20 ноября 2020 года Межведомственная комиссия по международной торговле (МКМТ) при Минэкономразвития может рассмотреть вопрос отмены квот на импорт серной кислоты в Украину. По информации источников в министерстве, в борьбу за снятие ограничений для массового импорта серной кислоты из России вступил Метинвест Рината Ахметова.

Напомним историю вопроса, которая как верхушка айсберга – на поверхности и всем видна, понятна и проста: украинские производители серной кислоты якобы давят металлургов непомерной ценой, потому как создали монополию на рынке – как следствие введенных квот на импорт.

Хронология тоже удивительно короткая.

С 1 сентября 2018 года Межведомственная комиссия по международной торговле (МКМТ) вводит специальные защитные меры на импорт серной кислоты в виде квоты на импорт в размере 43,7 тыс. тонн в год.

В том же 2018 году против введения квот на импорт серной кислоты, а также против ее производителей (они же химики, они же производители удобрений) начался «крестовый поход» коксохимзаводов и меткомбинатов, входящих в орбиту СКМ Рината Ахметова. Металлурги жаловались и грозили остановками доменных печей, уменьшением выплавки стали, срывом экспортных контрактов и т.д., если не будет кокса. Коксохимзаводы же обещали остановить производство кокса если не будет серной кислоты, которую кроме как на трех заводах в Украине и взять больше негде. И Украина не в состоянии обеспечить себя серной кислотой – мол, нет мощностей. Вроде все логично, все правильно, все сходится.

Только нет ничего хуже полуправды.

На самом деле производственные мощности Украины по серной кислоте в два раза превышают сегодняшнее ее потребление. Так что дефицита как такового нет вообще.

Но давайте начнем с коксохимзаводов, которые якобы больше всех страдают в этой ситуации.

Технологические нюансы

В технологическом процессе коксования углей вырабатывается газ, который содержит аммиак, который может выбрасываться в воздух (но это нарушение экологических норм и загрязнения), а может гаситься серной кислотой и тогда получается кристаллический сульфат аммония – удобрение. Еще кислотой чистят от накипи котлы и трубы. Мы и сами чайники лимонной кислотой дома от накипи чистим. То есть, из всего процесса производства коксохимов наибольшее потребление кислоты идет на производство сульфата аммония. Физически остановить коксовые батареи от недостатка кислоты – невозможно.

Теперь давайте вспомним в какие годы проектировались и строились украинские коксохимы! Правильно – в советское время. Украина добывала высокосернистые коксующиеся угли и соответственно такой высокосернистый кокс поступал на металлургические комбинаты. Сера из кокса переходила в чугун, из чугуна в сталь. Сера в стали – беда. Поэтому металлурги придумали способ извлечения серы из чугуна и стали – десульфурация.

Процесс достаточно дорогостоящий – но абсолютно необходимый – иначе украинская сталь не проходит ни по американским, ни по европейским стандартам из-за содержания серы. Соответственно, металлурги буквально сражались за снижение серы в коксе, коксохимики сражались с шахтерами за снижение содержания серы в углях. Но сера все равно была, и ее было много. Настолько много что из нее можно было делать серную кислоту и... удобрения! Что собственно и сделали.

Кому выгодно?

На коксохимзаводах построили установки по производству серной кислоты, которая производится из продуктов (отходов) коксования! Да, вы не ослышались! На Авдеевском КХЗ, Запорожском КХЗ, на Маркохиме Азовстали есть установки по производству серной кислоты! Металлурги в состоянии себя обеспечивать серной кислотой. Причем им не нужно закупать серу – она у них и так в избытке. Соответственно металлурги производят удобрения и это нормально. В 2018 году СКМ даже строит целое производство в г. Кривой Рог (почему в этом городе – наверное, потому что его не так жалко, производство то не самое экологически чистое и предусматривает около 1 км охранной зоны) с мощностью около 100 тыс. тонн минеральных удобрений (сульфата аммония) в год. Компания Рината Ахметова, по оценкам экспертов, в один ход занимает более 60% внутреннего рынка гранулированного сульфата аммония только одним новым заводом, который работает на сырье ахметовского-же коксохима!

Потребление сульфата аммония в Украине – от 300 до 400 тыс. тонн в год. По оценкам участников рынка, более 60% внутреннего потребления сульфата аммония (кристаллический и гранулированный) обеспечивают коксохимы компаний МЕТИНВЕСТ.

Единственным крупным конкурентом на рынке серной кислоты (как сырья и в химии, и в металлургии) остается государственный «Сумыхимпром», который синтезирует серую кислоту в отдельном технологическом цикле (без сопутствующих примесей). И, собственно, был одним из инициаторов введения квот на импорт кислоты.

Что нужно сделать? Правильно остановить конкурента (то есть Сумыхимпром). Как? Элементарно – откройте импорт кислоты! Импорт убьет конкурента. Все как всегда – чужими руками. Хотя цены импорта, как показывает статистика, соразмерны с ценами отечественных производителей.

При этом сульфат аммония коксохимов и сульфат аммония, синтезированный из чистых серной кислоты и аммиака, – два разных продукта. Если первый содержит всю таблицу Менделеева, то второй – это чистый и безопасный продукт. Таким образом, решая проблему утилизации вредных и ядовитых отходов коксохимического производства можно еще и заработать. А то, что на плодородную землю может ссыпаться ядовитый мусор – кому какая разница. В общем, Метинвест сейчас руками Минэкономразвития готовит «коридор» для кислоты из России, чтобы весь следующий год не закупать украинскую кислоту. Предпочитают, видимо, 4-5 млн долларов заплатить россиянам (примерно на такую сумму металлурги закупают серную кислоту на внутреннем рынке), чем отдать их украинцам.

Другими словами, «борьба» металлургов и коксохимиков за импорт серной кислоты является не более чем обыкновенной корпоративной войной за рынок удобрений под предлогом спасения металлургической отрасли. Никакого дефицита серной кислоты в условиях действующих квот в Украине нет. Никаких проблем металлургам и коксовикам (не говоря уж об остановке производств) эти квоты не сулят. Никаких материальных потерь от существования квот металлурги и коксовики не имеют. Тогда как отмена квот может привести к проблемам у государственного предприятия «Сумыхимпром» и даже его остановке – если структурам Рината Ахметова удастся пролоббировать соответствующее решение МКМТ.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале