В ходе видео-онлайн-конференции Анатолий Анатольевич рассказал о том, в чем заключается интрига нынешнего политического сезона, какая проблема у украинской власти во все времена, почему мажоритарная система выборов губительна для страны, и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.




Ася: – Вы ожидали такого вердикта Тимошенко? И что теперь будет?

А. Луценко: – Про вердикт сегодня каждый скажет, что ожидал. Я, как и многие эксперты, был готов к более мягкому вердикту, который был бы более адекватным тем месседжам, которые посылал Президент, обращаясь с представителями ЕС, особенно в Ялте. Но вердикт такой, какой есть, и самая главная интрига сейчас вокруг апелляции. И на сегодняшний момент говорить, что есть какой-то окончательный сценарий по Тимошенко, очень тяжело. Меня такой вердикт несколько обескуражил с точки зрения видения Украиной своих перспектив. У аналитиков такая привычка, что мы зрим в корень процесса, и анализ начинается с того, кому это выгодно. Этот вердикт не выгоден ни власти, ни Президенту, ни Европе. Для меня очень большая загадка, почему этот сценарий разыгрывается. Кому же это выгодно? Очевидно, что на фоне переговоров про интеграцию с ЕС в двух форматах: Зона свободной торговли, а главное – ассоциация Украины. И с другой стороны, это Евроазиатское пространство, либо Таможенный союз (ТС. – From-UA). Конечно, данное решение по Тимошенко отодвигает нас от европейской интеграции ожидаемо и подвигает вроде как назад к Таможенному союзу. Поэтому мне кажется, что сегодня главная задача властей – понять, кто, какие силы играют в игру, которая называется «Долой от Европы и да здравствует ТС». Я не уверен, что это те силы, которые отвечают за имидж Президента, потому что человек, который один раз открывал учебник по имиджелогии, никогда бы ни начинал такую игру с арестом Тимошенко и Луценко, тем более с таким приговором, потому что такая ситуация прекратила падение рейтинга Тимошенко и привела к убыстрению падения рейтинга Партии регионов и Президента. Что с ней будет – это пока еще интрига нынешнего политического сезона. Все будет зависеть от того, какой сценарий евроинтеграции и какой маршрут будет выбран властью. Если маршрутизация будет верной, то по Тимошенко может быть вариант изменения действующего законодательства и принятия Апелляционным судом адекватного решения, исходя из новой законодательной базы по этим двум статьям.

Сергей: – Интересно, почему все ожидали декриминализации статьи Тимошенко, а этого так и не произошло? Честно говоря, думал, что именно так Янукович попытается спасти свой тонущий корабль... Или у него есть другие планы, как Вы считаете? Какие?

А. Луценко: – Мне кажется, что такая декриминализация может произойти сейчас под решения апелляционной инстанции. Если будет выбран все же европейский вектор, она была бы очень уместной.

Власенко (не адвокат): – Уважаемый эксперт! Как долго еще будет тянуться тема украинской евроинтеграции? Почему Янукович до сих пор пытается втянуть Украину в сомнительную Зону свободной торговли, если квоты на украинские товары нам дают с таким трудом? Или это все банальные торги в попытке как можно дольше понервировать Россию, а потом резко переметнуться в сторону ТС? Какие еще остались шансы, что Украина будет именно в ТС, а не в так называемой ЗСТ?

А. Луценко: – Ну, господин не адвокат Власенко. Я хотел бы выступить в неестественной для эксперта роли адвоката власти в этом вопросе. Для Украины есть абсолютно комфортной ЗСТ и ассоциация с ЕС. Даже не комфортная, а логичная. Просто единственная проблема украинской власти во все времена – это исполнение договоренностей, дорожных карт, которые подписывались, начиная с 90-х годов. Если бы они вовремя исполнялись, мы давно были бы и в ЗСТ, и в ЕС, и вообще вопрос этого ТС, который убивает экономики всех его членов, кроме российской, круто не стоял бы, не был бы актуальным. Пример, чтобы не быть голословным: я вам советую сесть в машину, проехать в Белоруссию и посмотреть, как позитивно отображается на экономике вступление в ТС с Россией.

Евгений: – Анатолий Анатольевич, скажите, насколько вероятны объединения «демократических сил» в единое целое и кто выиграет в политическом плане от такого объединения?

И если можно еще вопрос – Ваши прогнозы относительно избирательной системы? Будет ли мажоритарка? И насколько она вероятна?

Спасибо.


А. Луценко: – Мне кажется, что некоторые сценаристы своеобразные в окружении Президента стараются продавить мажоритарку, опираясь на подходящую вроде бы для понимания многих участников политического процесса от власти логику, что: у Партии регионов рейтинги падают, у Президента падают, у премьера его нет. У отдельных членов правительства он есть, у отдельных – нет. Ну, словом, ситуация не очень хорошая. Давайте введем мажоритарку и через нее в Верховную Раду протащим лояльных депутатов. Я как человек, который работал в Администрации еще в 1997 году, в управлении, которое занималось связями с Верховной Радой, могу горячие головы немного остудить: даже в те времена контролировать мажоритарных депутатов было крайне сложно, а иногда даже невозможно. Более того, в большинстве случаев приходил кандидат не от власти, может, лояльный, но не тот, который был с властью. Но еще интересная история начиналась тогда, когда человек пробыл полгода в парламенте и ощутил свой статус, тогда с ним разговоры с позиции силы из-под палки были очень проблематичны.

А что они будут делать с теми господами, когда они будут избираться в следующий парламент? С господином Медведчуком, Плющом, Порошенко и многими другими, которые пройдут уже через свои округа? У каждого из них есть свой округ, в котором они побеждают 100 %. Кто будет этими людьми распоряжаться? И таких людей можно привести десятки. Поэтому эта мажоритарная авантюра даже с тактической точки зрения губительна для власти и для Президента, если мы рассматриваем перспективу 2015 года.

Второй аспект – аспект развития страны: мне кажется, что возвращение в мажоритарку для Украины крайне губительно, потому что в украинском исполнении это возвращение – большой шаг назад, потому что все-таки, несмотря ни на что, достаточно развитая партийная система, хотя будучи даже в том украинском исполнении рахитной, должна развиваться дальше, потому что без развитой партийной системы невозможна представительская демократия. И поэтому говорить о том, что мы можем интегрироваться в ЕС, делая шаги назад, это абсолютно неразумно. Есть вариант, например, открытых списков для пропорциональной модели, есть вариант по партийным спискам, который позволяет проводить выборы по округам как за отдельного человека, так и за партию. Есть варианты, когда избиратели могут подвигать в партийном списке того или иного политика вверх или вниз. Такие варианты нужно разрабатывать и применять, но на сегодня они очень технологически не внедряемы в Украине. Это связано с уровнем квалификации комиссий на уровне участковых и окружных комиссий. Посему, мне кажется, Украина еще несколько раз должна пройти пропорциональную модель, которую мы использовали, а к тому времени появятся информационные модели, которые позволят внедрять более продвинутые избирательные системы, которые были бы очень близки избирателю и понятны.

Марина: – Крым – очень важное направление для Украины, а должность Председателя Совета министров АРК является ключевой на полуострове. Как Вы считаете, чья кандидатура наиболее вероятна на эту должность?

А. Луценко: – Мне кажется, что после Джарты покойного очень тяжело определиться с этой кандидатурой Президенту и поэтому такая пауза. Из тех вариантов, которые всплывали в прессе, мне наиболее вероятной и близкой кажется кандидатура Яцубы.

Руслан: – Здравствуйте! Кого Вы видите будущим мэром Киева? Какая судьба ждет Черновецкого, посадят ли его и попробует ли власть вернуть земли или деньги за них?

А. Луценко: – Мне кажется, что сейчас интрига вокруг выборов в Киеве не меньше, чем интрига с выборами в ВР. Только в Киеве проблема еще и с датой. Посадят или не посадят – это абсолютно вопрос конъюнктурный, потому что пока он нужен на посту мэра при действующем формальном мэре Попове, до этого времени его никто не будет сажать, и ни одно дело по нему так и не открыто. Наиболее вероятно, что после выборов он предпочтет проживание в какой-то стране, чем пребывание в Украине. Тем более, что он не будет иметь никакой поддержки даже на местном уровне. Мы все уже это понимаем, ведь вследствие последнего переформатирования Киеврады даже Блока Черновецкого там нет. Это говорит о многом и само за себя.

Олег: – Почему Ющенко не уходит из политики? У него все еще есть какие-то шансы?

А. Луценко: – Мне очень тяжело обсуждать этот вопрос, но мне кажется, что у Виктора Андреевича есть очень развитое чувство собственности, и в политическом контексте он воспринимает «Нашу Украину» как свою собственность. И пока она стоит хотя бы копейку, он ее не будет выбрасывать из своего кармана.

Лотос: – Добрый день, уважаемый политолог! Объясните, пожалуйста, тактику поведения «Свободы» и ее цели. Всерьез ли она работает или же это проект, как говорят, Партии регионов по отводу голосов от других «патриотических сил»?

А. Луценко: – Понимаете, для того, чтобы говорить, что это проект Партии регионов, надо иметь объективное доказательство, но по факту «Свобода» работает на радикальном или патриотическом электорате, который перед местными выборами очень разочаровался в «оранжевых», но не собирается любить «бело-синих». Поэтому она работает на этом сегменте и забирает у экс-«оранжевых» голоса. Это касается и БЮТ, и Кличко, и Гриценко. Результат: да, действительно, уменьшение электоральной части «посторанжевых» сил.

Мяч: – Кто пропиарится на Евро-2012?

А. Луценко: – Ну, конечно, власть. Оппозиции пиариться будет проблематично, поэтому будет пиариться власть и мэры городов, в которых будут проходить соревнования. Я бы советовал власти сделать распределение: большие события отдать Президенту, а менее серьезные распределить между членами Кабинета министров с акцентом на Колесникова, который отвечает за Евро-2012. Если в общем, то, наверное, все. Я не уверен, что очень большие имиджевые пряники будут на Федерации футбола и других спортивных организациях, потому что их имиджевый эффект будет зависеть только от того, как сыграют команды. А вот у власти инфраструктура и другие вещи, которые можно разукрашивать хорошими имиджевыми фломастерами и получать хороший результат.

Дима: – Как Вы оцениваете переход Тигипко и его партии в Регионы? Ожидает ли такой же путь Литвина и другие политсилы? Могут ли начаться такие центробежные процессы и в оппозиции, если да, то вокруг каких партий и кто к ним примкнет?

А. Луценко: – Мне кажется, что это было достаточно ожидаемо, потому что любой анализ исходит из объективных реалий. А объективные реалии были таковы, что рейтинг Партии регионов начал стремительно падать, и параллельно рейтинг «Сильной Украины». И на тот момент было бы логично объединить имиджевые ресурсы, чтобы самортизировать эти процессы. Я предлагал Литвина, кажется, не закрыт еще вопрос по Балоге и нескольким мелким партиям. В качестве шутки могу сказать, что самая главная интрига – войдет ли в Партию регионов Ляшко.

Живот: – Приветствую! Украина при Путине – это конец независимого проекта или конфликт с Россией и победа европейского вектора? Чем закончится возня с ценой газ?

А. Луценко: – Возня с ценой на газ, как вы назвали, – это достаточно нормальный процесс в условиях нынешнего энергорынка. Такая возня происходит в Германии, Болгарии, во Франции и, по-моему, в Чехии. Эта общая тенденция всех компаний и стран, которые получают газ от «Газпрома». Там на самом деле Юлия Владимировна заложила очень плохие для Украины характеристики формирования цены на газ. Говорят, формула, а формула у нас привязана вовсе не к тем вещам, к которым должна привязываться. И посему мы платим очень высокую цену за газ. Кроме того, что мы являемся транзитером, мы является еще и большим потребителем так называемого российского газа. Поэтому мне кажется, что в данном случае, просто стараясь пересмотреть формулу, правительство хочет спасти себя, потому что это просто вымывание денег из экономики. Даже скидка по Харьковским соглашениям спасает ситуацию, но не исправляет. Если подключить эмоции, то можно наговорить и про зависимость Украины от России и т. д. Мне кажется, что свободно можно быть и в ЗСТ с Европой, тем более, что мы уже в Энергетической хартии. Это нормально – смотреть в ЕС и отстаивать свои позиции по этому больному вопросу для экономики. И он был бы менее больным, если бы не было рецессии, накатившей с Европы. Нет сигналов, что будет экономика хоть какие-то минимальные плюсы получать. Поэтому цена на газ – это цена выживания для правительства. Две детерминанты сейчас для Украины: получение кредита от МВФ и пересмотр формулы цены на газ, который приведет к ее снижению.

Владислав: – Добрый день, Анатолий. Как, по-Вашему, разыграют ли карту русского языка на следующих выборах в ВР? И в какой форме?

А. Луценко: – Эту карту разыгрывают, начиная с выборов 1994 года. Эта карта у нас до сих пор играет и наливается разными цветами, в зависимости от того, кто на ней спекулирует. Поэтому ее будут разыгрывать. Ее не очень выгодно уже разыгрывать Регионам, в эту нишу, скорее всего, войдут коммунисты. Хотя и в Регионах тоже работа ведется в этом направлении: специально запускаемый на эфиры Колесниченко и Кивалов с их законопроектом языковым. Вследствие его введения будет доминация русского языка.

датсан: – Объясните, плиз, что происходит с рейтингами Януковича? Можно ли говорить, что он повторяет путь Ющенко и уже не воспринимается всерьез?

А. Луценко: – Путь Ющенко он еще не повторил, потому что не было Тимошенко и Томенко и скандала, который бы вошел в историю как скандал с «любыми друзями». Поэтому сильного рейтингового вора у него не появилось. Мне кажется, что рейтинг падает пока с той объективной прогрессией, которая всегда замечалась во время первого и второго года каденции того или иного президента. В первый год Кучмы было 6,3 %, и очень длительное время. Поэтому самого низа он еще не достиг, но просчеты его окружения в плане обеспечения имиджем очень большие. Не надо было всю ответственность за ситуацию в стране, имиджево убирая с правительства, передавать полностью на Президента. В имиджевом плане это был абсолютно недопустимый просчет людей, которые отвечают за имидж. Второй просчет: посадка Тимошенко и Луценко. Это подняло их падающие рейтинги и убыстрило падение рейтингов президента. Абсолютно неадекватная ситуация в освещении деятельности правоохранительных органов и сама их деятельность. Они с самого начала этими заявлениями и недопущением людей отбросили ту часть шатающегося электората, который мог бы стать электоральной подушкой для Президента. Шпионские все эти скандалы – это все настолько негативный фон, что человеку с любым рейтингом и харизмой его невозможно переломать. И главное, что Партия регионов никогда не умела работать со средами лояльности так называемыми и готовить информационно свои действия, объяснять их. Посмотрите объективно на эту Пенсионную реформу, как было с Налоговой реформой. На голом месте получили колоссальные имиджевые удары и закономерное падение рейтинга.

Один: – Судя по Вашей биографии, Вы много времени уделили работе на Ющенко и «Нашу Украину». Что Вам это дало, кроме денег, понятное дело – в плане профессионального развития...

А. Луценко: – В плане профессионального развития: я пришел в 1997-1998 году в Администрацию Президента, проработал там под управлением Романа Безсмертного. Наше управление занималось связями с парламентом, Конституционным судом и Кабинетом министров. Когда состоялась отставка Ющенко, которую мы старались максимально не допустить, и это уже был такой мировоззренческий конфликт с президентом, мы объективно пошли тогда всей командой в штаб к Виктору Андреевичу, и Роман Петрович его возглавил. 4 года работы в оппозиционном режиме очень многое мне дали для профессионального роста, потому что учишься быть адекватным ситуации, когда нет телевидения, радио, газет, достаточно быстро реагировать на те или иные информационные или другие поводы, учишься быть в тонусе. Поэтому в профессиональном плане это мне очень многое дало.

Добрыня: – Консервация так называемого «летнего времени» – это вопрос здравоохранения или политики? Есть ли какие-то политические предпосылки, объяснения и последствия такого решения властей?

А. Луценко: – Это та самая глупость, которая преследует команду, которая находится при власти, наверно, с посадки Луценко и Тимошенко. Это необъяснимая глупость, кому она интересна и выгодна во власти, остается загадкой, потому что и с экономической, и с медицинской точки зрения это недальновидное раздражающее население решение. Поэтому даже часть Кабинета министров взбунтовалась, бунт возглавил Балога.

Лора: – Здравствуйте, уважаемый эксперт! Меня интересует будущее развитие отношений с ЕС и конкретно введение безвизового режима. Вы что-то можете сказать ценного по этому поводу?

А. Луценко: – Меня тоже это очень интересует, особенно безвизовый режим. Если бы еще месяц назад мы разговаривали, то я бы сказал, что к концу года мы бы имели ассоциацию и Зону свободной торговли, а года через полтора безвизовый режим. Пока говорить сложно из-за сценариев, которые нас выталкивают с пути в ЕС и разворачивают в другую сторону. Технически этот вопрос будет закрыт не раньше, чем через год. Если мы не свернем с европейского пути до конца года, то уже года через полтора-два мы придем с Европой к общему знаменателю. Может, сначала это будет режим, как со странами, которые не входят в Шенгенское соглашение. А Шенгенское соглашение – это очень далекая перспектива, есть моменты технической неадекватности украинских границ, их состояния, демаркации и так дальше. Но если бы европейские политики были более восприимчивы к анализу, который для них делают и институты, и структуры, находящиеся в Украине, то первое что бы они сделали – это суперупрощенный режим для украинцев. Почему? Ответ очень прост и банален. Социсследования говорят очень простую вещь: если хотя бы раз гражданин Украины ездил в страны ЕС, он уже является сторонником евроинтеграции. И то, что их сегодня больше 40 %, это не благодаря усилиям европейских депутатов, а вопреки.

отто: – Добрый день! Многие спортсмены идут в политику. Тедеев тот же, Блохин был депутатом. Кличко в мэры собирается. Сами же политики любят пиариться на успехах спортсменов. Скажите, насколько эффективными по Вашим наблюдениям оказываются политики, пришедшие из спорта? В чем причина?

И еще: какие другие сферы деятельности наиболее способствуют будущей политической карьере: управленец, бизнесмен, банкир, журналист, шоумэн или др.?


А. Луценко: – Если смотреть с точки зрения мирового опыта, то ограничений по тому, откуда пришел человек в политику, нет. Более того, мы знаем самый свежий пример – это Рональд Рейган, который пришел в политику из кинематографа, и, как сказал Киссинджер, президент Америки – это самая лучшая роль, которую он сыграл за всю жизнь. Благодаря ему заново запустилась экономика, которую сейчас называют рейганомикой. Благодаря его настроениям развалилась биполярная система безопасности, и Америка стала лидировать в мировом пространстве. Мы понимаем, что политики сами по себе – это люди, которые не должны быть одиночками, они должны, как Рейган, нести в себе интеллект целой команды: политологов, социологов и дипломатов. Если это получается, то абсолютно неважно, откуда пришел человек и что стало для него определенным мостиком для входа в политику. Главное то, насколько он сумел аккумулировать силу команды, которая может предложить нации сценарий позитивного развития на десяток лет. Поэтому мне тяжело оценивать отдельного человека, который пришел в политику либо с эстрады, либо из спорта. Главное – это как человек может объединять интеллект и реализовывать его.

Павел: – В России сейчас есть кремлеведение, это когда на основании заявлений глав российского государства «угадывают» дальнейшую стратегию развития страны. Возможно ли у нас подобное «банковедение»?

А. Луценко: – Павел, наверно, имеет в виду банковедение, исходя из информации, которую заявляют Нацбанк и другие банкиры, смотреть за курсами и прогнозировать экономику. Если так, то да, у нас есть такое банковедение, потому что сейчас административная функция Национального банка, как мы видим, возросла. И, наверное, банковедение для людей, которые занимаются бизнесом и даже политикой было бы уместно.

Ruslan_G: – Здравствуйте, Анатолий. Вопрос о ГРЕЧКЕ. Кстати, я даже не знаю какого характера этот вопрос – экономического или политического. Но вот объясните мне, по какой причине прошлой зимой гречка стояла почти по 30 грн.? Ну, скажем, высокую цену ещё можно как-то объяснить «законами» рыночной экономики, хорошо, допустим. Но у нас же есть правительство, обязанность которого контролировать такие ценовые колебания, или я не прав? Ну и напоследок – как Вы считаете, какой соцпродукт следующий на очереди? Спасибо, извините, может, за излишнюю эмоциональность

А. Луценко: – Вопрос по гречке мне очень понравился. На самом деле именно высокая цена объясняется тем, что наше правительство не умеет использовать рыночные рычаги для регулирования цены. Это говорит о том, что отсутствует базовое прогнозирование развития ценовой политики на следующий год. Посему цена на гречку – это неумелая, не рыночная деятельность правительства, а попытка залатать какую-то дырку административных механизмов битвой за китайскую гречу и так далее.

Дальше это может быть продукт, который правительство пролапошит после сбора урожая. Не знаю, что они там найдут, но, наверно, пролапошат что-то обязательно. Все сводится к абсолютно простым на уровне 1 курса вещам: оценивается урожай, и если урожай гречки будет невысоким, то цена будет высокая, либо, наоборот, урожай будет высокий – и цена от этого будет низкая. Соответственно, за эту низкую цену гречку могут раскупить. Поэтому, надо создать фонд. Либо понимать, что гречки не хватает своей и нужно закупить какое-то необходимое количество, чтобы удержать цену. Это и называется в простом виде рыночные инструменты регулирования. А у нас собирают начальников базаров и глав администраций, как будто это они виноваты. Совковая тупость.

Микола: – Анатолій, на вашу думку:

1) об'єднання «молодих» політиків з різних політичних таборів в одну політичну силу реальне?

2) наскільки реалістичним є варіант відставки уряду Азарова до парламентських виборів?

3) які дії необхідно зробити кандидату в мажоритарному окрузі, щоб перемогти кандидата від влади? чи взагалі можливо перемагати кандидатів, на яких працює адміністративний ресурс, в мажоритарному окрузі?


А. Луценко: – 3) Дякую за запитання. Я вже на це питання відповідав, але логічно можу сказати: можливо перемогти кандидата від влади по округу, цю можливість демонстрували починаючи з 1994 року, потім в 1998 році і 2002 році, поки ще зберігалась змішана модель, і таких прикладів було багато.

2) Мені здається, що уряд уже набрав дуже великий іміджевий негатив, і він уже його не поглинає, а оскільки вінця переповнені, то він розливається і маже президента. Але відставка всього уряду навряд чи буде. В іміджевому плані це було б неправильно. За старовинною технологією, страчувати неугодних бояр – це соціологічно дуже швидко читається, того, хто набирає найбільше негативу, відправляти у відставку. За такою логікою мав би піти Табачник, хтось із економічного сектору. Можливо навіть прем'єр. Але щоб серйозно цим перейнятись, треба здійснити всі ті операції, про які я казав. Питання в тому, в якій формі, в яких обсягах і так далі.

Мені здається, що це не було б продуктивним і тим паче реальним.

1) Мені здається, що найкраще, щоб молоді політики швидше дорослішали і витісняли старих, покоління яких ще застало «совкові» системи. Як довів досвід, можна в собі перемогти кого завгодно, але «совок» дуже важно витіснити, і це ми бачимо з 90-х років. А тоді молоді політики, будучи носіями нової культури, змогли б впроваджувати нову політичну реальність в Україні. І тоді не буде питань – Європа чи Росія.

Геннадий: – Одна из проблем нашей страны – это отсутствие финансов в органах местного самоуправления. Отчасти поэтому мы имеем разбитые дороги в сёлах, нерабочую канализацию и водоотводы и т. д. Как, по Вашему мнению, можно решить эти проблемы?

А. Луценко: – Тут я можу виступити в якості хорошого профільного експерта, бо я цим займався в уряді. Для цього потрібна дуже проста річ, яка називається муніципальна реформа, яка передбачає, що всі повноваження і ресурси передаються на найнижчий рівень управління, той, який контактує з людьми. І до речі, ми вже ратифікували давно Європейську хартію місцевого самоврядування, і вона мала діяти у нас. Коротко намалюю матрицю: на найнижчому рівні надаються всі послуги, які пов'язані з благоустроєм – інфраструктура, школи, первинна лікарська допомога. Другий рівень: лікарняна допомога вищого рівня, школи вищого рівня, дороги і інфраструктура, яка розвивається, з точки зору інтересів місцевого самоврядування в цьому конкретному районі. Вищий рівень: дороги обласного значення, вищі навчальні заклади, лікарні із спецлікуванням і відповідна інфраструктура. Що для цього треба? Для цього треба бюджет, без бюджету нічого цього не буде. А бюджет формується по принципу повсюдності місцевого самоврядування. Це просто пояснюється, коли між населеними пунктами немає нічийної землі. На сьогоднішній день все місцеве самоврядування замкнуте в межах населених пунктів. І друге: це перегляд податкової системи, податок на прибуток за місцем проживання, а не роботи. І врешті потрібно ліквідувати райдержадміністрації, цим має займатись місцеве самоврядування і його виконавчі органи. У облдержадміністрацій залишити наглядові функції, і координування діяльності представництв центральних органів виконавчої влади, тобто міністерств і комітетів. Ця модель успішно реалізувалась в більшості пострадянських країн. І за словами Квасневського це єдина реформа, яка вдало пройшла в Польщі і дала найкращі результати.

блондинка: – Сейчас много шумихи вокруг даты 21 декабря 2012 (конец света), как вы считаете, найдутся ли в нашей чудо-стране такие, кто захочет заработать на этой истерии, как, например, так называемая компьютерная «проблема 2000» или миллениум, когда корпорации получили сверхприбыли на продажах всяких штук для безопасности компов (шото типа того)? Или наш народ на такое не ведётся?

А. Луценко: – Я помню, уже тогда я был пользователем компьютера. Я помню эту истерию перед 2000 годом. Что лично я ощущал? Ничего не ощущал, и конца света, у меня просто историческое образование, я знаю, сколько ожидалось концов света. Каждые 50 лет ожидался конец света, связанный с теми или иными датами. Я в это все не верю, и мне кажется, что большинство людей на эти интересные смешные приколы не ведется. Поэтому не советую никому вести себя так, как будто завтра конец света, потому что после мнимого конца света будет тяжело отвечать за свои поступки.

Степан: – Добрый день!

У меня больше теоретический вопрос. Хотя даже ситуация с Тимошенко показала, что система державного управления в Украине не отвечает современным требованиям. Как Вы относитесь к перспективам создания двухпалатного парламента? Сможет ли такой формат адекватно представить интересы регионов страны или это будет увеличение количества очередных бездельников?


А. Луценко: – Да, будет увеличение очередных бездельников, но которые смогут обеспечить представительство регионов страны. Двухпалатный парламент – это то, что должен был додавить Кучма. Надо было тогда додавить эту тему, и, возможно, многих противоречий будущего мы бы избежали, очень многих противоречий. Очень много перечислять, но много факторов снялось бы, начиная с 1996 года. Но правильное решение принимать никогда не поздно, даже если оно тяжелое.

***

Спасибо всем, кто задавал вопросы, и тем, кто не задавал вопросы. Для меня было интересно, что некоторые знают мою биографию, которая достаточно закрытая. Все-таки век информационных технологий наступает и побеждает. Спасибо всем еще раз.