...заместитель главы партии «Сильная Украина» Кость Бондаренко.

В ходе видео-онлайн-конференции Кость Петрович дал оценку действиям правительства, рассказал о том, почему он ушел из политологии в политику, будет ли Сергей Тигипко баллотироваться на мэра Киева, и многое другое.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.




Наталья: – Уважаемый Кость! Хотелось бы услышать от Вас объективную оценку новой власти, без недоговаривания и приукрашивания. Как Вы оцениваете ее шаги в борьбе с коррупцией, с арестами в милиции, другими резонансными действиями. Действительно ли это борьба или банальная расчистка мест для своих? На что, на Ваш взгляд, нужно еще обратить внимание власти в первую очередь, в чем она недорабатывает и в чем причины – не очень хочет или не может?

К. Бондаренко: – Давайте исходить из того, что новая власть существует слишком мало времени. За 100 дней можно судить только о намерениях, о результатах можно говорить через год. В плане борьбы с коррупцией для меня показателем будет то, готова ли власть к ликвидации предпосылок к развитию коррупции, либо же она будет заниматься показательными процессами над «терпилами» типа судьи Зварыча. Для эффективной борьбы с коррупцией необходимо максимально упростить разрешительную систему, в несколько раз сократить чиновничий аппарат и, соответственно, радикально сократить количество проверяющих структур.

Именно эти 3 категории являются основными редуцентами коррупции. Если же мы будем аплодировать каждому факту поимки очередного коррупционера, не меняя основ нашей системы, то это только усугубит всю коррупционную модель. Иными словами, чем больше сажать взяточников, тем больше будет размер требуемой ими взятки.

Если же давать оценку действиям правительства за последние 100 дней, я считаю, что оно заслуживает на твердую 4.

Сумо: – Добрый день! как Вы считаете, в БЮТе есть все-таки мужчины или там одни соболевы, шкили, ляшки...

К. Бондаренко: – Ну, у меня нет причин усомниться в том, что Соболев, Шкиль или Ляшко не мужчины. Я с уважением отношусь к политикам, которые сегодня входят в БЮТ, но все-таки стоит помнить, что последнее слово там остается за женщиной.

Сашко: – Державна машина існує лише тому, що існують усілякі нужденні і знедолені, якщо суспільство візьме на себе опіку над ними, у чинуш не стане роботи. Якщо зникнуть усі причини існування номенклатури, як ви гадаєте, вони здадуться, полишать свої хлібні місця і можливість красти, чи будуть вигадувати штучні приводи для свого існування, на кшталт тероризму чи організованої злочинності?

К. Бондаренко: – Держава, державний апарат здатні мімікрувати. Головне завдання держави це не турбота про бідних і нужденних. З давніх-давен це завжди було суспільне навантаження. Головна функція держави – це безпека. Громадяни платять податки і утримують держапарат тому, що держапарат повинен гарантувати громадську безпеку. Такий собі природно необхідний рекет. Сьогодні у нас відбувається антиконсенсус. Громадяни здебільшого не платять податки або намагаються приховати їх. Держава нічого не може гарантувати. Суспільство і держава, країна і держава співіснують паралельно, толерантно ставлячись один до одного, але не перетинаються. Як не дивно, це шлях ближче до громадян суспільства, ніж той шлях, яким іде Європа.

ЛАК: – Уважаемый Константин, уж простите, но обращаюсь к Вам по-российски. Меня, когда я пытаюсь слушать то, что вещает нынешняя оппозиция и особенно та ее часть, которая во времена Союза была сплошь членами КПСС и ВЛКСМ, и замечу не штатными членами, а все больше функционерами, как-то не вызывает доверия их нынешний национальный порыв. Я никогда бы таким политикам не подала руки. А Вы им подаете руку – это первый вопрос. Когда в Украине появится настоящая конструктивная, грамотная оппозиция – это второй вопрос. Мое мнение, что в ближайшие годы цивилизованная оппозиция – это утопия. Я права?

К. Бондаренко: – Абсолютно ваше право, кому подавать руку, кому нет. Я считаю, что многие из нынешних политиков – это очень достойные люди, и искренне хочу, чтобы их идеи воплотились в жизнь. Второе. Конструктивная оппозиция появляется там, где появляется осознание общей стратегической цели у власти и оппозиции. Пока нет видения этой цели, говорить о конструктивной оппозиции невозможно. Любая оппозиция, которая создается у нас в стране, носит характер персональной фронды.

Саша: – Константин, почему вас вдруг понесло в политику, вы же всегда наблюдали со стороны. И почему к Тигипко? Чем вы у него будете заниматься?

К. Бондаренко: – Я являюсь заместителем Сергея Тигипко, как лидера партии «Сильная Украина», занимаюсь идеологией и партийным строительством. Только что вернулся из 5-дневной поездки по Западной Украине, готовлюсь к поездкам в Харьков, Черновцы, Николаев. Что касается того, почему я ушел в политику. Наступает время, когда понимаешь, что позиция стороннего наблюдателя сродни позиции Понтия Пилата. Почему я ушел именно к Тигипко? С моей точки зрения, это единственная партия, находиться в которой мне не стыдно.

Журналист: – Какие вы видите перспективы Сильной Украины? Кажется, сейчас у нее больше всего шансов влиться в Партию регионов, поскольку вливаться пока особо нечему, кроме лидера, которого не видно и не слышно в региональной толпе.

К. Бондаренко: – Пока что происходит обратный процесс. На востоке к нам вливаются люди, которые ранее поддерживали ПР, на западе – люди, поддерживающие БЮТ и «Нашу Украину». Мы получили цифры нескольких социсследований, проводимых различными институтами, и могу сказать, что сегодня за нашу партию могли бы проголосовать минимум 12% избирателей. С таким результатом вливаться в какую-либо политическую силу – это абсолютный нонсенс.

Дядя Ваня: – Сейчас много толков вокруг Анны Герман и ее роли в ПР. Каково ваше мнение?

К. Бондаренко: – Я с большим уважением отношусь к Анне Николаевне. Считаю ее сильным и целостным политиком, патриотом и действительно эрудированной, интеллигентной женщиной. Что бы о ней ни говорили, она занимает видную роль как в ПР, так и в Администрации Президента. Если бы в Украине было больше таких людей, украинская политика от этого только выиграла. Она фактически формирует одну из сред в окружении Президента, одну из групп влияния. При этом Анна Герман базирует свое влияние на Президента, не основываясь на какой-то бизнес-платформе или же каких-то промышленно-финансовых группах. Это роль соратника, к мнению которого Президент прислушивается, мнением которого Президент дорожит.

Андрей Петрович: – Кость, хотелось бы знать Ваше мнение. Те перемены, которые произошли при регионалах, я имею в виду небывалые до сих пор изменения в международном векторе, в гуманитарной сфере и т.п. – по-вашему, это всерьез и надолго, или стоит ожидать того же, что было при Кучме, когда эти сферы были отданы националистам?

К. Бондаренко: – Ну, я считаю, что при Кучме ни одна из сфер не была отдана националистам по той простой причине, что в Украине нет националистов в настоящем понимании. Поэтому я считаю, что в данной ситуации то, что происходит – это всерьез и надолго. Янукович воссоздал политику многовекторности в международной сфере, существовавшую при Кучме. Что касается гуманитарной сферы, новая власть идет по пути постепенного сбалансирования разных концепций, и мне приятно, что выступления Президента на заседании гуманитарного совета абсолютно диссонировало с заявлениями отдельных министров, отвечающих за гуманитарную сферу. В любом случае, и сфера дипломатии, и гуманитарная сфера еще неоднократно будет корректироваться и развиваться.

barboss: – Мое почтение Костю (или Косте?). В последнее время наплодилось целое племя так называемых «политологов» и «экспертов». Вопросы:

1) В каких учебных заведениях их готовят?

2) Имеют ли место быть эти профессии в тарифно-квалификационном справочнике?

3) Что их кормит? В смысле – откуда деньги? Если из бюджета – то я против.

Спасибо...


К. Бондаренко: – Каждый приходит в политологию, как и в политику, своим путем. Профессия политолога существует уже давно, и многие вузы готовят специалистов именно этой категории. Впервые политологов в СССР начали готовить в 1986 г. (группа специалистов под руководством Георгия Шахназарова). Каждый находит свой путь и свои методы зарабатывания денег. Из бюджетных средств кормятся только профессиональные ученые и преподаватели политологии.

Сергій: – Після «помаранчевої» революції багато чиновників втекли з України: Бакай, Боделан, Ахметов і Тигіпко. Яка причина? Тигіпко був керівником виборчого штаба Януковича в 2004 р. Ви вважаєте нормально те, що президент 2 рази судимий? Покажіть мені країну де президент 2 судимий за розбій?

К. Бондаренко: – Тігіпко нікуди не тікав з України. Він після 2005 року просто перейшов з публічної сфери до сферу бізнесу, де досяг значних успіхів. У 2004 р. він очолював штаб Януковича, оскільки таким був консенсус еліт і позиція команди, яка сформувалась довкола президента Кучми. Що стосується країн, де президенти були судимі, були випадки у деяких латиноамериканських країнах. Свого часу за розбій судили одного з лідерів грузинської революції Джаба Іоселіані. Але у кожної держави є свій шлях. Якщо більшість виборців вирішили, що судимості не заважають Януковичу стати Президентом, то чому ми маємо ставити під сумнів вибір народу? Особливо зважаючи на те, що народ голосував не стільки за Януковича, скільки проти Тимошенко.

Юрий: – Как правильно звучит Ваше полное имя? Кость – как-то по-скелетному.

К. Бондаренко: – В української мові з 17 століття вживалася скорочена історична форма Кость, як похідне від Костянтин. Можна згадати кошового отамана Запорізької січі Костя Гардієнко, прем'єр-міністра ЗУНР Костя Левицького. Мій двоюрідний дід, що загинув у 1937 році і на честь якого мене назвали, у селі на Уманщині завжди був Костем. Я звик до цього імені з дитинства. А по паспорту звісно я Костянтин.

Михаил Юрьевич: – Г-н Бондаренко, Вы не задумывались вот над каким историческим фактом – в течение всей истории человечества (осязаемой) каждая попытка Украины стать государством оканчивалась РУИНОЙ. Это тенденция, карма или менталитет? И второй – Вам не кажется, что Украина так торопилась в Европу, что с разгона добежала до центра Африки, где намертво застряла? Ну и третий, более серьезный. Вам не кажется, что в течение 19 лет у нас воссоздан СССР с типично африканской примесью развития на территории Украины? Поясню: в СССР все финансовые потоки направлялись в Москву, а потом «Москва» направляла их обратно в регионы, жестко контролируя развитие оных. В Украине добавили свое, перетянув все офисы крупных компаний из регионов в Киев. В результате Киев один из основных бюджетонаполняющих городов (выдаивающий регионы, которым остаются промвыбросы), элементарные региональные вопросы решаются только в Киеве... Думаю, далее понятно. Вам не кажется, что это путь в никуда?

К. Бондаренко: – Сегодня Сергей Тигипко поднял вопрос о необходимости изменения бюджетной политики и политики государственного управления. Его позиция фактически во многом совпадает с тем, о чем говорите вы. Думаю, в ближайшие несколько лет ситуация может измениться. Что касается государственности Украины, вся беда в том, что украинские элиты на протяжении веков работали не над созданием собственного проекта, а на развитие соседних проектов. Посмотрите, сколько украинцев среди деятелей российской, польской, австрийской, румынской истории. Плюс ко всему Украина преимущественно базировала свою государственность на транзитной основе, используя то великий шелковый путь, то путь из варяг в греки, то черный шлях, то транзитный газопровод.

До тех пор, пока мы будем использовать свое транзитное положение, а не развивать собственные преимущества, собственные ресурсы, собственный потенциал, мы будем обречены на роль спекулятивного государства, которое действительно рано или поздно приходит к руине.

Кирилл Б.: – Константин, добрый день! Создается ощущение, что при новой власти и крайне слабой, непопулярной оппозиции, мы переходим к такому себе «периоду застоя». Как вы считаете, так ли это, и если так – плохо это или хорошо?

К. Бондаренко: – Мы переходим к периоду стабилизации, всякий период стабилизации может вылиться в 2 формы: либо застой, либо реформы. Я думаю, что многие со мной согласятся: в период нестабильности возвращаться не хочется, оставаться в застое тоже как-то не совсем удобно, поэтому верю в безальтернативность реформ.

Алла: – Ничего не нашла о вашем семейном положении. Может быть, вы свободны?)))

К. Бондаренко: – После того, как в 2002 году умерла моя жена, я официально не состоял в браке и воспитал двоих детей. Моя старшая дочь студентка, сын в этом году готовится поступать.

Гурко: – Очень рад, что партия Сильная Украина пополнилась таким колоритным и талантливым лидером. Кого еще собираетесь привлечь к сотрудничеству? Ведь кроме Тигипко и – уже – вас больше никто эту партию не олицетворяет.

К. Бондаренко: – Спасибо за комплименты. На самом деле в партии очень много талантливых и ярких людей. Зампредседателя партии является Александра Кужель, известная многим как защитница прав малого и среднего бизнеса. В партии работают Борис Андресюк, тоже политик с многолетним стажем и большим опытом. Немало ярких людей среди лидеров обладминистраций. Сейчас партия привлекает очень многих специалистов в тех или иных узких отраслях – юристов, экономистов и т.д.

Думаю, в ближайшее время состоится презентация нашей команды не только на центральном уровне, но и на местном. Хотя самой лучшей презентацией станет успех на местных выборах.

Дмитрий Кузнецов: – В связи с вашим переходом в политику – кто теперь будет заниматься Институтом Горшенина, Левым берегом?

И еще вопрос – как можно стать автором Левого берега?


К. Бондаренко: – Директором Института Горшенина назначен мой близкий друг и коллега Владимир Фесенко, которого я считаю одним из ярчайших и талантливейших политологов в современной Украине. Газетой «Левый берег» занимается Олег Базар – человек, который создал целый ряд резонансных проектов в сфере СМИ и которого я считаю редактором от бога. Сайтом www.lb.com.ua занимается Соня Кошкина, талантливая молодая журналистка, которая, несмотря на свой юный возраст, уже стала заметным событием в украинской журналистике. Вообще коллектив Института Горшенина – это очень талантливые молодые люди, каждый из которых является личностью и каждый из которых, я верю, как в рамках коллектива, так и сам по себе принесет немало пользы обществу и заявит о себе. Я очень переживал, уходя из этого коллектива, с которым мы работали на протяжении 5 лет. У нас остались дружеские отношения, и не более. Я отказался даже от своих акций в пользу коллектива института. Считаю, что так более правильно. И, естественно, душой коллектива и генератором идей остается президент института и руководитель проекта «ЛБ» Вадим Омельченко, которого я считаю своим другом и учителем.

Анна, Киев: – Здравствуйте! Константин, говорят Вы перешли на новое место работы? Не жалко было оставлять Институт им. Горшенина? Как Вам работается теперь? Спасибо.

К. Бондаренко: – Я уже говорил о том, что я долго сомневался, переходить мне на новое место работы или нет, потому что прирос душой к людям, с которыми работал длительное время. Но после консультаций, длившихся полтора месяца, я принял решение уйти из политологии в политику.

Федор, Харьков: – Добрый день, Кость Петрович! Скажите, как Вы оцениваете работу нынешней власти. Мне кажется, что она не оправдывает тех надежд, которые возлагали на нее во время выборов, а Вам? Спасибо за честный ответ.

К. Бондаренко: – Любой президент, приходя к власти, через полгода теряет значительную часть своего электората. Но его задача обрести новый электорат, новых сторонников. Виктор Янукович шел к власти как выдвиженец с востока и юга Украины, но сегодня он стал президентом всей Украины. То, что личный рейтинг Януковича не падает, а остается стабильным, это уже большой успех. Поэтому я как человек, который скептически относился к Януковичу в ходе выборов, могу сказать: он делает чрезвычайно мало ошибок. И еще. Многие политики до выборов являют собою некое Дао, которое каждый избиратель наполняет своими смыслами. Если избиратель любит помидоры, он будет искренне верить, что его избранник тоже любит помидоры. После выборов президент обрастает плотью, появляются разочаровавшиеся. Я перефразировал Дмитрия Выдрина. Но мне кажется, Дмитрий Игнатьевич, как всегда, подметил очень остро.

Яна, Полтава: – Здравствуйте, Кость! Что Вы думаете о реформе образования, предпринятой новым министром? Мы вернемся к 10-летке? Или из-за парт наши дети сразу же будут идти в армию и выходить замуж?

К. Бондаренко: – Ситуация такова, что во многих селах многие девушки выходят замуж, даже не окончив 9 класс. Что касается реформы школьного образования – это необходимость. У нас в прошлые годы было сделано много ненужных телодвижений, что привело к тому, что школьное образование становилось громоздким. Реформа школьного образования должна быть направлена на повышение соцстатуса учителя. Государство сегодня обеспечивает учителям нищенское существование. Может ли пользоваться авторитетом учитель, если ученик знает, что его карманные деньги в несколько раз превышают учительскую зарплату? Какие бы программы, какие бы проекты ни внедрялись, в результате учебный процесс наталкивается именно на социальный вопрос.

Иван, Киев: – Кость Петрович, здравствуйте! Мы, киевляне, уже «по уши» наелись Черновецким с его песнями, плясками, глупостью и безалаберностью. Мы хотим жить в чистом, красивом городе, который не стыдно называть столицей Украины. В связи с этим вопрос. Скажите, будет ли Сергей Тигипко баллотироваться на пост мэра Киева? Что он намерен сделать, если выиграет выборы? Спасибо за ответ.

К. Бондаренко: – Социология показывает, что если бы Тигипко баллотировался на пост мэра, за него сегодня готовы отдать голоса более 40% киевлян. Но, при всем уважении к Киеву и его столичному статусу, Киев является одной из 27 административно-территориальных единиц Украины. И статус мэра Киева – это статус регионального лидера. В конце концов, определяться со своим выбором будет сам Сергей Леонидович – идти ему в мэры или нет. Но я думаю, что в Киеве достаточно людей, которые могли бы управлять городом и ликвидировать ошибки и преступления нынешних властей.

RAD: – Господин Бондаренко, у меня к Вам 2 вопроса (и как к нынешнему партфункционеру, и как к «бывшему» политическому эксперту):

1. Поскольку у нас ВСЕ политические партии (силы) «вождистского типа», то, обычно, уход лидера (лидеров) во властные структуры приводит к некоему разрыву между «верхами и низами», партийная жизнь «замораживается» и естественно это приводит к потере популярности (особенно это характерно для «легковесов» и новых сил... (примеров думаю достаточно, как-то «балансируют» разве что коммунисты). Вот Тигипко ушел в Кабмин, но пока он еще популярен у весомой части электората на волне прошедшей президентской кампании, но дальше всякое может быть... Какие шаги предпринимают лидеры СУ для сохранения своего «политического капитала»?

2. Оцените как эксперт ситуацию разворачивающуюся в Соцпартии в связи с заявленной сменой лидера. Каким образом может разрешиться внутрипартийный конфликт Мороза-Рудьковского? Согласится ли Цушко «впрячься» в это и ради чего? Чего дальше ожидать на «левом фланге» перед местными выборами?


К. Бондаренко: – 1. Лидеры «Сильной Украины» сегодня начали кампанию с максимальной мобилизацией ресурсов на местах. Наша партия максимально децентрализована. Каждая облорганизация работает автономно, в том числе и в финансовом плане. Но мы нацеливаем наших активистов на то, что каждый из них является дублером Тигипко на своем уровне и по его работе будут судить о деятельности партии. Кстати, это то, на чем в свое время много потерял БЮТ (в политсиле Юлии Владимировны было много людей, которые откровенно минусовали результат Тимошенко). Кстати, что касается Тигипко, то он пришел в правительство со своей программой и, работая в правительстве, не сделал ни единого заявления, действия, которые бы расходились с его действиями во время президентской кампании. Именно поэтому рейтинг его сохраняется.

2. Мне сложно комментировать ситуацию в Соцпартии, и, наверно, неэтично. Но в любой политсиле, когда вместо идеологической борьбы начинается борьба денежных мешков, это выглядит, по крайней мере, невкусно.

Олег, Львов: – Здравствуйте, земляк! Хай щастить! В политической жизни страны наступила пора застоя: ни тебе мордобоя в Верховной Раде, ни блокирования трибуны, ни массовых митингов с барабанами и чучелом. Почему? Не думаете ли Вы, что это затишье перед бурей? Дякую! Шануймося, бо ми того вартi!

К. Бондаренко: – Для того, чтобы это было затишьем перед бурей, сейчас должен был бы быть примерно 2014-2016 год. История показывает, что для аккумуляции внутренней энергии в массах необходимо 10-12 лет. Именно столько проходит с момента 1 до 2 этапа революции. В 2004 году энергия масс была выпущена в свисток. Теперь необходимо подождать 10-12 лет, чтобы она снова накопилась. Поэтому сейчас это не затишье перед бурей, а просто период стабилизации. Жить в постоянном революционном напряжении не может ни один народ. А лучшей прививкой от революции являются реформы.

Аркадий: – Уважаемый Кость? У вас очень необычное имя, по-моему. Может вы Константин?

Вопрос – что кроме партии связывает вас с Тигипко?


К. Бондаренко: – Кроме партии общее мировоззрение, длительное знакомство и общий круг друзей.

Елена: – Здравствуйте. Поздравляю Вас с новой должностью.

Скажите, пожалуйста, собираетесь ли Вы на основании научного подхода (владея знаниями классической теории политической науки) вносить какие-то коррективы в программные документы партии «Сильная Украина» и систему ее организации? Насколько будет уделено внимание именно идеологии партии, как одного из основополагающих ее признаков?

Спасибо за внимание.


К. Бондаренко: – Спасибо. Что касается программы партии, в ближайшее время будет представлена новая программа партии СУ, проект которой утвержден бюро партии и проходит последние редакционные поправки. Фактически это программа нового типа, написанная не для Минюста, а для широкой дискуссии. В программе максимум конкретики и минимум «воды». Что касается подходов к партийному строительству, здесь доминирует научная основа, используемая в социологии, политологии и прочих сферах. Но мы очень хорошо помним постулат о кадрах, которые решают все, и большое внимание уделяем селекции, воспитанию кадров не только для партработы, но и для достойного представления партии во властных структурах на всех уровнях.

Елена: – Добрый день. Институт Горшенина на своем сайте очень тепло и искренне отзывается о Вашем назначении и вообще о Вашей роли в деятельности института на посту его директора. Скажите, пожалуйста, кто займет этот пост теперь и будете ли вы сотрудничать с этой «фабрикой мысли» в партийной деятельности и публичной политике? Спасибо.

К. Бондаренко: – Выше я уже говорил о том, что институт возглавил Владимир Фесенко. Институт Горшенина сохранит свой статус независимого исследовательского центра и фабрики мысли. Более того, если вы посмотрите на сайте «Левого Берега» результаты последнего мозгового штурма, проведенного в институте, вы увидите: никаких комплиментов по отношению к партии СУ либо другим политическим проектам там нет. Существует взвешенный, глубокий анализ. Более того, Институт Горшенина в ближайшее время развивает ряд программ, которые позволят уйти от акцентирования внимания исключительно на политпроцессах. Это проекты в сфере M&A, исследование экономических процессов, социологические проекты и т.д.

Я же сделаю все от меня зависящее, чтобы моя политическая деятельность не влияла на результаты деятельности такого серьезного и солидного центра мысли, как Институт Горшенина. Использовать Институт Горшенина как площадку для озвучивания партийных месседжей я не буду, да и ребята из Института вряд ли согласились бы на такую роль. Они очень ценят свободу и независимость.