8 ноября в Интернет-издании Новости Украины - From-UA в гостях был украинский политический и государственный деятель, бывший председатель Верховной Рады Украины, почетный председатель социалистической партии Украины Александр Мороз. Александр Александрович рассказал о негативных последствиях всеукраинского референдума, о том, почему украинцам стоит надеяться только на себя, и о том, что на самом деле сейчас происходит внутри Социалистической партии Украины.



Віктор Миколайович: - На Вашу думку, якої політичної складової не вистачає Верховній Раді цього скликання? Чим викликано таке гостре протистояння між владою та опозицією, і чим воно може закінчитись?

Олександр Мороз: - На мій погляд, питання потрібно було б поставити точніше: чому такий склад парламенту сьогодні, аніж чому там не вистачає представників якихось політичних сил, бо саме структура парламенту, яка є сьогодні, і передбачає конфліктність ситуації. Фактично сьогодні реалізується ідея, яка виношувалась нинішньою владою, - про створення системи влади, подібної до американської, де політичні структури чи політична система формується двома партіями. Але там інша природа формування цих партій і інший порядок забезпечення їх приходу до влади.

Наприклад, коли вибирали Обаму президентом, то мало хто знає, що було ще десяток кандидатів, а не два. Коли мова йшла про представлення в парламенті Сполучених Штатів політичних сил, то не про дві політичні сили йдеться, а про більше десятка. Але чомусь тільки двох кандидатів в президенти демонстрували на ТБ, тільки дві партії відомі. Цю схему намагаються запровадити у нас. Але є принципова відмінність. В Сполучених Штатах вибори забезпечуються Федеральною резервною системою (найбільш впливовою структурою у суспільному житті, яка, до речі, приймає рішення про емісію долара, яка непідконтрольна владі, уряду, парламенту, хоч це суперечить їхній Конституції), вона наперед визначає хто буде президентом, які політичні сили будуть представлені і так далі.



Але там хоч зрозуміло, хто фінансує програму. А наше фінансування відбувається з одного джерела, воно напівкримінальне або й кримінальне, і з цього приводу потрібно було б робити оцінку складу сьогоднішнього парламенту. Зрозуміло, що більшість у влади, в парламенті вона представлена ПР, є комуністи, які залежні від них і будуть їх підтримувати. Ті, хто відносять себе до позафракційних (хоч це суперечило Конституції на час появи цієї групи) теж на боці влади, безперечно. Ну і є опозиція, яка за своїми політичними переконаннями нічим від влади не відрізняється, вона лише демонструє свою опозиційність, прагнучи повної влади. Тому природно, що конфлікти, які виникають в парламенті, не принципові по суті, бо політичну лінію нинішня опозиція вела ту ж, яку веде сьогоднішня влада. Йдуть дискусії з приводу другорядних питань, відносно так званих політичних переслідувань, відносно інших речей, які для звичайного громадянина мало що важать, і нічого корисного йому не передбачає.

Георгій, Вінниця: - Я вважаю, що з депутатів, міністрів, президента необхідно зняти недоторканість! І ще хочу сказати, що рано відмовились ми від смертної кари! Чи підтримаєте Ви мою ідею?

Олександр Мороз: - Така думка побутує, є багато її прихильників. По-перше, міністри статусу недоторканості не мають. По-друге, весь час виникає питання, а хто буде користуватися правом винесення смертного вироку і здійснення такого виду покарань? Я вважаю, що це питання можна розглядати, але воно не принципове. В багатьох країнах світу, де немає смертної кари, ми бачимо, що закон і право працюють ефективно. Очевидно, причина не в цьому, не в наявності або відсутності такого закону. Бо весь час виникатиме питання, яке ставив іще Чацький: «А судді хто?».

Руслан, Полтава: - Чому Ви так категорично ставитесь проти продажу землі? Це нормальний світовий досвід щодо ринку землі... Подивіться, у ЕС земля – це товар, та їхні селяни не живуть так бідно, як наші? Чого Ви так боїтесь в цьому питанні, Вам все одно вже втрачати нічого...

Олександр Мороз: - Мені втрачати нічого, це так. Людям, народу, державі є що втрачати. І втрачено вже надзвичайно багато. Порівняйте село до і після злочинних кумівських реформ.



Я залишаюсь переконаним прихильником неможливості перетворення землі у товар. Тема дуже широка, очевидно, час інтерв’ю на це не розрахований. Я би Вас відіслав з цього приводу до багатьох публікацій, в тому числі моїх, але зішлюсь на одну деталь. У 1990 році два десятки нобелівських лауреатів з економіки, американців за походженням, звернулися до Горбачова, тодішнього президента країни, з наполегливою рекомендацією не допустити перетворення землі у товар, бо будуть наслідки, які ми сьогодні бачимо.

Коли йдеться про землю як товар, то треба знати, де буде людина, в т.ч. селянин, сільський житель, що він з того матиме? Зараз закінчуються осінні польові роботи, збирають кукурудзу… Я вчора був у районі, бачив, як по полю ходять кілька власників земельних паїв з мішками, шукають, що лишилось від урожаю. Ото їхні права, а про все інше – я прошу, просто почитайте в Інтернеті, в газеті «Товариш» (я видав кілька брошур), є книжки під редакцією професора В.Малієнка, академік В.Клюй про це ж надзвичайно переконливо написав в своїх роботах, в листі до президента. Соціалісти (я був ініціатором прийняття таких рекомендацій) вважають, що земельні паї треба викупити державою у громадян і здавати землю в оренду користувачам – це вихід. Це знімає всі надумані і нажиті проблеми і дає перспективу для селянства зокрема.




Ева, Одесса: - Вы принимаете участие в работе Конституционной ассамблеи? Будут ли внесены изменения в Конституцию и когда? С чем они связаны – с выборами президента в Раде?

Александр Мороз: - Естественно, будут внесены изменения в Конституцию. Сегодня КА заканчивает подготовку общей редакции концепции изменений. На мой взгляд, этот документ интересен и может быть основанием для подготовки проекта закона. Но, во всяком случае, в этой концепции не предполагается (и я уверен, что этого не будет) избрание президента в парламенте. Внешне по содержанию и сама концепция, и выступление президента перед началом работы КА свидетельствовали о намерении демократизировать общественную жизнь, политическую систему и сделать демократическим государство. Но практика говорит о другом. Мы, например, подготовили раздел, который касается судебной системы, а его выхватили из контекста общей концепции и, своеобразно интерпретировав, подали в парламент как проект закона об изменениях в Конституцию. Венецианская комиссия при этом высказала положительную оценку этому документу, поскольку там предполагается деполитизация судебной системы. Но при этом она упустила то обстоятельство, что судебная система фактически подчинена одному человеку – президенту, а это никакого отношения к демократии не имеет. Поэтому будут ли приняты изменения в Конституцию до выборов президента? Думаю, нет, потому что этот парламент не готов внести изменения именно так, как их готовит КА.



ВВП: - Вас не пугает фашизация Украины? Почему столько людей голосуют за пособников нацистов? Что изменилось в сознании украинцев?

Александр Мороз: - Меня настораживает эта тенденция, которая властью создана и ею поддерживается. Хотя само население, прежде всего Западной Украины (знаю, о чем говорю, потому что встречался со многими тамошними жителями), реагирует на действия крайне правых, сохраняя где-то на генетическом уровне чувство страха, которое преследовало их во время войны и после войны до 1953-го года.

Это не убеждения, это действительно страх, с одной стороны. С другой стороны, прикрытие лозунгами о преимуществе украинской нации, своеобразно понимаемые принципы суверенности в государстве и так далее – иногда только выглядят привлекательно, но поддержку эти силы получили потому, что власть действует не в интересах народа. Поэтому, выступая против власти, можно проводить, в том числе и лозунги националистические и, в общем-то, крайне правые лозунги. Это меня и настораживает, но я думаю, что у народа хватит опыта, чтобы не допустить развития этой тенденции до опасных пределов.

Кто-кто?: - Ваше мнение: нужно ли проводить референдум о вступлении в ЕС, ТС и другие структуры? Что это даст Украине и в плане позитива, и в плане негатива?

Александр Мороз: - Референдум ничего не даст, это, кстати, знают и сторонники референдума, он может дать только один негатив, легализировав крайне реакционный закон о всеукраинском референдуме, в соответствии с которым ни одно намерение народа не будет установлено путем референдума.



А что касается движения на Запад, Восток, подписания Вильнюсского Соглашения… На съезде партии, который состоялся три недели назад, мы приняли резолюцию, в которой, в частности, говорится, что вопрос о вступлении и принятии Украины ассоциированным членом ЕС решается не в Киеве, не в Москве, даже не в Брюсселе. Это элемент мировой геополитики, а Украина сегодня выступает не субъектом, а объектом этой политики. Поэтому решение принято, думаю, что Соглашение будет подписано.

Что в этом является положительным? 15 лет назад мы провозгласили лозунг – «Построим Европу в Украине!». Его встретили насмешками как невозможную цель нынешние представители власти, нынешняя самоназванная оппозиция. Но самое интересное, что в Вильнюсском Соглашении, а я внимательно его проработал, политическая часть полностью соответствует тому, что мы предлагали 15 лет назад: демократизация общественной жизни, другой закон о выборах, гласность, местное самоуправление (истинное, европейское, а не та пародия, которая есть у нас), другие функции прокуратуры и так далее. Это все было в наших предвыборных материалах. Сегодня все вдруг прозрели и считают, что это нужно делать. Да, это надо делать, но не надеяться, что кто-то из Европы придет к нам этим заниматься: бороться с коррупцией, обеспечивать рабочие места, социальные гарантии, права и свободы человека. Это нам надо делать самим! В этом смысле будет полезен хотя бы мониторинг за ситуацией в Украине со стороны европейского сообщества. Но еще раз повторяю: манна небесная нас не ожидает.




Вот яркий пример. Я недавно встречался с коллегами из Литвы: каждый год население Литвы сокращается на 1,5%, экономика, производство свертывается, и зря кое-кто начинает нам говорить: вот у нас будет средняя французская зарплата, немецкие пенсии и все прочее. Не будет этого до тех пор, пока мы сами не сделаем у себя свою экономику, производство, чтобы заработки людей были обеспечены здесь, а не в Европе.

Способна ли на все это нынешняя власть – не знаю, не могу гарантировать. Вряд ли, потому что власть у нас - бизнес, а он построен совершенно не в интересах украинского народа. Есть много сложностей и трудностей. В той же Литве средняя зарплата сегодня 200 долларов, не нужно строить иллюзий по поводу вхождения в ЕС. Кстати, еще хуже ситуация в Болгарии, не лучше в Румынии, сложности в Венгрии, в которой на сегодня есть политические силы, которые заявляют о необходимости выхода из ЕС. Я в данном случае не сторонник и не противник этих заявлений. Одно полезное, что есть в ожидаемом подписании, – обязательства страны по поводу демократизации общественной жизни.



Что касается ТС – думаю, Россия здесь ведет неверную политику. Я недавно обменивался мнениями с представителями российских политических сил и говорил о том, что и таможенные войны, и ситуация по газу – это все ошибки в работе российских властей и политических сил. Тем более, что можно найти выгодные отношения со странами ТС, как для Украины, так и для стран ТС.

Олег: - Ваше мнение: стоит ли Украине идти в Европу ценой «освобождения» Тимошенко?

Александр Мороз: - Так сложилось, что я неделю не был в Украине, не смотрел украинское ТВ. Включил телевизор – одна тема. Мы два года говорим о Юлии Тимошенко. У нас что, других проблем нет? Меня Квасьневский спрашивал по поводу заключения Юли, я ему сказал, что нехорошо, когда бывший премьер-министр, да и еще и женщина, сидит в тюрьме. Но пусть меня простят все, кто не согласен с суждением, но ее можно было раньше посадить, было за что, и она бы вышла уже давно, может быть, и в политике принимала бы участие.

Мне показалось, в Европе так персонально и остро тема Юлии Тимошенко не звучит. Есть у них достаточно примеров подобного содержания в Италии, Франции, Британии и т.д. За нарушение закона там привыкли отвечать. В апреле в Будапеште на Саммите Украина-Европа за два дня человек шесть коснулись этой темы и не больше. И когда наши так называемые оппозиционеры начинают говорить о том, что это условие вхождения в Европу, потому что Юля – это символ демократии, это символ приверженности к Европе, то я спрашиваю их о демократии: «Почему в 2004 году, когда принимались изменения в Конституцию, направленные на демократизацию общественной жизни, только фракция «Батькивщина» во главе с Юлей проголосовала против этих изменений?». А сегодня КА считает необходимым возвратиться к решениям, принятым в 2004 году.

И другое, подписание газового соглашения с Россией. Годичные каникулы на повышение цены перед выборами делались для того (я имею право говорить об этом, как о предположении), чтобы выиграть президентские выборы, а потом сказать людям: «смотрите: или будете платить, условно говоря, 500 $ за тысячу кубометров газа, или 250, если будем в ТС». Поэтому фикция о демократических убеждениях Юлии Владимировны и о ее приверженности видеть Украину в европейском доме - это иллюзия, пиар-ход, который используют те, кто относит себя к оппозиции.



Я с Тимошенко провел в начале 2000-х годов во время акции «Повстань, Україно!» немало митингов. После ее выступления в Ровно сказал: «Юлия Владимировна, политсовет партии дал добро на сотрудничество с вашей политической силой только при условии, что мы вместе будем добиваться смещения Кучмы и демократизации общественной жизни. А если в Вашем выступлении все время звучит, что нужно избрать правильного царя, точнее, царицу, то я не буду этим заниматься. Или Вы прекратите об этом говорить, или мы будем действовать сами».




Олег: - Чи є в СПУ справжні теоретики, здатні переосмислити сучасні вимоги до соціалізму, експлікувати їх згідно сьогоденню? Аби прекрасномовні слова не тнули нафталіном, і люди відчули живу силу думок? Бо виникає відчуття, що соціалісти більше вовтузяться із можливими лідерами-спонсорами, ніж міркують про свою місію – відродити соціальну справедливість у країні.

Олександр Мороз: - Я просив би, щоб Олег відкрив сайт Соцпартії чи газети «Товариш» і прочитав програму, прийняту ХІХ з’їздом партії три тижні тому. Якщо він цікавиться взагалі цією темою, то зробить висновок, що там якраз немає «нафталіну». Коли ж ми посилаємося на класиків, то давайте пригадаємо слова Леніна стосовно програми партії: «В ней должно быть то, что есть на самом деле в жизни». Так от, в нашій програмі сьогодні є все те, що відображає нинішню ситуацію в Україні і як її змінити, - тобто конкретне завдання для політичної сили і для суспільства в цілому, якщо люди хочуть краще жити.

І ще одне. В запитанні йдеться про те, що ми, мовляв, шукаємо спонсорів і лідерів. Я зробив відвертий коментар про рішення з’їзду щодо Миколи Рудьковського, згадав, що сьогодні штучно заблокована партія, не має виходу в інформаційний простір, а це необхідно робити, відбувається замовчування всіх кроків і дій партій. Один лише приклад приведу: ми більше трьом мільйонам дітей війни допомогли оформити судові позови, близько мільйона виграли судових позовів, близько 700 тис. людей одержали кошти, які були незаконно утримані владою і таке інше. Але такої інформації ви ніде не почуєте.



Це лінія влади, зрозуміло, що блокаду потрібно було проривати, ми пішли на певною мірою ризикований крок. Сьогодні одним із керівників партії обраний Микола Рудьковський під умови і його зобов’язання, що він виходить з фракції ПР і виконує просту місію: використовує парламентську трибуну для донесення суспільству позиції партії з ключових питань, в тому числі через проекти законів; він добивається розблокування інформаційного простору. Він написав заяву, але її не озвучують, його не відпускають з фракції. Минулого тижня політвиконком прийняв рішення, яке зобов’язує його негайно вийти із фракції, а якщо він цього не зробить, то позбудеться статусу, який йому визначив з’їзд.

Сергей, Киев: - С кем из политиков Вы поддерживаете отношения? Кто Ваши друзья, или в политике их нет?

Александр Мороз: - Я со всеми политиками поддерживаю отношения настолько, насколько они возможны. Откровенно говоря, о дружбе речь не идет. Не я сказал, что в политике друзей нет.

Бізнесмен: - Сьогодні на всіх підприємців йде колосальний тиск з боку податкових та інших служб. Сьогодні займатись бізнесом – майже неможливо! Постійно якісь наїзди та вимагання грошей держслужбовцями. Як з цим боротися?

Олександр Мороз: - Зміна системи влади – єдиний вихід. Ліквідація районних, перш за все, адміністрацій, передача повноти влади обраним структурам, принаймні тоді хоч припиниться централізоване «доїння» всіх тих, про кого згадує автор запитання. Бо насправді сьогодні все це набуло вигляду загальної системи – це нищить бізнес, підприємництво, ініціативу людей і виводить владу з поля відповідальності перед людьми. Тому що адміністрації на місцях служать не населенню, а тим, хто їх призначив, годять їм, займаються винятково виборами. Так було запроваджено ще при Кучмі, було при Ющенку, і так продовжується нині, тільки ще в гіршому вигляді.



А відповідати за те, як сьогодні люди живуть, як вирішуються побутові проблеми, питання зайнятості людей, місцевого бюджету, благоустрою і так далі – нема кому займатися. Реальна влада в тому не зацікавлена, а органи самоврядування, які нібито повинні ними займатися, не мають ніяких можливостей. Тому перший напрямок заходів, які потрібно вирішити в Україні, – зміна системи влади, яка зводиться в тому числі й до ліквідації райдержадміністрації. Це перший пункт нашої програми. Дурна (вибачте за точність) вертикаль влади, яка є в Україні, не потрібна. Ті країни, де не знають «вертикалі», мають нормальне життя людей.

Рио-рита: - Как Вы относитесь к тому, что парламент завалил пенсионную реформу? Почему депутаты не поддержали и закон о снижении пенсий высоким чиновникам?

Олександр Мороз: - Скажу так: структура і склад парламенту сьогодні не дозволяє прийняття нормальних соціальних законів. Безперечно, потрібно робити пенсійну реформу, пенсійні фонди мають бути індивідуальні, гарантовані державою, а не приватні. Власне, це ключова теза, чому зміни до пенсійного законодавства не пройшли, навпаки, пройшло те, що стосується пенсійного віку, стажу – те, що утискує інтереси людини. Хто приймав такі закони? Ті, хто складає сьогодні більшість у парламенті. Вони могли скасувати те, що ними прийняте або скасувати порядок формування пенсійного фонду і так далі? Ні. Тому тут все зрозуміло.




Відносно високих пенсій державним службовцям: міністрам, депутатам і так далі. Хочу нагадати, що для пенсії є перша підстава – заробітна плата. Чому сьогодні ніхто не згадує, що розмір зарплат депутати собі не визначають – це не в їх компетенції. Це питання вирішується Кабінетом Міністрів, а депутати за положенням прирівнюються до відповідного статусу держслужбовців. Так от, одна прем’єр-міністр в багато разів підвищила зарплату державним службовцям (автоматично і депутатам), щоб вони не брали хабарів. Так що тепер чиновники хабарів, як ви знаєте, не беруть і відповідно одержують високу пенсію.

Ще тоді я виступав з пропозицією Голові ВР (В. Литвину), давайте приймемо окреме рішення ВР, про те, що депутати залишаються на попередньому рівні утримання. Ця ініціатива не пройшла. Обговорювати питання пенсій потрібно комплексно. В принципі, рухатися треба іншим шляхом: не зрізати пенсію комусь, а підняти пенсію усім. Це можна зробити, просто треба не красти, в тому числі не розкрадати бюджет, не займатися відкатами, підвищенням цін, які в кінці кінців, роблять неможливим життя людей, але це, знову ж, таки окрема тема. Ще раз відсилаю автора цього запитання до програми партії на сайті Соцпартії України.



Optima: - Как Вы отнеслись к тому, что Юрий Луценко на саммите в Ялте пожал руку Кучме, то есть, фактически, попросил у него извинения за акции «Украина без Кучмы»? Вы общались с Ю. Луценко после его выхода из тюрьмы? У него есть политическое будущее?

Александр Мороз: - Заочно общался, комментировал некоторые его высказывания. Я специфично отношусь к человеку, который сделал то, что сделал. Сегодня мало кто вспоминает, что Луценко был министром в кабинете Януковича, Ющенко, молился на Ющенко, ерничал над Тимошенко. А потом понял, что сила на ее стороне, переметнулся к ней… И все это «последовательно», «служа» высоким идеалам.

У меня есть сборник стихов на русском языке, там о выборах сказано: «Ставки высокие, средства сомнительны, снова в стране затяжные бои. Есть и потери, но нет победителей, ранят враги, добивают свои». Этой темы я касался в интервью с Дмитрием Гордоном, материалы есть в «Бульваре» (в Интернете). Не хочу о Луценко говорить. Хотя обращался к президенту, когда Юрия Луценко арестовали, о том, что его не стоит держать в СИЗО, так же как писал по поводу Юлии Тимошенко, чтобы не делать шоу из этих обстоятельств.

Проходил мимо: - Как Вы считаете, будет В. Янукович переизбран на второй срок? Его изберут в парламенте или всенародно?

Александр Мороз: - Ну, во-первых, выборы будут только всенародными. Он имеет шансы остаться президентом, хотя бы потому, что нет серьезных конкурентов, и админресурс в руках власти.



Олег Немедведев: - Почему в Чехии, ряде других европейских стран на выборах люди голосуют за левые силы, а в Украине – за олигархов? Мы идем в Европу, это означает повышение рейтинга левых партий в Украине?

Олександр Мороз: - Так. Якщо ми підпишемо Вільнюську Угоду, то придушувати і далі, замовчувати діяльність і перспективи, зокрема Соціалістичної партії України, не вдасться, хоча би тому, що до європейських цінностей, стандартів життя, до політичної системи, яка є в Європі, доріжку найбільше проторили саме соціалісти України.

А запитання можна було б поставити і перед виборцями: чому так голосують? Виходить, що сьогодні обирають тих, хто заплатив, або щодо кого розпорядилася місцева влада, а завтра кепкують з обраних, дивуються з результатів. Ніби хтось із Місяця прилетів до нас і проводив голосування. Я завжди казав: «Перш ніж зрозуміти чому погано живеш, не шукай винних «зверху», придивись до себе».

Марина, Крым: - Вы поддерживаете инициативу ВО «Свобода» о запрете КПУ? Будет ли такой закон проголосован в парламенте или это просто пиар?

Олександр Мороз: - Це дешевий піар. В мене є багато претензій до керівництва Компартії, але сама по собі ідея має право на життя, є прибічники її. Тому заборона КПУ – це було б порушення прав людини, перш за все. А потім, хай «Свобода» проголосує.






Сергей из Запорожья: - Я отношусь к поколению людей, воспитанных на коммунистических идеалах. В современных реалиях коммунизм = утопизм. Социалистическая партия была единственная политическая сила после распада СССР, идеология которой была наиболее близка простым людям, не политикам, не олигархам. По-моему мнению, Ваше личное поведение на вершине политики, Ваша возня с предателем-майором, ваше участие в оранжевой вакханалии привели Вас и социалистическую партию на политическое кладбище! К сожалению, меня уже не интересует ваше политическое будущее, а есть ли человек, есть ли силы в партии способные вернуть социалистическую партию хотя бы в парламент?

Александр Мороз: - Очень рассчитываю на позицию автора вопроса, чтобы он не только занимался спорными умозаключениями, а и сам делал что-то конкретное, что исходило бы из его убеждений, которые, кстати, соответствуют, как он правильно сказал, идеологии Социалистической партии Украины.

Упускаю моменты, о которых он говорит вначале, потому что его интересовали, видимо, конкретные моменты по поводу «предателя-майора» и тому подобное. Скажите, а если бы я не озвучил некоторые записи Мельниченко, Вы бы и сейчас считали, что у нас был вот такой демократ-президент-Кучма (как в Европе, между прочим, считали), что у нас не совершаются преступления и власть к ним не имеет отношения? И что мне было делать в то время, если я получил известную информацию? Может быть, Вы посоветуете?..

Поэтому это не «возня» с майором, у меня отношения с ним были по реальным обстоятельствам, не более того. Его, кстати, не считаю изменником. Давайте посмотрим, сколько людей уже по этому делу прошло, сколько новых преступлений сделала власть для того, чтобы скрыть следы понятного преступления. Это большая тема для разговора.

Оранжевая революция – так условно было названо общественное движение, было движением честных людей, желающих свободы. Так хотел народ, и я был с народом, не с теми, кто светился на трибуне, кто кричал «за Ющенко!», потому что цену и Ющенко, и другим я знал хорошо. Но это было условие остановки властного режима, недопущения Кучмы к третьему сроку (а все для этого было подготовлено).



У меня были ошибки, да. Попытки создать коалицию с Ющенко и Тимошенко, как и создание коалиции с Януковичем, его фракцией и коммунистами – эта была ошибка. И я ее признал, потому что с бизнесовыми партиями, которые выражают интересы крупного бизнеса в Украине (а они таковы практически все, находящиеся ныне в парламенте), коалицию строить нельзя, можно принимать совместные компромиссные решения по ситуации, но не строить политику на длительную перспективу.

Да, мы занимается этой проблемой (вернуть СПУ в парламент. – Ред.). Есть силы в партии. С удивлением, например, узнают сегодняшние участники избирательной кампании по некоторым округам, что на местах функционирует фактически только Соцпартия, а те, которые сегодня именуются новыми (не буду их называть партиями), их нет в природе, не существуют. ПР – это партия власти, это сама власть, а не партия. Если кто имеет хотя бы небольшую власть, но не в пределах партии, то он вынужденно становится или членом партии, или изгоняется с места работы. Это демократия по-украински, то есть - диктатура. Директора школ, специалисты, работники предприятий, мелкие предприниматели: хочешь выживать – пиши заявление в ПР. Это и смешно, и горько, и никакого отношения к демократии, тем более к европейской, не имеет. Уверен, реализация методов, которые мы предлагаем, поможет вернуть обществу более-менее нормальное состояние, перспективу, и тогда будут затребованы структуры и усилия Соцпартии Украины.




Николай, г.Николаев: - Александр Александрович! Скажите, пожалуйста: какой вектор направления развития Вы выбираете (ЕС, ТС) и с какими партиями Вы готовы на данный момент сотрудничать? И как будете работать на местах?

Александр Мороз: - Когда меня спрашивают, движение должно быть на Запад или на Восток, я говорю: вверх должно быть движение из того болота, в котором мы находимся сейчас благодаря действиям властей и той политике, которую эта власть отстаивает.

С партиями? На политисполкоме мы рассматривали вопрос о фронте левых и левоцентристских сил, это можно анализировать и развивать, но надо иметь в виду цель. Речь идет о политической силе, об идеологии, о направлении, о политике, или речь идет об интересах конкретных людей, которые в партиях находятся? Потому что все эти политические силы представлены бывшими членами компартии (позже – соцпартии), а сегодня они вроде образовали новые политические силы. Хотя ищешь на месте, а их нет.



Тема больная, но она касается всех граждан, каждого гражданина в частности. О чем речь веду: я несколько раз баллотировался на должность президента, имел неплохие результаты, притом, сам убежден и социология это подтверждает, - около 75% людей хотят жить в условиях, которые мы отстаиваем, а голосуют так (я уже отвечал на этот вопрос), как им велели или… купили. И многие рады при этом, имеют основания сказать: «Да они там все одинаковые. Вот я продался за 50 или 200 грн, так все же воруют! И я вроде бы при этом не выделяюсь из этой массы». Здесь очень много вопросов относительно политики и морали, но это не снимает необходимости заниматься политической деятельностью так, чтобы идеи становились политическими убеждениями людей и влияли на их политические действия.

Социал-демократ: - Скажите, а кто сейчас реальный лидер СПУ: Рудьковский, Устенко или кто-то другой с улицы Банковой?

Александр Мороз: - Еще раз повторяю: Рудьковский имеет функции озвучивания позиции партии в парламенте, небольшой финансовой помощи структурам партии и обеспечения присутствия партии в СМИ.

Лидером партии избран Устенко Петр Иванович. Поэтому тут двойной власти нет, хочу именно это подчеркнуть, потому что двоевластие всегда ведет к провалу. Есть один лидер. И создана, кстати, новая структура – президиум партии, в который и я вхожу, который решения принимает по стратегическим вопросам консенсусом, его решение не императивно, но обязательно к рассмотрению политсоветом, политисполкомом и другими структурами партии.






Новости Украины – From-UA: - Расскажите о ваших дальнейших планах.

Александр Мороз: - Всегда, когда ты говоришь о планах на будущее, то нужно определяться, какое же это будущее по времени, по возможностям, по целям. Я должен сделать то, что я наметил. У меня готовы к изданию несколько книг поэзии (похвалюсь: я - лауреат 5 международных литературных премий).

Хочу подготовить материал (возможно, книгу) о начале преобразования Украины в 90-х годах, потому что по этому поводу есть достаточно литературы, но в ней много субъективного. Я хочу написать о том, как было на самом деле. Надеюсь, книга будет пользоваться спросом, поскольку людям нужно знать правду.

Самое главное – буду делать все для того, чтобы фракцию социалистов возвратить в парламент. Меня в данном случае не интересуют личные притязания, полномочия, статусные вещи. Мне надо, чтобы то, чему отданы многие годы жизни, было реализовано, потому что за этим перспектива Украины, я в этом глубоко убежден.

А ключ для перемен – система власти в Украине. Если бы мы построили отношения так, как мы предлагали и предлагаем, как они построены, например, в Японии, в Швейцарии, в Австрии, Украина быстро бы сравнялась с этими странами по уровню благополучия людей и обогнала бы их. Просто не надо растягивать дальше то, что осталось в Украине. А нынешняя власть иной быть не может, потому что она – крупный бизнес. Сегодня это главная проблема для Украины и главный тормоз ее развития.

Еще раз предлагаю: прочитайте программу партии. Украина сегодня – страна, представляющая периферийный капитализм, скажем, второсортный капитализм и его колониальные ветви. И до тех пор, пока мы не станем демократической страной, положительных перемен не будет. Это должен понимать каждый и не считать, что мы призываем к чему-то заоблачному, такому, что не касается реальной жизни. Именно в этом и есть перспектива жизни каждого, перспектива страны.