...До обеда - выезд в Таращанский лес с одной из политических сил (Мороз-Ющенко-Томенко-Мороз). Вечером, как стемнеет, - живая цепь от Союза журналистов на Крещатике до Майдана Незалежности. Потом поход к Администрации президента (ныне Секретариату) на Банковой, дальше - к Генпрокуратуре на Ризницкой.

Еще к зданию МВД носили кровь, но это было давно, когда на Богомольца сидел не Луценко (который собственно кровь и носил), а Кравченко и Смирнов.

В нынешнем году в Киеве появилось еще одно место, связанное с именем журналиста. Как известно, 16 июня сессия Киевского городского совета приняла решение переименовать столичную улицу Машиностроительную на Шулявке в улицу Гонгадзе.

Судя по анонсам на 16 сентября, улица не удостоилась внимания политических сил и государственных органов. Видимо, по причине удаленности улицы Гонгадзе от центра. Тем не менее, в пятую годовщину исчезновения журналиста корреспонденты <Трибуны> отправились именно сюда.

Надо сказать, жителям улицы Гонгадзе не позавидуешь. Она крайне отличается от Банковой, которую настойчиво и безуспешно пытается переименовать в Гонгадзе народный депутат Александр Мороз. Прежнее название улицы - Машиностроительная - было вполне уместным. Если идти вдоль улицы по мере возрастания номеров зданий, слева можно увидеть исключительно серые заборы промышленных предприятий. Справа те же предприятия чередуются с кварталами <хрущевок>. Общественный транспорт по улице не ходит, и только на одном из перекрестков раз в полчаса можно поймать маршрутку <2-к> или, еще реже, автобус-<двойку>. Разумеется, машины переполнены в обе стороны: <двойки> возят народ со станции метро <Шулявская> в густонаселенный микрорайон Отрадный. Единственный <плюс> улицы Гонгадзе - тишина. Машин по ней ездит мало, в основном - грузовики, обслуживающие предприятия, поэтому улица практически пешеходная.

Первой <точкой>, куда направилась <Трибуна>, было общежитие издательства <Пресса Украины>, в котором проживают типографские рабочие и журналисты. Логика понятна: вдруг именно в этом общежитии ютился когда-то подающий надежды начинающий журналист Гонгадзе?

-Да нет, Гонгадзе у нас не жил, - авторитетно заявил вахтер.

-Вы уверены? Может, еще до вас он здесь проживал? - переспросили мы недоверчиво.

-Я здесь с 1972 года работаю, всех жильцов знаю. Работа у меня такая, - обиделся дедушка. - Да и вообще, наше общежитие числится не на улице Гонгадзе, а на Гарматной.

Согласившись, что вероятность проживания маленького Георгия в рабочем общежитии <до 72 года> крайне низка, мы направились дальше. Буквально через дорогу расположена еще одна бывшая <общага>, ныне облагороженная и превращенная в гостиницу. Администратор о проживании здесь Георгия ничего не слышала, зато много слышала о переименовании улицы. В основном, со слов местных жителей и в основном - не очень хорошего.

-Тут люди десятилетиями живут, привыкли к названию Машиностроительная. Зачем менять? Кто людей спросил? - возмущенно сказала администратор. - Хотя, конечно, улица еще не окончательно переименована, - добавила она чуть поспокойнее.

-Как не окончательно? Есть же решение Киеврады...

-Вот когда у меня здесь - администратор кивнула на кассовый аппарат - будет выбивать <улица Гонгадзе>, тогда, значит, окончательно переименовали. У нас с бухгалтерией строго! Да и на каком доме вы видели табличку <улица Гонгадзе>? Было бы решение, власти нам бы приказали менять документацию. А сами таблички повесили бы.

Тут мы вспомнили, что действительно, на доме, в котором находилась гостиница, висела табличка с названием <Машиностроительная>. И на продуктовом магазине напротив - тоже. В наши головы закрались нехорошие мысли, впоследствии полностью подтвердившиеся: на всей улице не нашлось ни одной таблички с новым названием улицы.

Возле конторы <Районная эксплуатация водопроводных сетей>, участок #11 решили схитрить:

-Простите, вы не знаете, нам нужна улица Гонгадзе, 23? - спрашиваем пробегающего мимо работягу в спецовке.

-Гонгадзе? Нет, здесь такой нет, - чуть подумав, отвечает водопроводчик. - Точно нет! -уверенно добавляет он.

-Ну как же, сказали в этом районе...- наставиваем мы.

-Ждите, - отрезает работяга и исчезает в конторе. Там взрывается короткая дискуссия, после чего в дверном проеме появляется водопроводчик в сопровождении солидного мужика в галстуке. Пожалуй, мастера, а то и старшего инженера.

-Значит так. Гонгадзе - это эта улица. Вот. У нас номер 27, значит вам нужно вон туда пройти, - инструктирует солидный.

-Вот это да! А я и не знал! - на лице сопровождавшего работяги написано нескрываемое восхищение. Водопроводчики уходят, слышно как работяга громко и радостно делится новостью с коллегами.

Не меньше удивилась улице Гонгадзе диспетчер <Киевгорсвета>, также расположенного здесь. Хотя, казалось бы, кому как не сотрудникам коммунальных предприятий знать о решениях городской власти.

-Простите, а если бы вам вызов на улицу Гонгадзе поступил? - в свою очередь удивились мы. - Куда бы вы машину направляли?

-Ну я бы, конечно, расспросила подробно. Переспросила бы, - жизнерадостно говорит диспетчер. - Но пока не поступали. Да и вообще, у нас вся документация, вся бухгалтерия ведется на Машиностроительную. Менять никто указания не давал, иначе девочки знали бы.

Аналогичные ответы прозвучали при опросе: нескольких разновозрастных пешеходов, продавцов гастронома (на перекрестке с Гарматной) и магазина автозапчастей, а также гоняющих в футбол на площадке напротив "полиграф-полиграфовичей" из Полиграфического училища и студенток лицея Национального авиационного университета. При этом опрашиваемые искренне удивлялись, что уже три месяца они живут, работают и учатся совсем не на Машиностроительной.

Самый неожиданный ответ прозвучал из уст рабочей "Киевгаза" Любови Савичны, которая о переименовании улицы "прекрасно знала, но против, чтобы Машиностроительную переименовали в честь депутата, которого застрелили возле его квартиры". Любовь Савична очевидно имела в виду соседнюю улицу Индустриальную, которую решением того же Киевсовета от 16 июня переименовали в улицу Вадима Гетьмана - шефа и наставника нынешнего президента Украины Виктора Ющенко.

Какой-то сдвиг наметился в разговоре со старшим участковым инспектором (без Ф.И.О. - человеку до пенсии ерунда осталась) Соломенского района, в зону внимания которого входит Машиностроительная.

-С точки зрения криминогенной обстановки, эта улица, в общем спокойная. Именно благодаря тому, что ее большая часть является не жилым сектором, а промышленным, - рассказал участковый о достоинствах экс-Машиностроительной.

Он заметил также, что не считает целесообразным переименование улицы, где проживают, в основном люди пожилого возраста - любое нарушение жизненного уклада для них воспринимается болезненно. А теперь им придется менять паспортные данные.

Кто точно знал о переименовании улицы, так это дворник Владимир Владимирович.

-А как же, слышал-слышал. Люди тут конечно, не все согласны. Но я так думаю: пусть память о человеке будет. Все же боролся он за правду. Память о человеке - это такое дело. Нужное.

Владимир Владимирович, оказавшийся идейным революционером-майданником посетовал на трудности в жизни. На то, что идеалы, за которые он стоял на Майдане теперь под угрозой, потому что окружение Ющенко - Порошенко, Терехин (очевидно, он имел в виду Тертьякова, который меньше знаком публике - Ред.) и другие оказалось ворами, а честную Тимошенко выжили. На то, что он уже тринадцать лет подметает улицу Машиностроительную, а теперь - вот Гонгадзе, а обещанной за это квартиры все не дают.

-Ну ничего, может, придет снова Тимошенко, и станет лучше, - вздохнул Владимир Владимирович. - А то что улицу переименовали - это ничего. Пусть память будет.

Уже из редакции мы решили позвонить в Соломенскую районную администрацию, телефон которой долго не отвечал.

-А что она уже Гонгадзе? - спросил дежурный по райадминистрации Юрий Дудов, который, наконец, снял трубку. После этого гражданин Дудов высказал твердую убежденность, что единственной причиной, по которой до сих пор Машиносторительную не переименовали в Гонгадзе, является нехватка средств...