...весной, были скучными и неинтересными.

Чего-чего, а различными аттракционами, иногда в стиле триллер, иногда – в цирковом жанре, народная власть щедро одарила электорат, которому под бременем впечатлений в самый раз воскликнуть: «Такого еще не было!» Очевидно, мощная оранжевая волна революционного цунами, накрывшая общество во время так называемых выборов, не могла просто так откатиться, не забирая с собой трофейные жертвы, - ибо какая ж тогда революция? Киевляне, наверное, помнят, что необратимость революционной реальности еще с ’17-го года была увековечена в названии одной из центральных улиц Киева: «Жертв революции». Спустя годы, когда число этих жертв перевалило за миллионы, кто-то из большевиков встрепенулся, и название улиц заменили на «Героев революции». Но так, по правде, какая разница – восстание, революция, переворот, - все они без жертв собственного народа не обходятся.

К счастью, шумные гуляния на оранжевых майданах в стиле тинейджер-драйв во время последней украинской революции, которую я упорно называю «революционным кичем», обошлись без «похорон товарища», за исключением вполне реальных жертв запрета голосования по открепительным талонам. Зато потом – началось: «самоубийственные» выстрелы, реальная кровь, инфаркты и инсульты с летальным исходом в процессе революционных чисток, имеющих все шансы перманентно модифицироваться в соответствии с конъюнктурой, а точнее – настроениями революционных поводырей.

Общество, затаив дыхание, созерцает, как вытанцовывается реприватизационная кадриль: шаг вперед, шаг назад, два – в сторону, покружились и опять сначала, - сколько впечатлений, особенно для рабочего люда, который должен тысячами вставать на защиту своих кровных рабочих мест, и переходить на интенсивный эпистолярный жанр общения с властью, явно как в песенке: «А я – да, а ты – нет!» (как, например, в Никополе). Ибо, как известно, на нескончаемые письма ни правительство, ни гарант – ни гу-гу.

А кто подсчитает, на сколько лет сократилась линия жизни тех многочисленных сторонников другого кандидата, над которыми новая власть не прекращает примитивно-брутальные расправы, при случае вытирая ноги об науку, образование, культуру и мораль, а главное – о душу самого возлюбленного президентом «маленького украинца»: студента или театраломана, футбольного болельщика или сотрудника любого учреждения, руководство которого, хотя трижды высокопрофессиональное и талантливое, оказалось не того цвета.

Адепты революционно-демократического расизма под тамтамы «Поры» цинично расправляются с неоранжевыми ректорами (достаточно вспомнить драматические события в Черкасском педагогическом университете), топчутся по символу национального футбола – легендарной команде «Динамо», а что уж вытворяли с не менее легендарным тренером Блохиным, требуя «мандат или жизнь (тренерскую)», - и это тогда, когда 20 революционных высоких чиновников во главе с паном Порошенко творят откровенные антиконституционные выкрутасы, дабы оставить себе все: и мандаты, и высокие правительственные посты.

Словом, ни один из 100 дней не прошел бесследно. Сначала было выколдованное пани премьер в Верховном Совете (не без влияния невиданных доселе в мировом политикуме фантазий украинского кутюрье) изменений в бюджет, которые ввели и украинский бизнес, и собственных товаропроизводителей в состояние галопирующей астении; далее – крутые заезды на гуманитарных грынджолах пана Томенко, неуемный люстрационный зуд Шкиля-Луценко-Томенко под рефрен «Бандитов – в тюрмы!» (читай – неоранжевых бизнесменов, финансистов, предпринимателей и т.д.).

А уж сколько впечатлений получило украинское (и не только) общество от мелодраматического сериала с министром юстиции паном Зваричем в главной роли! Какой сюжет: то он доктор, то профессор, то магистр. А потом оказалось, что даже никакого юридического образования у пана министра нет. Воистину, «революцией мобилизованные и призванные», - а что не слишком образованные, так это ж уже было было… А вот 15 мая на ТВ пан Порошенко очень странно почему-то пытался перевести акцент с отсутствия профессионального образования у пана Зварича на отмену НДС в некоторых областях Украины (?!), и еще упрекал журналистов, что они потратили немалые деньги, дабы выяснить, что образование в Колумбийском университете пан Зварыч действительно не получил, как-то годами представлял в своих депутатских, а ныне – правительственных анкетах. Чудеса…

Но солнышко наконец-то пригрело, и пани министр от культуры и туризма, как сообщила сотрудник министерства пани Мельничук (см. газету «Сегодня»), так тяжко прониклась судьбой одуванчиков, которые будто бы вдруг исчезли под Киевом, что на судебное заседание по поводу министерского дерибана в театре им. Леси Украинки не пришла. Возможно, как говорят многие деятели культуры, именно в поисках одуванчиков пани министр и «открылось», что один из руководителей известного ансамбля им.П.Вирского, имевший смелость ходатайствовать перед Оксаной Владимировной о финансах для реквизита , по фамилии на самом деле вовсе не Вантух, а Ванштейн?! От всего этого и вправду дыхание перехватит, особенно когда представить, что и последующие 100 дней могут пройти в подобном жанре.

Пани премьер еще совсем недавно убеждала наивных, что рост цен на нефтепродукты остановился, как только она «с карандашом в руках» рассказала российским поставщикам, как они должны считать. Аж тут – исчезли и сами нефтепродукты: похоже, калькуляция пани Юлии на уровне младшего дошкольного возраста их вовсе не убедила. И вот – новая неожиданность: обиженная, как дитя в песочнице, пани Юлия заявляет: „Не буду покупать у плохой Росси нефть и газ, а буду искать где-то в другой стороне!”

Среднестатистические граждане пытаются пережить ревальвацию гривны и таким образом насильственное спонсирование правительства суммой в 1,2 млрд.долларов за счет одномоментных 5 %-ных потерь из собственных, кровных, с трудом собранных пары тысяч долларов на семью. И пытаются подогнать это каким-то образом к безнадежному росту цен на молочные, мясные продукты и на все вообще, равно как доискаться роста собственного благосостояния, несмотря на разрекламированное повышение пенсий и зарплат.

От всех этих «политически взвешенных» и «социально сориентированных» пируэтов власти в самый раз усомниться в ее прогнозированности, - похоже, власть, гипнотизировавшая и себя, и нас революционным рефреном «Знаем, умеем, сделаем!», явно пошла по пути проб и ошибок, демонстрируя не только закономерный и естественный непрофессионализм комиссаров, а часто и опасные отклонения от здравого ума.

Как видим, пережитые 100 дней, хотя президент и убеждал, что это немного, оказались предельно насыщенными. Возможно, за обилием аттракционов собственного производства власть до сих пор не нашла возможности отреагировать на кричащие нарушения Конституции и норм сосуществования в демократическом обществе, вершиной которых явилось оставленное без любого президентского реагирования ксенофобское открытое письмо «элитарной сотни» к власти, сочиненное в лучших традициях черносотенных воззваний?

А какую независимость и незаангажированность явили нам за это время судебная власть и Генпрокуратура Украины. А ведь люди хотели бы знать, что привнесли 100 дней в дело Гонгадзе, которое пан президент уже давненько называл раскрытым. И что делать с неприятным ароматом букета пленок Мельниченко, и что это за новые танцы новых привидений из архивов Мельниченка-Березовского-Болданюка-Швеца-Цвиля-Омельченко-Жира? И почему такая мертвая тишина вокруг убийства В.Гетьмана и гибели В.Чорновола?

В минувшую неделю общество поразили ответы (кроме загодя заготовленных и вопросов, и ответов) пана президента в прямом эфире. Особенно, бесконечные повторения словосочетаний, адресованных «любим друзям»: «ви маєте мені вірити”, „я даю вам слово”. Ведь давно было сказано: „По делам вашим”...

Как-то все больше слов и жестов – и у президента, и у премьера. Особенно, идентичные трепетания пальцами обеих рук, - такой характерный жест: „птички-птички”. Ведь хорошо известно, что чрезмерная подвижность рук у публичных политиков порождает сомнения, тревоги и подозрения, ибо свидетельствует о проблемах с внутренней уверенностью, концентрацией мысли и уравновешенностью. С этой уравновешенностью у власти и в самом деле иногда плоховато получается, - и зачем было пану президенту на встрече с журналистами нервно швырять ручку на стол в ответ на «неудобный» вопрос Татьяны Коробовой?

Но давайте перейдем, в конце-концов, к приятному. Совсем недавно в экспозиции на одной из выставок (см.газету «2000» за 13 мая) в роскошных рамах рядом висели два новых больших живописных портрета. На одном – пан президент в оранжевом шарфе с мужественным выражением лица, как у Шварценеггера, рядом с высоким церковным иерархом. А на другом - !!! Роскошь, бальзамово-сладостная мечта, вся в перламутровом, полусидя-полулежа на диванчике-версальке наша мадам Рекамье, Олимпия, Маха с косой и завораживающим сиянием, почти нимбом, вокруг головы, на фоне букета из белых лилий (освященного символа невинности и непорочности), - наша Юлия-заступница, - глаз не отвести! Как у Поэта: «…Томно возлежит и взор восторженный манит…»

«Как прекрасен этот… кич!»