12 июня в редакции интернет-издания Новости Украины – From-UA гостем онлайн-видео-конференции был политолог, директор Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. Он рассказал о том, какие два варианта мирного разрешения конфликта на востоке Украины есть у Порошенко, почему до сих пор новая украинская власть не подписала экономическую часть Соглашения об ассоциации с Евросоюзом и как должны измениться украинские политики и граждане, чтобы Украина могла стать полноправным членом европейской семьи.



Виталий, Донецк: - Каков «срок годности» прогнозов, озвучиваемых аналитиками относительно ситуации в Украине, сегодня?

Руслан Бортник: - Шикарный вопрос. Мне постоянно его задают мои друзья и коллеги. Я вообще думаю, что украинские политологи скоро войдут в мировой тренд, потому что в условиях, в которых работают наши эксперты и политологи, информационных войн, недостачи информации, все-таки они пытаются делать свои прогнозы. И часто прогнозы многих политологов правильные. Я думаю, что в этой сфере в Украине есть перспективы. Мы будем собой представлять не просто грубую разнорабочую силу, а и высокопрофессиональных специалистов-политологов, социологов и специалистов других гуманитарных профессий, которые за 20 лет негативного политического противостояния в Украине кристаллизировались.

Что касается длительности прогнозов, то любой наш прогноз абсолютно пропорционален нашей информированности и той информационной среде, которая складывается у нас в обществе. Я лично в нынешней ситуации не даю прогнозы длиннее, нежели чем на неделю, потому что постоянно приходит новая информация, которая ломает определенные парадигмы, шаблоны, и длиннее в украинских нынешних реалиях давать прогноз – это непрофессионально, по моему мнению. Я сейчас работаю с несколькими большими политиками, и я им строю ежедневные прогнозы, некоторым строю еженедельные. Если просят ежемесячные, то я могу формировать только определенную тенденцию, но это без каких-то деталей, потому что их предугадать очень сложно.



Валентина, Черкассы: - Какими источниками информации, по-вашему, сегодня должны пользоваться украинцы, чтобы составить более или менее объективную картину происходящего в стране?

Руслан Бортник: - Это самый лучший вопрос на данный момент, потому что нужно признать, что в нашей стране идет полномасштабная информационная война, причем с включением огромных международных корпораций, внешних сил, и в этой войне первой гибнет правда. Особенно это касается правдивой информации.

Я лично пытаюсь проверять информацию из нескольких источников, я обязательно читаю одну и ту же информацию, поданную в источниках оппонентов. Например, если что-то случилось на востоке, я читаю информацию и на пророссийских сайтах, сайтах республик и обязательно читаю на сайтах их оппонентов – сайтах армейских, сайтах, которые, условно говоря, поддерживали Майдан – с разных источников.

Я пытаюсь обязательно читать блогеров, есть несколько хороших блогеров, которые постоянно занимаются развенчиванием всякого рода фальшивой информации, и я пытаюсь и всем советую обязательно очень внимательно самостоятельно смотреть на эту информацию и пытаться ее анализировать с точки зрения здравого смысла. Очень много можно поймать, просто посмотрев на фотографию – видно, что она не той поры года или не того вооружения, или той формы, которая не используется ни в украинской, ни в российской армии. Лично я много фейков ловлю с первого взгляда на статью. То есть нужно спокойно анализировать, отбрасывать эмоции, пытаться холодно и расчетливо анализировать.

Кроме того, что касается боевых действий и событий на востоке. У меня, как у политолога, есть свои информаторы, которые живут в этих регионах и часто находятся по разные стороны баррикад, есть служащие Национальной гвардии и Вооруженных сил, которые принимают участие во всякого рода ополчениях – и я пытаюсь с ними всеми держать какой-то диалог, общаться, получать непосредственно у них информацию, практически информацию с поля событий.






Александр Второй: - Кадровая политика Порошенко и Кличко, мягко говоря, вызывает удивление. Ложкин, Никонов и т.д. Не случится ли так, что на манеже останутся все те же?

Руслан Бортник: - На самом деле у меня никакого удивления не вызвала кадровая политика Порошенко, потому что она имеет две абсолютно логичные составляющие. Первая составляющая – это доминирование во власти представителей винницкого региона. Это очевидно, многие люди, которые сейчас приходят к власти, они связаны или бизнесом с винницким регионом, или родственными связями с Порошенко. Раньше у нас были львовяне, галичане, потом у нас были донецкие, а сейчас у нас винницкие. И я считаю, что на самом деле это большой плюс, потому что наконец-то во власть впервые за независимость Украины приходят люди, которые представляют центральный регион Украины, а не его края.

И другой аспект – нужно понимать, что Порошенко на самом деле сейчас очень мало контролирует социальных институций и власть его очень ограничена. По большому счету, за его спиной только его высокий личный рейтинг и имидж. Подконтрольны ему институции только частично – МВД, СБУ, МИД. И чтобы эту ситуацию поменять, Порошенко необходимо формировать свое большинство в парламенте, а это пока что получается сложно из-за противостояния и конкуренции, прежде всего, с Юлией Тимошенко и ее фракцией «Батькивщина». Чтобы перевернуть эту ситуацию, необходимо провести парламентские выборы, и вся его команда на самом деле, особенно что касается руководителя Администрации, который является тоже медиа-магнатом и высоким специалистом в медиа-сфере, это фактически избирательный штаб на должности АП. То, что говорил Порошенко в своей инаугурационной речи, то, как он сформировал команду, по моему мнению, говорит о том, что Порошенко собирается идти на парламентские выборы, и он готовится идти на них.

Сергей, Смила: - Депутат-убийца Лозинский вышел досрочно на свободу. Но сегодня уже появились сообщения, что его арестовала милиция. И, тем не менее, это так Порошенко расплачивается за помощь в президентской кампании, это коррупция в пенитенциарной системе или простое совпадение? И что это за движения – выпустили, теперь снова арестовали?

Руслан Бортник: - На самом деле я думаю, что ситуация с Лозинским не имеет больших политических корней, потому что выпустить его сейчас, через четыре года после того, как он был осужден на 14 лет, эта ситуация играет и против Порошенко, и против Тимошенко, и «Батькивщины», чей депутат он был. Я думаю, что ситуация с Лозинским на самом деле демонстрирует определенный уровень глубокой деградации судебной и правоохранительной систем Украины, где сейчас в определенном политическом хаосе некоторые служители этой системы пытаются решать свои вопросы каким-то коррупционным методом, они думают, что в этом хаосе можно легко что-то заработать, а Лозинский был очень не бедный человек. Поэтому я думаю, что за этим стоит не политика, а коррупция отдельных чиновников судебной и правоохранительной систем.



Даниил: - Нужно ли Украине вступать в НАТО? И если да, то какие у нас перспективы? Или если нет, то почему?

Руслан Бортник: - Очень хороший вопрос. В любом случае он должен решаться на Всеукраинском референдуме. По моему мнению, в данном случае на фоне того противостояния, и военного, и политического, которое происходит в Украине, такие вопросы, как вступление в любые военно-политические блоки, вопрос языка, культуры, и те вопросы, которые раздражают, они вообще не должны рассматриваться, потому что они снова расколют наше общество на какие-то части, на две, на три, на много частей. Нам, наоборот, нужно преодолевать линии разлома и строить будущее этой страны.

Поэтому я не думаю, что НАТО, как показывает практика, способно стать зонтиком для Украины. Фактически постоянно звучат заявления со стороны НАТО, что в случае военного конфликта балтийских стран с Россией, НАТО не будет вступать в войну с Россией. Это для примера. НАТО – это давно уже не то НАТО, каким оно было до падения Берлинской стены, когда существовал Варшавский блок. Это больше сейчас политическая тусовка, которая способна решать определенный круг задач в рамках тех территорий, которые находятся в близком подбрюшье НАТО, или в рамках тех территорий, где нет конфликта больших интересов. Это Балканы, ситуация с Ливией, когда другие стороны, по большому счету, не вмешивались в ситуацию, поэтому не стоит возлагать на НАТО какие-то большие надежды. А само внесение этого вопроса на повестку дня в Украине приведет еще к какому-то социальному расколу. И поэтому я пока не поддерживаю такую постановку вопроса.




Тимофей: - Какой план мирного урегулирования конфликта на востоке Украины видите Вы? И как собирается решать этот вопрос наш новый президент?

Руслан Бортник: - Понимаете, для того, чтобы наступил мир на востоке, нужно, чтобы общество для этого созрело. Сейчас часто, выступая в некоторых аудиториях по поводу идеи мира на востоке, встречаешь невосприятие. Часть общества и политикума, она не большая, по результатам социологов составляет 10%, желает продолжения войны. Часть политиков и бизнесменов зарабатывает на этом деньги, давайте об этом говорить прямо. Другая часть политиков и всякого рода активистов пытаются на этом заработать себе политические баллы. Особенно если у нас начнется парламентская избирательная кампания, если она стартует, до этого достичь полномасштабного мира на востоке будет невозможно, потому что политики не смогут пойти не на любые переговоры из-за того, что им нужно поддерживать резкую радикальную риторику парламентских выборов.



Как по мне, на сегодня есть два варианта выхода из этой ситуации, два варианта достижения мира:

1. Надо признать существование самой проблемы. Надо признать, что в Украине идет локальная война с международным контекстом, с вмешательством международных больших сил. Если мы это признаем, то означает, что решать проблему мы можем в комплексе с этими международными силами. То есть нужно садиться за круглый стол переговоров, без камер, без СМИ, со всеми международными игроками, которые вовлечены в эти процессы – Россия, США, ЕС, Украина и, безусловно, представители тех властей, которые сейчас есть на востоке. Это один вариант. Возможно, в ходе его будет реализован вариант введения миротворческих сил под эгидой ООН или полицейского контингента на определенное время на эти территории.

2. И второй вариант, он еще на самом деле сложнее, но он правильный с точки зрения государственного строительства – опять же без камер, без какой-то огласки садиться за стол переговоров только украинской власти и новому президенту, у которого большой уровень кредита доверия, и представителям тех реальных сил, которые сформировались на востоке. Я сейчас не буду даже называть каких-то имен и фамилий, но надо честно смотреть на проблему и говорить с теми людьми, у которых находится реальная власть, а не виртуальная. И с ними договариваться о каких-то условиях. Этими условиями мы можем, мне кажется, еще вернуть все в правовое русло, мы должны и можем сохранить единство страны, но результатом любых переговоров является какой-то компромисс. И мы можем идти друг другу навстречу в вопросах того же языка, децентрализации власти, гуманитарной автономии и еще каких-то вопросах, которые не очень болезненны, не влекут каких-то финансовых издержек и вместе с тем смогут удовлетворить потребности, желания и политически амбиции основной части элиты юго-востока и основной части населения.

Тимур: - Какие отношения Порошенко будет выстраивать с Западом и с Россией? И не будет ли Украина поддерживать опять многовекторность, как при прошлых президентах?

Руслан Бортник: - Что касается многовекторности – Украина никуда от нее не денется. Мы просто всегда раздергиваемся разными большими международными игроками в разные стороны. Мы очень слабая страна и очень сильно подвержены политическим влияниям.

Если упростить этот ответ, любой силе достаточно завести определенные суммы денег в Украину, грубо говоря, чтобы менять политическое поле, информационное поле, какие-то векторы. Украина между этими игроками почему-то является полем боя, последние лет 10 так точно. И применяли тут передовые информационные технологии, передовые политтехнологические технологии, формируют какие-то ситуативные альянсы для решения каких-то своих проблем. Украина – это площадка Батер-филд, такая своеобразная, где происходят игры, а мы страдаем.



А вся проблема в том, что после эпохи Кумчы мы очень ослабели как страна, мы фактически потеряли реальный государственный суверенитет. Потому что мы не контролируем экономику, СМИ, нет общегосударственных параметров развития этой страны. Поэтому разновекторность, сохранение целостности нашей страны, решение этой проблемы на данный момент лежит через сохранение такого баланса финансирования и разновекторности.




Я думаю, что у Порошенко будут очень хорошие отношения с ЕС, США, сейчас это его основные партнеры, которые высказывают ему постоянную и серьезную поддержку, и политическую, и экономическую, и военную. В то же время Порошенко никуда не сможет деться от необходимости нахождения компромисса и нормальных переговорных путей с Россией, у него большие личные связи находятся в России и дружеские отношения с российскими элитами. Ну и это большие социальные проблемы, потому что наша экономика от 30% до 50%, и ее продукт зависит от сотрудничества с Россией, начиная от поставки энергоносителей, заканчивая различными заказами Военно-промышленного комплекса, в Украине очень серьезно присутствует российский бизнес.

Вместе с тем, нужно понимать, что когда мы говорим о России, большинство населения представляет ее одним большим Путиным и все – и больше нет России. Когда мы говорим о политике Кремля, надо помнить, что в Кремле пять башен, а еще много всяких подъездов, квартир, тайных и нетайных ходов. Российская политика тоже крайне неоднородна, в России есть несколько больших групп влияния, между которыми балансирует Путин, и нельзя сказать, что он тоталитарно ими управляет, это совсем не так. И даже в данный момент, в последние две недели, внутрироссийская конкуренция по украинскому вопросу выражается в различных ситуациях: буквально на днях Глазьев заявил о том, что России нужно вводить бесполетную зону и едва ли не бомбить Украину, в то же время Лавров заявляет об успешности переговоров, нахождении компромисса, а в то же время идут очень эффективные и очень конструктивные переговоры по газу под эгидой ЕС. И это все происходит одновременно. И когда мы рассматриваем всю эту политику, нам надо выходить из стереотипов и пытаться смотреть в комплексе на эти проблемы, а тем более анализировать.

Алена, Винница: - Что должен был сделать президент в первую очередь после инаугурации? И что он сделал на самом деле? Закатать сборище випов с попойками и показать это все на камеру, в то время когда на востоке гибнут от ранений дети!!! Не потерялся ли Порошенко в событиях? Он вообще адекватен в этом случае?

Руслан Бортник: - Вопрос острый, социально правильный. Мы должны понимать, что президент Порошенко – он не просто политический лидер, а он президент всей страны. И возможно, нужно было сделать в какой-то форме, он вынужден, хочет он этого или нет, он будет идти по пути объединения элит. Он вынужден будет общаться со всеми украинскими элитами, западноукраинскими, восточноукраинскими, центральноукраинскими, потому что он стал президентом всей страны.



Что ему сейчас необходимо сделать? Это сделать то, что нам обещали последние три месяца и не делают – начать проводить или хотя бы предлагать Кабмину и парламенту проводить какие-то реальные социальные реформы – реформы в сфере борьбы с коррупцией, экономические реформы, в сфере социального обеспечения, ЖКХ, потому что три месяца прошло, а реальных реформ и шагов нет. И президент, у которого сейчас действительно высокий кредит доверия, может таким образом предложить эти реформы правительству и Верховной Раде, что они не смогут ему отказать. У него сейчас карт-бланш в руках. Вот это должны быть его первые шаги.

Его первыми шагами не должны быть какая-то кадровая политика или даже не международные отношения, а, безусловно, реформы. Как только мы проведем эффективные реформы внутри страны, мы создадим позитивный образ нашей страны, все те проблемы, которые сейчас существуют внутри страны и вокруг нее, они будут решены.

Денис, Харьков: - Откажется ли Порошенко от своего бизнеса? И если нет, чем ему это выльется? Должен ли президент быть олигархом?

Руслан Бортник: - Сложно сказать, есть разные мировые практики, что касается вопроса олигарха. Есть очень успешные президенты, которые были успешными бизнесменами, а есть очень неуспешные президенты, которые были хорошими политическими лидерами, талантливыми юристами. Все зависит от того, как Порошенко решит сам свою карьеру.

Что касается отказа от бизнеса, мне кажется, что это будет больше формально. Мы должны понимать, что человек был настолько загружен в политике в последнее время, что реально он этим бизнесом не управлял. То есть реально управляли другие люди, топ-менеджеры, его родственники. А что поменяет формальный отказ от бизнеса? Ничего не поменяет. Те доходы, которые он получает от бизнеса, он будет продолжать их получать, или от продажи получит, или путем каких-то роялти. Управлять этим бизнесом он все равно не будет, поэтому этот вопрос, скорее, медийный и социальный, ничего не меняющий. Мне кажется, что эта проблема больше искусственна.






Марина, Киев: - Руслан, скажите, готовы ли украинцы вступить в Евросоюз? Готовы ли они не давать взятки, платить вовремя за коммуналку, бросать мусор в урны и так далее – то есть готовы ли они к европейским нормам и устоям жизни? Готовы ли они переломить себя через колено?

Руслан Бортник: - Вообще, принцип демократического обществостроительства – это если ты хочешь что-то поменять, то поменяй сначала себя. И вопрос абсолютно правильный, и все социологические опросы показывают, что мы просто не дозрели до тех стандартов, которые бы нам хотелось иметь. Мы хотим, чтобы нам манна с небес упала, но в то же время мы ничего не хотим сделать. Мы не хотим найти кастрюльку, подбежать манну поймать, сохранить, поделиться с друзьями, потом помыть эту кастрюльку. На самом деле, по моему мнению, общество уже сделало важный шаг в этом направлении, но оно еще не готово к этим стандартам. И с введением этих стандартов, а они постепенно будут вводиться в Украине в соответствии с СА с ЕС, политическая часть которого вступила в силу, экономическая вступит со временем, мы будем натыкаться на большие социальные протесты. У нас люди привыкли жить чуть-чуть по-другому. Если мы хотим жить, как живут другие люди за границей, мы должны себя вести так же, как они. И вопрос абсолютно логичный.

Но я думаю, что мы идем в этом направлении. Но нельзя менталитет нации поменять за год-два-три, за месяц, за три, еще пять-семь лет, если мы сохраним тот же курс развития, мы придем к этим пониманиям. Основная часть украинских граждан придет к этому здравому пониманию рационального гражданства, что это такое, как ты должен голосовать, как ты должен себя вести, какие у тебя не только права, а и какие у тебя обязанности есть. Через пять-семь лет мы выйдем на тот уровень, который приблизит нас хотя бы к нашим соседям, таким странам, как Румыния, Польша и другим.

Тарас, Канев: - Насколько сейчас Украине целесообразно подписывать экономическую часть Соглашения об ассоциации с ЕС? Что это даст нашей экономике?

Руслан Бортник: - Европа сейчас сама оттягивает подписание. Реально подписание пройдет после стабилизации ситуации в Украине.

Алексей: - Тоже достаточно сложный вопрос. Я поставлю его даже чуть по-другому. Почему Украина до сих пор не подписала экономическую часть СА с ЕС? И более того, сейчас даже с европейской стороны прозвучали тезисы, что это подписание откладывается. Я думаю, что Европа понимает тяжелое состояние экономики Украины, и фактически в то же время все исследователи и экономисты соглашаются, что подписание экономической части СА с ЕС в краткосрочной перспективе, в ближайшие год-два, приведет к экономическим потерям в Украине, и только потом, возможно, приведет к каким-то выигрышам. И Европа сейчас сама откладывает это подписание, таким образом она поддерживает Порошенко и новую власть в Украине, и делает все, чтобы экономическая ситуация в стране еще более не ухудшилась. Поэтому я думаю, что реальное подписание и особенно вступление в силу этого соглашения приведет полностью к стабилизации ситуации в Украине. Когда экономика чуть окрепнет, вот тогда оно будет подписано. Раньше его не подпишут, потому что это негативно повлияет на экономику Украины в ближайшее время в короткой перспективе.



Алексей: - Какой будет расклад политических сил в парламенте после выборов? И почему идет затягивание?

Руслан Бортник: - Если будут эти выборы, то расклад в большей мере будет напоминать тот расклад, который сложился в Киевсовете. То есть там обязательно будут фракции УДАРа, «Солидарности», возможно, УДАРа и «Солидарности», если партия Петра Порошенко не пойдет отдельно, там будет фракция Радикальной партии Ляшко, очень большая вероятность, что будут фракции Гриценко «Гражданская платформа», Садового «Самопомич», фракция коммунистов и где-то на грани будет находиться Партия регионов, «Свобода», еще, конечно же, будет представлена партия Тигипко «Сильная Украина». Вот такой приблизительно будет расклад.




Понятно, что большинство в таком случае, в той или иной мере, будет находиться и формироваться вокруг блока Юлии Тимошенко, потому что эта партия из тех, которые еще остались, и они могут спокойно действовать – это партия структурирована, и сейчас Юлия Тимошенко сохранит свою партию, ее вертикальную и горизонтальную структуру, и если она сможет это сделать, этой партии гарантировано большинство в парламенте. А по Конституции 2004 года парламент отыгрывает ключевую роль в системе государственного управления, формирует правительство, и поэтому реальная власть будет находиться в зоне парламента.

Новости Украины – From-UA: - Как Вы прокомментируете слухи о том, что Юлия Владимировна списана со счетов большой украинской политики?

Руслан Бортник: - Я думаю, что это нереальная ситуация по двум причинам. Первая причина – мы знаем саму Юлию Тимошенко – это очень серьезный боец, такого бойца в украинской политике, наверное, больше и нет. И я знаю реально, что Юлия Тимошенко продолжает работать над укреплением партии, она сделала выводы из того результата на президентских выборах, уже есть определенные и кадровые выводы, мы их в ближайшее время узнаем.



И второй вопрос – в блоке Юлии Тимошенко нет даже приблизительно равнозначного лидера, кроме Тимошенко, его некому вести. Ни Турчинов, ни Яценюк, ни другие, например, Соболев, не способны показывать такие результаты, которые способна показывать Юлия Тимошенко, она пока безальтернативная. Именно по этим двум причинам я думаю, что за Юлией Тимошенко еще будущее, и она еще будет занимать должности по примеру Меркель в Германии – такую же должность она сможет занимать со временем в Украине, когда полномочия президента урезаны и они могут быть еще больше урезаны, а реальная власть находится у канцлера, премьер-министра.

Лилия: - 1. Как Вы считаете, каковы сегодня перспективы Украины стать полноправным членом Европейского Союза? 2. Что пошагово украинской власти нужно еще сделать для этого? Приблизит ли Украину к вступлению в ЕС подписание экономической части Соглашения об Ассоциации с ЕС? И когда теоретически этого можно ожидать?

Руслан Бортник: - Подписание экономической части СА с ЕС, а особенно политической части, нужно сравнить с открытием ворот на какую-то определенную дорогу. Но по этой дороге еще можно очень много лет ехать, как показывает опыт Турции, туда можно 50 лет ехать.

Украина на данный момент не готова вступить в ЕС, и это нужно понимать, а ЕС в то же время заявляет, что он абсолютно не готов Украину туда принимать. У него есть большие внутриэкономические и политические проблемы, последние выборы показывают определенный приход в парламент ЕС правых сил, таких сил, которые ориентированы на дезинтеграцию в ЕС. Практически со всех сторон звучат высказывания всех европейских чиновников, что они не готовы принимать Украину в ЕС. Я думаю, что Украина может быть в ЕС, но нам нужны глубинные реформы, о которых мы уже говорили – это раз, и второе – нужна смена поколений.

Давайте говорить честно, большинство живущих в Украине не готовы жить по тем правилам, нам нужно или самим модернизироваться, или ждать, пока придет смена поколений и те сроки, о которых говорят чиновники, 20-25 лет выглядят все-таки более реальными. Конечно, Украина может резко срочно оказаться в ЕС, формально в какой-то части ЕС, но нужно понимать, что ЕС – это матрешка, то есть там есть политическое соглашение, экономическое соглашение, там есть и шенгенская зона, и мы можем к какой-то из этих матрешек присоединиться в какой-то момент в силу политической конъюнктуры. Но это не означает, что мы станем ЕС и что мы станем жить, как в ЕС.






Юлия Викторовна: - Что будет с Партией регионов и с бывшим президентом Украины Виктором Януковичем?

Руслан Бортник: - На самом деле это вопрос пока еще переговорный. И те переговоры, которые сейчас происходят между Украиной и Россией, думаю, там одним из главнейших пунктов, который выдвигается украинской власти, это невозвращение команды Януковича. То есть Россия должна гарантировать, что эти люди не вернутся в Украину и не будут здесь дестабилизировать ситуацию либо бороться здесь за власть.

Будущее Партии регионов состоит в полном переформатировании. Я эту мысль высказываю давно, еще с самого начала Майдана – вплоть до смены названия, обязательной смены ключевых лидеров. Те лидеры, экономисты и финансисты, красные директора и собственники, они могут остаться в партии, но пятерку и десятку менять необходимо, вводить новые лица, вырабатывать наконец-то какую-то идеологическую политику, которая там практически всегда отсутствовала – и вот полный ребрендинг этой партии даст ей определенные шансы. Если его не произойдет, а его, я знаю, уже пытаются некоторые силы и группы сделать, но если все-таки им не удастся этого сделать, Партия регионов может даже не попасть в следующий парламент.

Андрей: - Здравствуйте, как поживает ваш бывший шеф (Вадим Колесниченко), давно его не слышно...

Руслан Бортник: - Последний раз я общался с ним две недели назад, с бывшим народным депутатом Украины Вадимом Колесниченко. Я скажу сразу, что он никогда не был моим шефом, я консультировал этого депутата в части гражданского строительства, каких-то специфических направлений международного права, языковой политики. Но в то же время я консультировал еще десятки народных депутатов, фактически из всех фракций Верховной Рады и продолжаю этим заниматься. То есть я никогда не был членом ни одной партии, ни одной какой-то команды. То есть я работаю как профессионал в своей сфере.

Как он поживает? Работа сейчас эта была успешной, пусть, конечно, ее оценивают другие люди, но в свое время тот же Колесниченко пришел в парламент 189-м в списке ПР, а по состоянию на октябрь прошлого года входил в 10-ку наиболее узнаваемых политиков, которые вызывают наиболее высокий кредит доверия – это по социологическому опросу Института социологии НАН Украины. То есть это определенная работа политологов, и, конечно, каждый политик строит свою карьеру сам, и он за нее несет ответственность. Какие-то консультации он слышит, какие-то – нет, это его выбор.

Вместе с тем, я считаю, что в определенный момент этот депутат поступил достаточно честно, он остался со своим избирателем, можно это воспринимать или нет. На него не тратились деньги из государственного бюджета, до сих пор в Верховной Раде полно депутатов, которые избирались в Крыму, в восточных областях, и на них продолжают тратить деньги. Мне кажется, что это нечестно. То есть он не тратил эти деньги, он трижды писал заявление о сложении депутатских полномочий, ВР удовлетворила, и он сейчас занимается своей научной, экспертной деятельностью. Мы с ним с ноября прошлого года не сотрудничаем. Иногда он звонит, спрашивает мое мнение или позицию, вот и весь интерес. Я со многими политиками поддерживаю такой, я не скажу, что дружественный, но профессиональный контакт.