом от «НФ» война с агрессором стала Клондайком. За пять лет он проделал стремительный путь от безработного к агробарону. За депутатскую зарплату? Нет, с помощью масштабного рейдерства в сфере АПК, которое развернулось на прифронтовых территориях. От депутатства он использовал свой мандат и неприкосновенность. От звания «почетного комбата» - группу боевиков и псевдо-АТОшников. Фермеров, владельцев агропредприятий, паевиков – избивали, запугивали оружием, нагло отбирали технику и урожай, используя фальшивее записи госрегистраторов и несуществующие «решения» судов.

О масштабах мародерского рейдерства рассказывает Гугл, выдавая на простой запрос о Березе-рейдере более 10 тысяч публикаций с документами, видео и обширной географией.

Уже с 2014 года все всё знали и понимали. Знали о масштабах рейдерства и звериной жестокости нардепа Березы, который не гнушался лично забить человека до полусмерти. Знали о том, что его покрывал Порошенко, для которого был дорог каждый голос в несуществующем «президентском большинстве ВР». Поэтому закрывали глаза на цинизм ситуации – комбат открыто мародерствовал на войне, на человеческом горе, на ресурсе жизнеспособности страны.

Знали, но не хотели думать о том, что если зло не наказано вчера, то завтра оно будет еще большим и агрессивным злом.

Экс-нардеп не понес наказания за свои деяния прошлых лет. Опять осмелел и дождался удобного момента, чтобы совершить очередной акт рейдерства. Если вчера мародера образно говоря «крышевала война», сегодня он решил воспользоваться чрезвычайной ситуацией введенного в стране карантина. Береза верно рассчитал, что карантин парализует суды и правоохранителей, не позволит селянам провести митинг или акцию протеста, отвлечет от его бандитизма внимание властей. Иными словами – все выполняют нормы карантинного законодательства, а бандитам закон не писан.

Фабула преступления выглядит так.

В Днепропетровской области есть сельскохозяйственное предприятие ОБЪЕДИНЕНИЯ ГРАЖДАН «ДОБРОБУТ». Оно на коллективных основах принадлежит общественной организации «УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ВЕТЕРАНОВ И ИНВАЛИДОВ МВД УКРАИНЫ». В активах предприятия около 11 000 га земли, серьезный парк сельхозтехники, производственные помещения, частично посеянный урожай – всё это вместе оценивается более чем 100 миллионов гривен.

По соседству расположено хозяйство, оформленное на сына Юрия Березы – Максима Юрьевича Березу. Семейка присматривалась к богатым соседям давно. Первую попытку рейдернуть «Добробут» Береза предпринял еще в далеком 2014 году.

Главный расчет экс-нардеп Береза всегда делал на силовой захват. Лично приезжал, лично пугал, привозил с собой каких-то молодчиков в камуфляже и с оружием. Но когда он сам и его структуры оказались фигурантами многочисленных (хоть и вялотекущих, и «прикрытых») уголовных дел, ответчиками в огромном количестве неспешных судебных процессов, то тактику решили поменять.

«Березовая» семья попыталась зайти в правовое поле и заключить соответствующее договоры с «Добробутом» на совместную деятельность относительно части земельных участков. Но жадность Березы уже давно вошла в поговорки, и свои обязательства перед партнерами экс-нардеп как всегда не выполнил, поэтому все правоотношения были прекращены. А украсть то ведь хочется!

И вот на помощь пришли эпидемия и карантинный режим. У страны – горе и тревога, у Березы – радость и возможности. Это как на фронте: настоящий командир с печалью считает потери, а комбат-мародер радостно прикидывает - с кого можно сапоги снять почти новенькие и кому толкнуть налево трофейный автомат.

18 марта 2020 года - в первый же день объявленного государством противоэпидемиологического карантина – происходит удивительная по своей откровенной наглости замена записей в реестрах относительно права собственности на общественнгую организацию и её агропредприятие. Вообще без каких либо правовых оснований, без даже фальшивых протоколов, госрегистратор вносит такие изменения:

1.В реестре юридических лиц о составе участников и руководителе общественной организации «УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ВЕТЕРАНОВ И ИНВАЛИДОВ МВД УКРАИНЫ» - вместо законного руководителя Селихова Павла Ивановича появляется некто Добровольский Андрей Александрович, а вместо законных членов общественной организации – её единственным членом стал Береза Максим Юрьевич.

Как мы понимаем, Максим Юрьевич далеко не пенсионер и не инвалид. И вряд ли ветераны приняли бы его в свою компанию. Побрезговали находиться рядом с бандитом и мародером.

2. В Едином государственном реестре юридических лиц и физических лиц предпринимателей - в записях о ПРЕДПРИЯТИИ ОБЪЕДИНЕНИЯ ГРАЖДАН "ДОБРОБУТ" ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ "УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ВЕТЕРАНОВ И ИНВАЛИДОВ МВД УКРАИНЫ" единственным участником предприятия опять стал Максим Береза, а руководителем вместо законного генерального директора Лобко О.В. вписали Добровольского А.А.

Самое страшное в этой истории то, что органы государственной власти ни коим образом не отреагировали на это циничное и открытое рейдерство. Хотя ограбленная общественная организация и её предприятие сразу же обратились с заявлениями о преступлении во все инстанции.

С формальной точки зрения власть можно понять. Полиция патрулирует улицы и контролирует выполнение карантинного режима. Коллегия Министерства юстиции Украины по рассмотрению жалоб на решения, действия или бездействие государственного регистратора, субъектов государственной регистрации, как уполномоченный орган Офиса противодействия рейдерству, временно не функционирует из-за карантина. Суды по этой же причине тоже практически не функционируют.

Так ведь на это как раз и рассчитывают рейдеры. Если сегодня нет мгновенной реакции органов государственной власти, через месяц любое преступление, любая запись в реестрах будут выглядеть как само собой существующий факт, ситуация перейдет в стадию бесконечного следствия и и еще более бесконечных судов. А рейдеры будут спокойно ухмыляясь собирать чужой техникой на чужой земле чужой урожай.

Понимают ли в Офисе Президента, его ОГА и министерствах, что сегодня такое бездействие создает прецедент запуска огромного по своим масштабам и последствиям рейдерства? Что при такой реакции Украина выйдет из карантина с кровавыми разборками и массовыми бунтами ограбленных селян? Понимают наши чиновники, какой груз ответственности берут на себя?

Сегодня селяне не пошли на нарушение карантинного режима, хотя у многих чешутся руки собраться и отомстить своим обидчикам. Ограбленные люди пока уважают своё государство.

Но если государство не отреагирует, не примет меры, не создаст эффективный механизм защиты правопорядка и частной собственности на период карантина и эпидемии, то в ответ получит гарантированный шквал народных бунтов и протестов.

Нужно отметить, что общественная организация и предприятие «Добробут» не сложили руки перед рейдерами, предприняли законные и очень настойчивые юридические усилия - достучались до Министерства юстиции, незаконные изменения в реестрах спустя два дня были аннулированы. Но это не решает проблему в целом и навсегда. Попытки рейдерских захватов агропредприятий в условиях карантина безусловно будут продолжаться и активизироваться. Органам власти, учитывая вероятное продление карантина и наступление сложной эпидемиологической обстановки, следует продумать исчерпывающие меры для того, чтобы выработать чрезвычайный механизм противодействия рейдерству в условиях карантина и эпидемии.

Это важно для государства не только с точки зрения сохранения законности и противодействия экономическим ущербам. Это важно и с моральной точки зрения. Судите сами - незаконно смещенный рейдерами с должности руководителя общественной организации «УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ВЕТЕРАНОВ И ИНВАЛИДОВ МВД УКРАИНЫ» Павел Иванович Селихов является ветераном ВСУ и отцом героически погибшего в АТО офицера Романа Селихова.

Роман Селихов погиб при выполнении боевого задания, подорвался на вражеской мине в районе Светлодарской дуги. Сам Павел Селихов тоже рвался на фронт, неоднократно обращаясь к командованию с рапортами, но его не взяли по возрасту, даже учитывая огромный опыт боевого офицера. Вместо отца на передовую пошел сын, отказываясь от всех предложений о переводе в тыловые части. Семья боевых офицеров Селиховых отдала свой тяжкий долг во имя независимости Украины. Такие люди заслужили от государства слова благодарности и надежную руку помощи. Но государство пока не может или не хочет такую помощь оказывать. В результате ветераны ВСУ, МВД, семьи погибших в АТО/ООС воинов становятся жертвами рейдеров.

Неужели весь огромный аппарат государственной власти европейской Украины не в силах остановить одного зарвавшегося рейдера и мародера экс-нардепа Юрия Березу? Ведь власть обещала весенние посадки. Весна в самом разгаре, пора сажать. Тем более, что и статья есть. Ответственность за перечисленные выше деяния семейства Берез предусмотрена Уголовным Кодексом Украины в статье 191 и статье 206-1. Злоумышленники могут быть лишены свободы на срок до 10 лет. Соответствующие заявления уже поданы в органы досудебного следствия. Ждем жесткой и быстрой правовой реакции правоохранительных органов и всей системы государственной власти Украины. Это нужно не только жертвам рейдерских захватов, в первую очередь это нужно самому государству, его экономике и его намерениям формировать четко работающее правовое поле, соответствующее всем европейским стандартам.