Первые должностные лица - Президент и премьер – отошли на второй план, а смысл поточного политического процесса выражают официальные заявления чиновника, которому на определение и формулирование государственной политики никто полномочий не давал.

Исходя из беспрецедентной активности этого персонажа, вполне уместной будет известная трактовка о том, что Ющенко на самом деле работает не более чем Президентом в Секретариате Балоги.

В обществе всегда был высокий интерес к бюрократическому ведомству на столичной улице Банковой. В первую очередь потому, что здесь находился Центральный комитет Компартии Украины с первым секретарем во главе, а затем кабинет Щербицкого унаследовали президенты независимой Украины.

Но реальное отношение к этой одной из чиновнических канцелярий Киева определяли даже не конституционно уполномоченные первые лица государства, а их канцеляристы. За годы независимости их накопилось почти десяток - от изысканного аппаратчика времен Кравчука Хоменко и до сегодняшнего Балоги.

Если проследить тренды этой канцелярской селекции, то дистанция между названными фамилиями не может называться иначе как деградация. Полная и безоговорочная.

Первые два президента, которые вышли из правящего истэблишмента СССР и занимали в нем важные позиции, став руководителями нового государства, не могли – в силу опыта и воспитания – отступить от основ профессионализма, набирая людей на эту должность.

При очевидной разнице в темпераментах и психологиях, их объединял должный профессиональный и интеллектуальный уровень, которым определялся высший состав советской номенклатуры. И каким бы не было отношение к Кушнареву или Белоблоцкому, Табачнику или Литвину, Хоменко или Медведчуку, никто не мог упрекнуть, что эти люди – профаны на доверенной должности. Всех объединяло номенклатурное происхождение, а там селекция и подбор кадров совершался на незыблемых принципах профессионализма.

Но в силу понимания, что именно в этом доме находится кухня, на которой варится украинская политика, Банковая стала чуть ли не самым зловещим символом в этой политике – с большей или меньшей дозой демонизации главных канцеляристов.

Особенно доставалось последнему из них во времена Кучмы – Медведчуку, на которого вешали всех собак бездарного финала правления второго президента, которого обвиняли во всех грехах, сделав из него основную грушу для битья существующей власти.

В сравнении с шалостями, которые сегодня вытворяет Балога, выходки Медведчука – это просто детский лепет в детсадовской песочнице. Хотя не кто иной, а именно Виктор Владимирович является крестным отцом Виктора Ивановича, который нашел его где-то в захолустных дебрях и вывел в верхние эшелоны политики.

Но ученик далеко переплюнул учителя, преобразовав конституционно непредвиденную канцелярию Президента не просто в ветвь власти над всеми другими конституционными ветвями, включительно с самим Президентом. Он преобразовал этот секретариат – в соответствии с собственным воспитанием - в рэкетирскую сходку. Как точно высказался один из экспертов, Балога – это Медведчук без мозгов, без образования и без каких-либо внутренних тормозов.

Своеобразный феномен сегодня практически главного игрока украинского политического спектакля, в тени которого оказался и сам Ющенко, объясняется его социальным происхождением. В то время, когда его предшественники проходили выучку в правящей номенклатуре империи или, со временем, в недрах крупного бизнеса, Балога вышел из рэкетирской среды самого низкого, районного уровня, которое буйными бурьянами усеяло действительность начала 90-х.

Это социальное зло, которое паразитирующими метастазами укрыло слабое тело постсоветской капитализации, искореняли различными способами. Самых крутых бригадиров уничтожали органы, другие не вернулись с поля боя в беспощадных междоусобицах. И только единицы, как Балога в Закарпатье или Брагин в Донбассе, достигли уровня реальных паханов областей, преобразовав бандитскую власть на политическую.

Между прочим, закарпатская ситуация – как будто копия донецкой.

Между донбасскими терриконами правил всемогущий криминальный авторитет Ахать Брагин, известный под «погонялом» Алик Грек, а на карпатских склонах на такой же вершине был здешний авторитет Михаил Токарь, известный под «погонялом» Геша. Они с одинаковым бандитским зверством громили местный бизнес, подминая под себя всех и все. А когда пришло время сменить кровавые концы на белые рукавички, Алика Грека с диким зверством взорвали на стадионе, а Гешу с не меньшим садизмом расстреляли. На восточных рубежах родины криминально-политическая власть перешла к нынешним хозяевам министерского дома на улице Грушевского, а на западе – к нынешнему хозяину не менее влиятельного дома на улице Банковой. После того, как убрали Гешу, Балога стал полноправным его наследником. Один сюжет, как будто писанный под копирку.

Из таких печальных реалий выходили правящие при Кучме люди, когда вытаскивали Балогу из берлоги дикого капитализма и номинировали сначала на мэра, а потом, так же как и Януковича в Донбассе, на губернатора Закарпатья. Мотивация была более чем убедительной - только он мог обеспечить контроль над контрабандой и вырубкой лесов, а именно в этом заключался интерес к Закарпатью в олигархической оккупации Украины.

Но на какие бы высоты не забрасывали мукачевского бригадира обстоятельства – «что в кастрюле варилось, тем она и пахнет». Психологию мелкого рэкетира районного масштаба Балога не только пронес сквозь всю свою стремительную чиновническую карьеру, но и поставил ее в основу деятельности учреждения, которое называется Секретариат Президента.

Чем отличается эта психология и какие видовые признаки такого социального типа?

Во-первых, полный, без капли страха и сомнения, правовой нигилизм. Рэкетир, который задумывается над соответствием своих поступков закону - уже не рэкетир. Поэтому и вылезают в указотворческих и законодательных действиях гаранта, которого водит кругами его «дерзкий» пацан, повадки банального райцентровского бригадира.

Во-вторых, потрошитель базарных лавок не только действует за пределами поля правового, но и за пределами поля морального. Попробуйте подойти к вооруженному битой головорезу-собирателю бандитского налога между базарными лавками и рассказать ему о сочувствии к жертвам, которых он грабит средь бела дня?

В-третьих, беспощадность к конкурентам, которые могут посягать на контролируемую территорию. Защита территории собственной и экспансия на чужую не терпит ограничения средств, которые оправдывает единственно понятная цель.

Поэтому разгром парламента, Генеральной прокуратуры, Конституционного суда, а теперь еще и оранжевой коалиции по стилистике и по способу исполнения – не что иное, как рэкетирский разбой на привокзальной площади Мукачево.

Бригаде, которая сегодня оказалась в стенах правительства, тоже не чужды эти понятия, но нужно отдать ей должное: масштабность бизнеса и положения вынудили ее приглушить в себе первичные хищнические инстинкты и брать уроки у манафортов, заботясь как о публичном образе, так и звучании юридической версии. А в их визави на Банковой никакой эволюции со времен пещерной закваски 15-летней давности не наблюдалось. Поэтому по уровню отмороженности донецкие на фоне закарпатских выглядят просто ангелами.

Вполне к месту будет задать вопрос: зачем Ющенко был нужен такой «бич», как Балога? Нужно сказать, что с главными канцеляристами новому Президенту как-то не везло с самого начала. Еще один член политбюро СДПУ(о), который в последний момент перебежал от Виктора Владимировича к Виктору Андреевичу (выглядит так, что Ющенко имеет особую страсть пользоваться кадрами Медведчука), Зинченко назвал себя на скромной должности президентского секретаря Государственным секретарем Украины. Бывшему секретарю ЦК комсомола не давали покоя лавры партийного секретарства. Поэтому, попав в бывшую резиденцию секретариата ЦК КПУ, он не только вернул название – секретариат, но и назвал себя титулом более громким, нежели самого Щербицкого.

Чем закончилось для Виктора Андреевича это госсекретарство? Зинченко взорвал изнутри главную контору невиданным коррупционным скандалом, назвав тот же самый секретариат, как и все окружение Ющенко, - сборищем отпетых преступников и взяточников.

Нужно отметить, что такого удара самому режиму Ющенко не наносили все его внешние и внутренние враги, вместе взятые, как этот пригретый под его крылышком неугомонный Санчо Панча.

Тогда на место неадекватного экс-эсдека Виктор Андреевич поставил своего «любого» друга по еще более любимому пчеловодству.

Цековский госсекретариат а-ля Зинченко в один момент преобразовался в госцирк на Банковой а-ля Рыбачук. Журналисты ходили на его пресс-конференции, как когда-то ходили на клоунов Никулина или Карандаша. И смех, и грех. Куда там двум пчеловодам по призванию, когда волей самого Виктора Андреевича и на основе Универсала в правительство вернулись донецкие во главе с Виктором Федоровичем.

Вот здесь и возникло востребование – нужен деятель, слепленный из того же теста, что и донецкие братки, из той же социальной страты, того же социального происхождения. Так и родилась дерзкая идея – выставить против них Балогу. Оранжевый паханат, мол, против синего паханата. Вот такой вот секретариат Виктора Андреевича в новейшей редакции.

В нашистских рядах, в основном руховских романтиков, другой кандидатуры такого покроя и не отыскалось бы.

Когда на первой пресс-конференции Балогу журналисты спросили, кто, мол, в возглавляемом им секретариате будет непосредственно работать с донецкой группировкой, Виктор Иванович, не задумываясь, назвал себя – а кто еще способен говорить с ними на их языке?

Однако донецкая крутизна меркнет в сравнении с тем языком, на котором Балога разговаривает не только с чиновниками с Грушевского, но со всей «нацией Ющенко».

Балога предупреждает, Балога не позволит, Балога не пустит, Балога не упустит. Страна живет от одного заявления Балоги к следующему.

Вы слышали когда-либо заявления от имени государства начальника канцелярии президентов США или России? Не царское это дело. Даже учителю нашего мукачевского кормчего Медведчуку такие заявления и присниться не могли.

А нынешние директивы мукачевского пацана из Банковой страна глотает молча. Включительно с самой свободной в мире независимой прессой, включительно с помаранчевыми соратниками, коалиционное соглашение которых – какой-то глупый, в понимании Балоги, фокус Копперфильда.

Почему так искренне не нравится Виктору Ивановичу коалиция Кириленко - Тимошенко и примкнувшего к ним Луценко? Во-первых, он пытается угадать самые сокровенные мечтания Виктора Андреевича. А во-вторых, что еще главнее, имеется у него своя мукачевская задумка.

Корень, как всегда, тянется в эсдековскую бытность биографии нашего героя. Было дело, подвозил он в аэропорт самого высокого гостя Виктора Владимировича и по пути из Иршавы в Ужгород такое вот ему шепчет: пусть бы могущественный лидер СДПУ(о) правильно использовал свою неуемную энергию и склонил президента Кучму убрать этого бездарного Пустовойтенко и назначить премьер-министром не кого другого, а… его, Балогу!

Виктор Иванович принадлежит к той категории государственных мужей, о которых украинская народная мудрость гласит, что таким море по колено. Такую вот ахинею он нес Медведчуку, будучи мэром какого-то замшелого Мукачево. Представляете, что он теперь шепчет Ющенко, находясь в кабинете Щербицкого на киевской улице Банковой?

Виктор Андреевич – не Виктор Владимирович. Он целиком может сойтись с Виктором Ивановичем и на профессиональной почве. Выглядит так, что в пику всяким там коалициям будет у нас президент – бухгалтер, а премьер – товаровед. Вполне «адекватный» правящий тандем эпохи постиндустриализма.

Для «ведов» этих товаром является сама Украина со всеми ее избирателями, на которых они с их электоральным выбором чхать хотели с высокой межрайонной промтоварной пасеки.

О десятках уголовных дел с главным фигурантом Балогой можно писать толстые детективы или сочинять целые криминальные энциклопедии. Стоит только в самом конце обратиться, в качестве штриха к политическому портрету выдающегося государственного деятеля современной Украины, к официальному источнику – стенограмме Верховной Рады, в которой зафиксировано выступление с трибуны парламента одного из парламентариев:

«Хочу обратиться к нашему Президенту, к миллионам граждан, которые, как и я, были обмануты обещаниями с Майдана, и к мировому сообществу, которое вложило немалый ресурс для того, чтобы власть тут поменялась в пользу Виктора Андреевича Ющенко…

С 1999 по 2001 год Закарпатье терпело от паводков и было ограблено на десятки миллионов долларов одним человеком, который тогда возглавлял областную администрацию. Это человек с фамилией Балога.

Через его фирму «Барва», на которой он был и есть директором и учредителем, все Закарпатье за полтора года получало зарплату, субсидии, субвенции не деньгами, а продуктами по ценам, что превышали 300 процентов от рыночной стоимости, продукцию с просроченным сроком употребления, а противопаводковые деньги «благодаря» этому чиновнику в основном были преобразованы в АЗС, в гостиницы, супермаркеты, в том числе в недвижимость в Венгрии и Франции…

Также хочу обратить внимание на отходы «Премикс». Эти радиоактивные отходы были завезены на территорию Береговского района Закарпатья. Разрешение на ввоз за взятку, как нам известно, за 5 миллионов долларов, было дано Виктором Балогой – тогдашним губернатором… Ввоз состоялся через фирму Гайдаша (кум Балоги, который теперь является губернатором Закарпатской области).

Также хочу заметить, Виктор Андреевич, что Закарпатье интересуется, как закончили жизнь те, кто сотрудничал с паном Балогой: пан Кираль – расстрелян из автомата; Михаил Токар, который за свои деньги, кстати, создал фирму «Барва», - расстрелян из автомата; Василий Ильтьо – экс-голова Мукачево, а позже начальник управления МЧС, через которого отмывались противопаводковые средства, был убит, на его теле выявлено 8 переломов и голова была шириной в плечи. Дальше. Тигран Акопян, который сотрудничал по водке, расстрелян. Семья Садвари, которая сотрудничала по контрабанде сигарет, - и муж, и жена расстреляны …»
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале