В ходе видео-онлайн-конференции они рассказали все подробности дела по обвинению Василия Волги: где он находится, почему его не выпускают под денежный залог и каковы его шансы на освобождение.

Предлагаем Вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.

Александр: - Скажите, Волга по-прежнему солидарен в политической борьбе с Витренко?
Не может ли это быть причиной происходящей расправы от капитала?

Елена Сотник: - Вопрос интересный. Частично есть вопросы, в которых Волга поддерживает в плане мнений и позиций Наталию Витренко, но это отдельная, незначительная часть.

Евгений Солодко: - У Волги своя позиция - он единственный левый министр, то есть был единственным левым министром, и, пожалуй, единственный левый политический деятель в политикуме Украины. То, что расправы корпораций, не исключаю, поскольку принятие закона о государственной регистрации договоров перестрахования фактически сделало прозрачным рынок внутреннего обналичивания, который по приблизительным расчетам составлял около 12-15 млрд. грн. Естественно, страховые компании, которые напрямую задействованы в этом, были не заинтересованы в дальнейшем существовании этого закона. Что показательно, в ноябре 2011 года этот закон был отменен и даже не проработал полгода.




Евгений Солодко: - Волга находится в киевском СИЗО, находится там на специальном посту. Вместе с ним находятся еще трое арестованных следствием. А для сравнения, кому лучше, предлагаю попасть в СИЗО и получить ответы на эти вопросы. Ничего хорошего для Волги там нет. Для краткой иллюстрации: стены в грибке + вдохновенные испражнения от параши. Вряд ли это можно назвать жизнеутверждающей атмосферой.

Геннадий: - Почему Василия Волгу не выпускают под денежный залог? Ведь по действующему законодательству суд обязан это сделать. Кто будет наказан в случае, если Василий Волга докажет свою невиновность?

Евгений Солодко: - Суд не обязан, суд имеет право это делать. Почему его не отпускают, нужно спросить у суда. Категорически против освобождения Волги прокуратура, которая абсолютно безосновательно утверждает, что Волга может в таком случае препятствовать объективной истине по делу и даже скрыться в Италии, об этом мы с удивлением узнали полтора месяца назад. Также возражает против освобождения Волги подсудимый Адамович, утверждая, что Волга ему угрожал в зале судебного заседания. Причем эти угрозы, кроме Адамовича, никто не слышал, даже сотрудники криминальной службы.

Елена Сотник: - Ну и в дополнение, то, что на протяжении последних месяцев, сколько подавали ходатайство по изменению меры пресечения, суд придерживался приблизительно одной и той же позиции, обосновывая свой отказ в изменении меры пресечения, что, в принципе, само по себе противоречит позиции Европейского суда по правам человека.

Евгений: Существует статья, заведомо незаконная, по привлечению к уголовной ответственности. Следствие Генпрокуратуры имеет достаточную квалификацию, чтобы понять, что Волга единолично не мог совершить те действия, за которые ему якобы передавалась взятка. Соответственно, после того, как вина не будет доказана, наступит этап возмездия. Придется ответить лицам, так или иначе причастным к возбуждению уголовного дела в отношении Волги и его совершенно безосновательному содержанию под стражей.




Митар: - «Рассыпалось в суде» означает, что дело выиграно? Не получится ли в итоге так, что при всей вашей видимой правоте судья скажет «виновен», если ей прикажут? Что тогда?

Евгений Солодко: - Тогда будет беспредельный обвинительный приговор. Волга и мы, как его защитники, совершенно адекватно оцениваем существующее положение вещей. При этом при самых неблагоприятных раскладах Волга будет бороться, отстаивать свое доброе имя.



ЛУЧШЕ ЕМУ НЕ НАПОМИНАТЬ: - Зачем Волга скрывает истинные доходы и расходы?
Например:
- у него четыре охранника в частном доме
- завхоз
- садовник
- уборщица
- несколько водителей
- целый парк авто
- личные БМВ за сотни тысяч евро и т.д.
Все эти люди работают нелегально, получают деньги в конвертах!
За месяц только на эту обслугу он тратит от 2 000 у.е.
Зачем скрывать столь большие расходы, может, потому, что скрывает большие доходы?
Чтобы не объяснять их источник...

Евгений Солодко: - Волга как бизнесмен заработал свой первый миллион в далеких 90-х, после чего он распродал свое имущество и ушел в монастырь. Через три года, поняв, что, видимо, монашеская жизнь не отвечает его к духовному стремлению, он вернулся в бизнес и повторно стал миллионером. Все его доходы, в частности, от продажи недвижимости, зафиксированы в соответствующих материальных реестрах, причем цены этих сделок указаны. Поэтому мелочиться и скрывать свои расходы, равно как и скрывать доходы, не в стиле Волги. Он пришел в политику самодостаточным человеком и вёл свой образ жизни, соответствующий ему. В частности, он даже не пользуется служебным транспортом, а выполнял государственные функции и не тратя государственные деньги и сэкономив на это не одну сотню тысяч гривен. Пример этому уже есть, в частности, Валерий Хорошковский, когда был министром экономики, так же использовал личный транспорт и не считал нужным перекладывать расходы на собственное передвижение на плечи государства.

Елена Сотник: - Информацию по поводу частных домов, дорогих автомобилей можно легко проверить через его родственников. Для читателей не есть секретом, что приведенный перечень не соответствует действительности.

Ирина: - Скажите, Василий Волга в интервью сказал, что Азаров - это пешка, за его арестом стоят другие люди, в прессе звучит фамилия Фирташа, а Вы можете назвать фамилию, кто действительно является «главным заказчиком» этого дела?

Евгений Солодко: - Прозвучавшая фамилия Фирташа для нас новость. Что касается Азарова, то этот человек использовал все механизмы для того, чтобы заблокировать деятельность КС "Первое кредитное общество" и любой ценой ликвидировать его путём банкротства, обвиняя во всех неудачах и проблемах государство. После судебного рассмотрения дела чётко прослеживаются системные нарушения руководства КС, которые стали причиной применения к ним предусмотренных законом мер воздействия, вплоть до введения временной администрации. После введения временной администрации Азаров и его ближайшие соратники сделали все, чтобы заблокировать их деятельность и лишить возможности доступа к бухгалтерской документации, электронным реестрам и сделать невозможным восстановление платежеспособности КС. При этом сам Азаров имеет многомиллионные долги, в чем легко убедиться, зайдя в реестр судебных решений и набрав фамилию Азаров. Поэтому Азаров является лишь катализатором тех процессов, которые были запущены по дискредитации Василия Волги с целью смещения его с занимаемой должности.





Андрей: - Все мы видим, как «в рамках закона» проходит этот процесс. Скажите, чего дальше ждать? Ведь уже ясно, какое решение суда будет. В лучшем случае - это три года условно, а про худший вариант не хочется даже и думать... Какие дальнейшие ваши действия? Будете ли Вы подавать апелляцию, обращаться в Европейский суд?

Евгений Солодко: - В случае негативного решения для Волги будут использованы все способы защиты и апелляции, и инкассации, и Европейский суд. При этом Волга не считает себя узником совести, попавшим в СИЗО по политическим мотивам, и по-прежнему уверен, что именно его деятельность, как министра с левыми убеждениями, стала причиной его проблем, которые были инспирированы крупными корпорациями. Ну никак не действующей властью.

Елена Сотник: - Независимо от того, как ведется процесс, суть содержания не меняется. Мы как адвокаты и защитники Волги считаем, что на сегодняшний день соотношение показаний свидетелей и предоставленных обвинением четко и 100 % доказывает невиновность Василия Волги.

Сергей Иванович: - Почему Волга в тюрьме, а Адамович на свободе?

Евгений Солодко: - Я думаю, что этот вопрос нужно задать следователю Генпрокуратуры Свирепову. Именно он принял решение об изменении Адамовичу меры пресечения. Любопытно, что это произошло сразу после того, как Адамович дал показание в отношении Василия Волги.

Сергей Иванович: - Почему Чернушенко и Адамович рассматриваются как свидетели, а не как соучастники группового преступления по вымогательству взяток с участников рынка?

Евгений Солодко: - Адамович и Чернушенко в этом процессе есть подсудимыми, но никак не свидетелями. Если у участников рынка есть информация о неправовой деятельности этих господ, они могут обратиться в правоохранительные органы с соответствующим заявлением.

Сергей Иванович: - Так была передача денег или нет?

Елена Сотник: - Передачи не было, и об этом Прилуцкий четко сказал в своих показаниях.

Евгений Солодко: - Он сообщил, что после пересчета денег Азаров оставил портфель с деньгами на столе: попрощался и вышел из банка. Прилуцкий растерялся, так как не понимал, что делать с этими деньгами. Он не знал, кому и за что эти деньги. Именно в этот момент, когда он находился в растерянности, он и был задержан сотрудниками СБУ, и тут же сообщил, что к этим деньгам он даже не притрагивался.

Сергей Иванович: - Кто все-таки получил деньги в размере 500 тыс. долларов США и почему нет официального заявления прокуратуры о всех соучастниках?

Евгений Солодко: Деньги в размере 500 тысяч долларов США никто не получил. Соответственно, прокуратуре нечего заявлять.



Сергей Иванович: - Сколько свидетелей в деле В. Волги?

Евгений Солодко: - В деле Волги 27 свидетелей указано в заключении, а также 7 человек вызвано дополнительно по ходатайству защиты, и это явно не последние свидетели, которые заявлены защитой.

Сергей Иванович: - Сколько у В.Волги защитников и адвокатов?

Евгений Солодко: - Профессиональных защитников 2 - это мы, а также защитники из числа близких родных: это его жена, мама, сестра и двое совершеннолетних детей. Наличие статуса защитника дает нам возможность беспрепятственно встречаться с Волгой в следственном изоляторе. На предварительном следствии следователь руководствовался, видимо, исключительно интересами следствия и гуманистическими началами правосудия - свидание с родственниками Волге не давал.




Сергей Иванович: - Что заявляют свидетели по вопросу необходимости ввода временной администрации в кредитные союзы и страховые компании?

Евгений Солодко: - Они единодушны: введение администрации было исключительно необходимым, оно было обоснованным, это была единственная возможность восстановить платежеспособность Кредитного союза. Если бы не подрывная деятельность и откровенный саботаж должностных лиц Кредитного союза, результат ввода временной администрации был бы более весомым.

Сергей Иванович: - Что заявила госпожа Третьякова на суде по вопросу положения на рынке кредитных союзов и целесообразности применения таких мер, как временные администрации?

Елена Сотник: - Госпожа Третьякова, прежде всего, была в свое время одним из инициаторов создания в рамках комиссии департамента временных администраций. Она же отстаивала идею необходимости введения данного института. Волга в данном случае был с ней солидарен. В то же время, как Третьякова, так и Волга, считали, что для более эффективной работы временной администрации необходимы были изменения в действующем законодательстве, которые бы обеспечили независимость и широту полномочий временного администратора, а также возможность доступа временных администраторов к денежным ресурсам, которые бы могли обеспечить минимально необходимый набор действий и мероприятий по работе восстановления платежеспособности КС. Ключевыми условием являлось рефинансирование КС, именно этим вопросом на должности главы комиссии долгое время занимался Волга и были достигнуты определенные сдвиги в сторону возможного рефинансирования со стороны государства. С его «посадкой» эта возможность была утрачена, скорее всего, навсегда.



Сергей Иванович: - Почему не поднимаются вопросы нанесения имущественных убытков в тех финансовых учреждениях, в которых «орудовали» временные администраторы?

Елена Сотник: - Потому что убытков, связаных с деятельностью временных администраций, не было. Условием и предпосылками введения такого института как раз и является неплатежеспособность и наличие убытков в кредитных учреждениях.

Евгений Солодко: - В частности, временная администрация несколько лет назад была введена в КС «Акорд», что стало залогом платежеспособности союза.

Елена Сотник: - И вопрос эффективности временного администрирования, особенно на ярком примере «Первого кредитного общества», прежде всего, стоит в плоскости желания сотрудничества со стороны самого кредитного общества и в предоставлении возможности временному администратору доступа к информации, документации. В противном случае, как это случилось в «Первом кредитном обществе», вопрос восстановления платежеспособности не является возможным по объективным причинам.

Алёна: - Никак не могу понять, так за что же Волгу судят? Известны ли заказчики этой заказухи? Будут ли они названы в суде?

Евгений Солодко: - Алёна, Вы не одиноки, мы тоже уже полгода пытаемся понять, за что судят Волгу.

Елена Сотник: - Более того, сам Волга на каждом допросе после прочтения обвинительно заключения многократно задавал вопрос и просил разъяснить: "За что, собственно, меня судят?".

*** : - На пресс-конференции в «Интерфаксе» не так давно представители обманутых вкладчиков говорили, что по А. Азарову возбуждено уголовное дело, точнее, по факту воровства денег, которые люди отдали кредитному союзу. Это дело на самом деле существует? Почему вы публично не настаиваете на его расследовании?

Евгений Солодко: Это дело существует, оно возбуждено еще в 2009 году, по факту растраты и присвоения должностными лицами «Первого кредитного общества» чужого имущества и денег. Дело находится в производстве в Одесском ГУМВДе. Возбуждено по признакам состава преступления, предусмотренного частью 5 ст. 191. Кроме того, в Генпрокуратуре Украины в 2010 г. также было возбуждено уголовное дело, материалы которого приобщены к ранним материалам уголовного дела. Обманутые вкладчики постоянно требуют предъявления обвинения непосредственно Азарову и другим руководителям КС. Более того, сам Волга заявлял о том, что его позиция, является неизменной: Азаров, Найда и главный бухгалтер КС должны сидеть. Эта его позиция озвучивалась, в частности, на временной следственной комиссии Верховного совета, которая расследовала вопросы злоупотреблений кредитными кооперациями.




Ирина: - Волгу пытаются посадить, Азаров, обокравший пол-Украины гуляет на свободе, прокуратура глухая и немая, милиция тоже, скажите, есть ли шанс у вкладчиков вернуть свои вклады и возбудить уголовное дело против Андрея Азарова?

Евгений Солодко: - Шанс возбудить уголовное дело в отношении Андрея Азарова есть. Шанс возврата денег - думаю, что тоже есть. Это будет зависеть от того, насколько эффективно будет расследоваться уголовное дело.

Елена Сотник: - Наверное, все-таки вопрос шансов был бы более оптимистичным в то время, когда Василий Волга находился на свободе и имел возможность способствовать политике государства в сфере защиты интересов вкладчиков, в частности путём рефинансирования кредитных обществ.



Валерий: - Господа адвокаты! Ваши ощущения от судебного процесса: В. Волгу хотят осудить, невзирая на отсутствие доказательств, как следует из анонса онлайн-конференции? Куда ветер дует? И что вообще происходит?

Евгений Солодко: - О том, что Волгу хотят осудить, мы будем говорить после того, как услышим приговор. Я бы не был пессимистичен в отношении дела Василия Волги, поскольку считаю, что материалы уголовного дела дают все основания предполагать оправдательный приговор. У нас хорошая позиция, сильная. Более того, я не могу утверждать, что я ощущаю давление на суд со стороны власти. Я не могу сказать, что суд ведет себя предвзято по отношению к Василию Волге. Во всяком случае, практически все ходатайства защиты, кроме ходатайства изменения меры пресечения, были удовлетворены судом.

Елена Сотник: - Я все-таки уточню, не только это ходатайство не было удовлетворено. На последнем заседании суд по удивительным для нас причинам, а именно ссылаясь на то, что это необходимо в интересах правосудия или, как выразился суд, «може зашкодити здійсненню правосуддя», отказал защите в проведении видеофиксации процесса. Мы же считаем, что удовлетворение данного ходатайства позволило бы говорить об открытости процесса. Но я дополню своего коллегу относительно позиции в целом: у меня, как у адвоката, в принципе вызывает вопрос квалификации данного преступления, особенно принимая во внимание формулировки прокуратуры, а именно: Волгу обвиняют в «отриманні хабаря за сприяння Андрію Азарову у виданні тимчасової адміністрації». До сегодняшнего момента ни в действующем законодательстве, ни у Волги, ни из показаний свидетелей суд так и не получил ответа (и мы уверены, что он его не сможет получить), а в чем же должно было заключаться «сприяння» со стороны Волги?

Евгений Солодко: - Еще одной явной демонстрацией есть выражение Азарова на суде, когда его допрашивали в качестве свидетеля: «А при чем тут Волга? Я нес деньги Адамовичу».

Михаил: - Почему бывшие сослуживцы Адамович и Чернушенко «грузять» себя в первую очередь и заодно Волгу с Гантимуровым в преступлении, которое так и не было совершено. Неужели прокуратура смогла их запугать «до смерти» или просто накопала на них компромат из далёкого прошлого?

Евгений Солодко: - Почему они так делают, думаю, нужно спросить у них самих. По материалам дела видно, что эти лица были освобождены со стражи после того, как дали показания на Василия Волгу.

Елена Сотник: - Ну и у нас есть ощущение, что Адамович и Чернушенко как раз не «грузят» себя, а фактически выгораживают свои возможные преступные действия за спиной руководства комиссии.

Александр: - Скажите, пожалуйста, есть ли в материалах дела подтверждение возможности принятия В.Волгой единоличного или совместного с фигурантами уголовного дела решения о выведении временной администрации из КС «ПКО» - за что, собственно, он якобы и вымогал взятку - в случае получения денег от руководства этого кредитного союза?Каково Ваше впечатление о Волге: он в первую очередь политик или чиновник (т.е. насколько для него важнее деньги, чем политические дивиденды в виде голосов обманутых вкладчиков)?

Евгений Солодко: Материалы дела не имеют доказательств сговора Волги с членами комиссии, так как решения по временной администрации могла принять комиссия лишь большинством голосов. Что касается политик или чиновник? Он руководитель комиссии. Был, вернее. Он выполнял свои обязанности в чётком соответствии с законодательством. Должность эту он занял при соответствующем распределении квот как политик.

Михаил: - Почему обманутые вкладчики не могут помочь Волге не словом, а делом - передать на расследование дело о хищениях в ПКО из Одессы в Киев, чтобы было объективное расследование? Ведь в Одессе на объективное расследование надеяться не приходится.

Евгений Солодко: Обманутые вкладчики постоянно заявляют, что Волга был единственным человеком, который действительно им хотел помочь. К сожалению, не в их власти передача уголовного дела из Одессы в Киев, но в своих обращениях на имя первых лиц государства и руководителей силовых структур они настаивают именно на этом.

Рибченко Сергей: - Почему, на Ваш взгляд, при наличии всех необходимых аргументов судья отказывется отпустить Волгу под залог?

Евгений Солодко: - Я думаю, этот вопрос к судье и составу судей.

Светлана: - Почему прокуратура не возбуждает уголовное дело в отношении Азарова А.С., Найды В.И. по ст. 190, 191 КК Украины? Ведь по решениям судов вкладчики не могут вернуть свои деньги, т.к. Азаров все имущество КС перевел на родню. Также он не несет ответственности по ст. 382 КК Украины (невыполнение решения суда). Кто же его так крышует в прокуратуре?

Евгений Солодко: Вопрос к прокуратуре, а еще лучше к генпрокурору. Уголовное дело возбуждено, но не по отношению к конкретным лицам, а по факту. По этому вопросу это большой шаг вперед. Следующее, чего осталось добиться, это доказать причастность вышеуказанных лиц.

Елена Сотник: Что касается перевода имущества на родню, то действительно, подобная информация сообщалась, в правоохранительных органах были соответствующие документы, но проверялись ли эти факты, устанавливались ли они, нам неизвестно. Возможно, именно в этом и заложена основная причина, почему на сегодняшний день уголовные дела не возбуждены против них.

Светлана Удовиченко: - Почему В.Волга, единственный госслужащий, пытавшийся защитить права вкладчиков КС «Первое кредитное общество», должен сидеть, а мошенник Азаров ( КС «Первое кредитное общество») не привлекается к уголовной ответственности за воровство у вкладчиков 350 млн. гривен.? Может, это просто «заказ»? Имея миллионы, Азарову легко посадить любого. Это делается для того, чтобы скрыть факты мошенничества и воровства в КС «ПКТ». Вы так не думаете?
Можно ли обвинить во взяточничестве В.Волгу, если Азаров А.С. (КС «Первое кредитное общество»), инициировавший уголовное дело в отношении Волги, на заседании суда 20.03.12 не привел ни единого факта получения взятки Волгой, путался в показаниях и датах, основывая все обвинения на «я так думаю», «мне так кажется», «я так предполагаю» ? Будет ли отвечать Азаров за дачу ложных показаний и клевету?

Евгений Солодко: - Все ответы есть в самом вопросе. Что касается Азарова, то слишком много людей на него обижено и слишком большой объем негатива к его личности получили в украинском обществе, поэтому «пропетлять» у него не получится и ответить за содеянное ему все равно придется. Это так же неизбежно, как крах империализма. Это вопрос времени.


Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале