В ходе видео-онлайн-конференции Евгений Васильевич рассказал о том, каким должен быть статус русского языка в Украине, общается ли он с Александром Морозом, кто станет следующим президентом Украины, и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию полный список заданных вопросов и ответов на них.



Андрей, г. Одесса: - Всем политикам задаю один и тот же вопрос, который меня очень волнует:

1. Существует ли языковая проблема в Украине?
2. Если будет референдум о придании русскому языку статуса государственного, какой процент населения, по Вашему мнению, проголосует "ЗА"?
3. Для нас, коренных жителей Юга-Востока Украины, РОДНОЙ ЯЗЫК РУССКИЙ, и наше неотъемлемое естественное право на нем учиться, говорить, думать, обращаться к властям, защищать свои интересы в судах, рекламировать товары и услуги. Это для нас так же ВАЖНО, как и преодоление бедности, коррупции, бесхозяйственности, невежества и т.д.
Ваше мнение на этот счет?
4. Партия регионов Украины ПРЕДАЕТ интересы своих избирателей!!! Ваше мнение?

Е. Филиндаш: -
1. Да, существует. Во всяком случае, для многих людей она реально стоит, и она их тревожит. Поэтому отрицать ее наличие, на мой взгляд, даже для тех людей, которые считают, что ее не существует, было бы глупо.

2. Думаю, что процент этот будет около половины, а вот перешагнет ли он за половину или чуть недоберет, во многом будет зависеть от того, какая пропаганда будет преобладать, потому что есть от 5 до 15% людей, у которых мнение по этому вопросу четко не определено. И на чью сторону их сагитируют, это и определит итоги подобного референдума. Хотя я сомневаюсь, что подобный референдум в ближайшее время будет проведен.

3. Я абсолютно понимаю мнение Андрея. Для меня самого русский язык является родным, я на нем думаю, хотя я практически так же хорошо владею украинским. Более того, проблема касается не только жителей юго-востока, есть еще миллионы людей, которые живут в других регионах и для которых русский является родным. Более того, есть сотни тысяч людей, граждан Украины, для которых родным является не украинский, не русский, а какой-либо другой язык. И для них тоже эта проблема существует. На мой взгляд, любое цивилизованное европейское государство должно предоставлять право своим гражданам в полной мере пользоваться своим родным языком не только в быту, семье, но и полноценно во всех сферах жизни. Иметь возможность отдать ребенка в школу с преподаванием на родном языке, потом продолжить образование в вузе на родном языке и т.д. Т.е. во всех сферах жизни право на пользование родным языком должно быть предоставлено.

А вот что касается механизма того, как именно это можно сделать - тут есть два варианта: или действительно рассматривать вариант с предоставлением русскому языку статуса второго государственного; или второй вариант, на мой взгляд, более приемлемый для всех - дать право органам местного самоуправления наряду с обязательным украинским государственным языком по всей территории Украины использовать второй язык на территории той общины, города, района, где большинство на местном референдуме выскажутся за придание статуса официального этому второму языку на этой территории. Во многих городах и районах это был бы русский язык, в том же Закарпатье это мог бы быть венгерский и т.д. В любом случае, там, где это актуально, где большинство жителей хочет этого, это право им вполне можно дать. А там, где это неактуально или вызывает неприятие (так как мы знаем, что во многих западных областях вызвало бы неприятие объявление русского вторым государственным), и там, где в этом нет нужды, где население пользуется украинским языком и не испытывает потребности пользоваться русским или еще каким-то, эта проблема просто не будет вставать, и конфликтов по этому поводу не будет.

4. Так как речь в предыдущих вопросах шла о языковой проблеме, то я так понимаю, что, наверное, и здесь вы спрашиваете о том же. Если говорить о том, что Партия регионов действительно не выполнила свое многократно повторенное обещание относительно русского языка как второго государственного, которое не раз звучало в их предвыборных программах – да, этот пункт они действительно не выполнили, в том числе и тогда, когда были во власти. И не только не выполнили, но и не предпринимали реальных действенных шагов для его выполнения, из чего можно судить, на мой взгляд, что для Партии регионов это во многом действительно является просто пиар-ходом, который они из года в год используют на выборах для привлечения голосов избирателей юга и востока Украины.

Алексей, Киев: - Евгений, скажите, в каких отношениях вы сейчас с Александром Морозом? И что ждет, по вашему, СПУ? Спасибо!

Е. Филиндаш: -
С Александром Морозом никаких отношений у меня уже давно не поддерживается. Последний раз мы с ним общались незадолго до моего выхода из партии, весной прошлого года. С тех пор ни разу не общались, и не уверен, что такое общение будет в дальнейшем. Что касается СПУ, то ее судьба, на мой взгляд, уже предопределена верхушкой партии, и судьба эта (к сожалению для меня, потому что я много лет был в этой партии и отдал ей значительную часть своей жизни) - дорога, которая ведет на политическое кладбище, и одной ногой СПУ уже там находится. Шансы на исправление того курса, который привел к такой ситуации, были, но они уже потеряны, так как большинство в партии не нашло в себе силы поменять руководство и изменить курс. И плоды этого СПУ сейчас пожинает.

Арсений Петрович: - Добрый день! Вопрос такой: одни уверены, что "проект Яценюк" - предвыборный ход Банковой, другие считают, что это бизнес-проект Фирташа, остальные верят, что Яценюк - новое и главное честное лицо украинской политики. А что вы думаете об этом политике?

Е. Филиндаш: -
Я думаю, что, вероятно, определенная частица правды есть в каждом из этих утверждений. Но по-настоящему и для меня, и, думаю, что для большинства и политиков, и политологов, и избирателей, Яценюк является определенной загадкой. И до сих пор внятного ответа на то, кто же он на самом деле, какие у него взгляды на будущее страны, которую он хочет возглавить, какие они видит пути спасения страны (а ведь на плакатах, которые появились на днях по Киеву, он представлен как спаситель страны), какие у него основные политические принципы - ответы на эти вопросы отсутствуют на данный момент. И в этом, кстати, определенная его сила, так как сейчас многие обращаются с надеждами к нему (отчего, в том числе, растет его рейтинг) именно потому что каждый вкладывает в молодого, перспективного политика свое ожидание, свое видение того, каким должно быть будущее страны. Эти свои ожидания они вкладывают в Яценюка, и в этом его определенный плюс, что ни на один конкретный вопрос он пока не отвечает. Но в то же время в этом и его слабость, потому что в разгар кампании ему не удастся избегать острых углов, уходить от прямых вопросов и не озвучивать свои принципиальные ценности. Он вынужден будет это сделать на тех же теледебатах, под давлением оппонентов и т.д. И только после того, как я лично для себя услышу внятное и четкое видение, озвученное Яценюком, его курса, я смогу составить для себя о нем определенное четкое мнение. Сейчас все очень размыто, в т.ч. на этих бигбордах. Мне кажется, это заметно, что до сих пор даже в штабе Яценюка нет внятного представления о том, что должен представлять из себя его образ. Написано о нем как о спасителе страны, но даже фон там черный и полосатый, скорее, ассоциируется с кладбищем, а не со спасением. Ему необходимо будет с этим что-то делать.

Наталья, Харьков: - Я так понимаю, что вы не экономист, но все же - как по вашему, как долго продлится финансовый кризис в Украине и мире?

Е. Филиндаш: -
На мой взгляд, кризис в более острых формах, как это происходит сейчас, или может быть в менее острых формах, но он не закончится до тех пор, пока не будут искоренены его коренные причины. А они в том, что нынешняя система глобальной экономики практически зашла в тупик. Всем, кто сколько-нибудь серьезно отслеживал причины возникновения кризиса, очевидно, что основная его причина в спекулятивном характере, к которому привела нынешняя мировая глобальная экономика, когда акции предприятий могут взлетать и падать в десятки и сотни раз вне всякой привязки к реальной стоимости этих предприятий, к реальной продукции и услугам, которые там производятся. А все базируется на спекулятивных играх, которые могут поднимать или обрушивать состояния не только людей и корпораций, но и целых стран и мировых регионов, как это уже не раз было, например, в том же 1998 году. И не может нормально функционировать экономика, чьей мировой валютой является валюта, по сути, частной фирмы. Во время кризиса об этом уже стали больше писать, но все равно большинство людей не знают, что доллар США - это не денежная единица государства США, а валюта, выпускаемая Федеральной резервной системой США, по сути, частной корпорацией. И он ничем сейчас реально не обеспечен. То количество триллионов долларов, которые сейчас в мировом обороте, оно в несколько раз превышает стоимость всех активов в самих США. Это означает, что если бы вдруг все страны мира и все люди, фирмы, корпорации, все субъекты, у которых на руках или счетах есть доллары США, предъявили бы их сейчас к оплате, вернули бы самим США и потребовали взамен какие-то материальные ценности, то оказалось бы, что всего, что находится в США, недостаточно даже в мизерной доле, чтобы покрыть все эти доллары. Сейчас это ничем не обеспеченная зеленая бумажка, которая держится на военной мощи США и на том, что все страны мира, банки, корпорации, у которых скопились эти доллары, понимают, что если они сделают такой шаг - начнут предъявлять к оплате доллары, - то обрушится вся экономика мира. В разы сильнее, чем сейчас. И пострадают они сами. Поэтому выхода пока нет. И пока этот спекулятивный мир мировой экономики не будет кардинально изменен, то подобные кризисы, то затухая, то обостряясь, будут только продолжаться. Я все это обозначил специально чуть более упрощенно для того, чтобы даже не экономисты могли понять, в чем причина этого кризиса. Без устранения причины невозможно устранить кризисы в дальнейшем.

Ernesto: - Евгений, в последнее время стали часто говорить о левой партии, которую создает Иосиф Винский. В связи с этим два вопроса:
1. Не будете ли Вы участвовать в таком проекте?
2. Если ли вообще будущее у новых левых партий в нынешней Украине?

Е. Филиндаш: -
1. Я думаю, что ответ на этот вопрос я смогу дать после того, как этот проект станет реальностью. Пока говорить об этом или каких-то других проектах нет смысла, потому что пока это планы, а не реально существующие структуры и проекты.

2. Да, безусловно, будущее есть. Более того, если говорить о левом фланге, то только у новых сил левого толка и есть будущее, так как все существующие на данный момент партии, которые называют себя левыми, находятся в глубоком кризисе. Относительным исключением является только КПУ, но и то весьма относительным. Позиции КПУ 10 лет назад и сейчас - это очень большая разница. Они очень упали в популярности и влиянии. И все существующие левые партии вряд ли смогут выйти из кризиса, в котором они находятся, так как, по сути, их лидеры, которые уже не первый год и даже не первое десятилетие находятся в большой политике во главе этих партий, уже исчерпали себя и не могут предложить что-то новое в методах работы. Они потеряли доверие, которым пользовались раньше, а некоторые так его и не приобрели. И не видно ни одной свежей идеи, не видно свежих лиц в левых партиях, и не видно никаких перспектив. Это более чем наглядно отображается в результатах выборов и в уровне популярности в соцопросах, которые проводятся и фиксируют парадокс: с одной стороны, порядка 40% граждан Украины по итогам этих опросов являются, так сказать, стихийными социалистами, поддерживают идеи социальной справедливости и весь набор идей с бесплатным образованием, медициной, перераспределением доходов внутри общества от богатых к бедным и т.д. Но большая часть из этих 40% сейчас не ассоциируют эти идеи с существующими левыми партиями. И поэтому новые левые партии, если они действительно будут идеологически проводить линию социальной справедливости, будут новыми по сути, по содержанию и по методам работы, и самое главное - будут не псевдолевыми, не партиями, которые только используют левую или левоцентристскую риторику, а в реальности ведут другую политику, то эти около 40% «стихийных социалистов» в Украине вполне могут пойти за этими новыми левыми партиями или за одной из них.

Анна Николаевна: - Во вторник джип депутата горсовета от Партии Регионов задавил в Ялте 6-летнего ребенка. Как вы считаете, понесет ли водитель наказание или всю ответственность спишут на погибшего малыша?

Е. Филиндаш: -
Возможен и тот, и другой вариант. Первый вариант возможен, если это дело (хотя я пока не слышал об этой истории, только с ваших слов могу о нем судить) действительно обстоит так, как вы говорите, и если будет серьезный общественный резонанс, схожий с резонансом вокруг недавнего дела Лозинского, то тогда, как показывает то же дело Лозинского, невзирая на личность депутата и его позицию в партии, руководство партии в преддверии выборов вынуждено будет само реагировать на эту историю и, чтобы сохранить лицо партии, инициировать расследование дела и наказание виновного. Если же это дело, как множество подобных, не найдет своего продолжения в СМИ, в первую очередь, если о нем не узнает вся Украина, то тогда вполне вероятно, что, как это часто бывает с депутатами любых парламентских партий (а подобные истории мы слышим регулярно), то тогда оно может быть тихо списано в утиль и с помощью админресурса и денег может быть замято. Так что все в руках общественности и СМИ.

Юрий: - Все украинские политологи "поделены"/работают на разные политические силы. Разве можно при таких раскладах говорить о незаангажированности экспертов и верить их оценкам?
На кого работаете Вы?

Е. Филиндаш: -
Я на данный момент работаю, как и раньше, на социалистическую идею в Украине. Сотрудничества прямого или непрямого ни с одной политической силой у меня нет и не было с тех пор, как я вышел из рядов СПУ. Доказывать этот факт не буду, достаточно посмотреть мои комментарии и статьи, и вряд ли кто-то сможет найти там хоть намек на мою заангажированность. Она есть разве что в том, что я не скрываю, что был, есть и буду социалистом по убеждению. Что же касается общей ситуации, то, в общем-то, да, значительная часть (хоть и не все) политологов, как и большая часть СМИ, как и большая часть предприятий и партий в Украине, - они все по сути являются структурными подразделениями больших бизнес-корпораций, олигархических групп, между которыми поделена наша страна. Есть исключения, есть независимые журналисты, политологи и партии, не привязанные к олигархам, но это именно исключения, и погоды во всех этих сферах жизни они, к сожалению, не делают.

Анатолий Шарий: - В свое время Вы написали в ВР прошение о материальной помощи. Расскажите - долго ли Вас кормил украинский народ, из кармана которого Вам помощь начислялась? Прекратили ли Вы просить "поддержки", или все еще получаете значительные суммы за свою колоссальную работу в стенах Рады?

Спасибо.

Е. Филиндаш: -
Законом о статусе народного депутата действительно определяется право депутатов предыдущих созывов на получение материальной помощи в случае, если они, например, получают образование и при этом не трудоустроились на предыдущее место работы после окончания срока своего пребывания в Верховной Раде. Я сейчас учусь в аспирантуре института мировой экономики и международных отношений Академии наук, и этим правом пользуюсь и буду пользоваться еще 2-3 месяца. Относительно патетики по кормлению меня украинским народом - на мой взгляд, пользоваться законным правом лучше, чем быть олигархом, которому зарплаты депутата хватает на 2-3 вечера в ресторане и который действительно может ее не получать. Но который незаконным способом награбил те миллионы, благодаря которым и попал в Верховную Раду, и благодаря которым продолжает попадать в партийные списки. И за которых, прекрасно зная о том, что это олигархи, продолжает голосовать значительная часть наших избирателей.

Андрей: - Какие перспективы в Украине у партий с "левой" идеологией, выживут ли они после следующих выборов, возможно ли их объединение, и как Вы относитесь к "Союзу левых сил" В.Волги - Ваше мнение, какие цели задачи этой полит. силы и кто ее спонсирует?

Е. Филиндаш: -
Перспективы левых я уже частично обозначил выше, они есть только у новых левых сил. Механическое объединение существующих левых партий ничего не даст, так как минус на минус в этом случае даст минус, а не плюс. Относительно перспектив Союза левых сил - они для меня покрыты туманом, так как за последний год сколько-нибудь значительной и заметной активности СЛС и лично Волги я не наблюдал. И на мой взгляд, активной деятельности сейчас эта партия не ведет. Если же она начнется, то тогда можно будет поговорить о ее перспективах.

Константин М: - Как вы считаете, Евгений Васильевич, какая участь ожидает Лозинского, если он еще в Украине. Благодарю.

Е. Филиндаш: -
Думаю, что после того резонанса, который получило его дело, и после того, как он перестал быть депутатом, действительно весьма вероятным являлось бы привлечение его к уголовной ответственности, и если его вина будет доказана, то тюремный срок. Тем более что тот же Ющенко сделает в предвыборный период все от него зависящее, чтобы из понятных для всех соображений привлечь Лозинского к ответственности. Но у меня есть большие сомнения в том, что Лозинского найдут. А если и найдут, то, скорее всего за границей, а если его найдут за границей, то я сомневаюсь, что он в итоге попадет в Украину. Так как такие люди, как Лозинский, которые поступают так, как он, не написали бы заявление о сложении депутатских полномочий, если бы заблаговременно не обеспечили себе тылы для отступления.

Виталий Шляпников: - Евгений, добрый день! Как Вы думаете, сможет ли СПУ выйти из того состояния, в котором она находится сейчас? Ведь Морозу сегодня не позавидуешь. Ясно, что у партии есть проблемы. Расскажите подробнее о работе Вашего центра и как с Вами связаться.
Спасибо.
Виталий Шляпников, секретарь Николаевского обкома СПУ в 2007-2008 гг.

Е. Филиндаш: -
Виталий, по перспективам СПУ я уже отвечал выше. Повторюсь, к сожалению, я уже не вижу других перспектив для СПУ. Гипотетически возможно изменение положения только в случае как можно более быстрой отставки всего руководства нынешней СПУ и прихода во главу партии действительно новых людей, которые поймут, что Соцпартия не может быть авторитетной и влиятельной силой тогда, когда она является социалистической лишь по названию.

Связаться со мной можно, например, через блог на "Украинской правде", или на моей страничке "Вконтакте", или через "Живой журнал", в зависимости от того, как вам будет удобнее это сделать.

Сергей, Киев: - А что толкнуло Вас на уход из политики? Почему Вы решили стать политологом? Эта работа, наверно, приносит больший доход...

Е. Филиндаш: -
Об источнике своего дохода я уже сказал. Это предусмотренные законодательством, к принятию которого я лично, кстати, не имею никакого отношения, материальные выплаты. Через несколько месяцев у меня будет другой источник доходов, я буду работать, но где именно - пока сказать тяжело. Именно этот источник доходов, который многим не нравится, в то же время позволяет мне не быть зависимым ни от кого из имеющихся политических или бизнес-структур. И политологическая деятельность лично для меня является не средством дохода, а продолжением, только в несколько другой плоскости, моей политической деятельности, так как, как я уже указал выше, я не скрываю и открыто декларирую, что разделяю левую идею и даю свои экспертные оценки именно в качестве политолога с социалистическими позициями.

Антон, Киев: - Евгений, скажите, политологи друг с другом в нормальных отношениях? Все таки конкуренты. Кого из украинских политологов вы можете назвать своим товарищем?

Е. Филиндаш: -
За всех отвечать не берусь, с большинством известных политологов у меня ровные, нормальные отношения. Конкурентами никого из них для себя не считаю, так как я единственный, кто заявляет не о своей полной независимости от каких-либо идей, а, повторюсь, заявляет о своих идеологических позициях. Друзей и товарищей в полном понимании этого слова среди политологов у меня нет. В то же время среди тех людей, которых можно назвать политиками, такие друзья есть, в силу того, что многие из них стали моими друзьями еще до того, как я и они стали принимать активное участие в политике.

Сергей Геннадьевич: - Евгений Васильевич, ваш бывший однопартиец и недавний соратник Тимошенко Винский уверен, что она не станет президентом Украины. Вы с ним согласны?

Е. Филиндаш: -
Да, согласен. После всего, что натворила Тимошенко и в политике, и в экономике, я думаю, что уже никакими ухищрениями ей не удастся вернуть былую популярность и законным путем прийти к победе на президентских выборах.

Виктор Котенко, Донецк: - Господин Филиндаш, как вы думаете, смогут ли левые когда-либо снова контролировать большинство в парламенте, как это было в конце 90-х годов?

Е. Филиндаш: -
Насколько я помню, большинства в парламенте у левых не было никогда. В конце 1990-х социалисты, коммунисты и прогрессивные социалисты, вместе взятые, имели, если мне не изменяет память, около 200 голосов, но не 226. В то же время достичь в перспективе впервые в истории Украины большинства в парламенте действительно возможно, но, повторюсь, только новым левым. И только если им удастся сломать ту клановую систему, которая сейчас просто может заглушить на корню все попытки потенциальных новых левых пробиться в основные СМИ со своей позицией. Ведь не секрет, что ведущие телеканалы и большинство других СМИ являются очередными подразделениями в олигархических кланах, контролирующих сейчас и политику, и экономику в Украине.

Игорь: - Кто финансирует работу вашего Центра? Надо ж платить сотрудникам, оплачивать счета.

Е. Филиндаш: -
Центр у меня совсем небольшой, и сколько-нибудь серьезного значительного финансирования он не требует, это маленькая аналитическая структура, а не большая политическая. Поэтому всю его деятельность обеспечиваю сейчас я сам лично.

Виктория: - Вы как политолог в курсе реальных, а не заказных рейтингов претендентов в президенты Украины? Можете с нами поделиться? Ведь в то, что публикуют в прессе, цифры настолько разные, что сразу видно, что они проплаченные.

Е. Филиндаш: -
Да, значительная часть рейтингов, конечно же, проплаченная. В то же время исследования наиболее авторитетных, много лет работающих в сфере социологии структур, являются достаточно близкими к истине. Для того, чтобы понять, о каких структурах идет речь, достаточно провести пару часов в Интернете, поднять результаты проводимых ими соцопросов перед несколькими последними выборами. И те из них, которые ближе всего совпадали с результатами, полученными партиями на выборах, - таким структурам и можно с определенными оговорками верить. Называть их конкретно не хочу, дабы не вызвать подозрение в заангажированности и рекламной работе на них. В то же время должен отметить, что очень показательными будут ближайшие соцопросы, которые проводились или проводятся сейчас, после истории с неудавшейся коалицией. Я думаю, что эти опросы покажут серьезнейшее падение рейтинга Тимошенко, именно с них можно будет начинать стартовые позиции всех кандидатов в президенты.

Таня: - Сможет ли Яценюк победить Януковича, если выйдет с ним во второй тур? Ваше мнение?

Е. Филиндаш: -
После того как Яценюк покажет свое истинное "прекрасное" или "безобразное" для большинства избирателей лицо, то есть после того, как он вынужден будет четко себя позиционировать, только тогда можно будет с уверенностью отвечать на этот вопрос. Если исходить из нынешней ситуации, то у него действительно были бы определенные шансы победить Януковича во втором туре. Но, повторюсь, это на данный момент. А за время, оставшееся до выборов, все может именно в случае с Яценюком кардинально поменяться, в то время как у Януковича ядро избирателей давно сформировано, и вряд ли может существенно возрасти или уменьшиться.

Сергей: - Что будут делать так называемые политологи, когда к власти придёт откровенно фашистское правительство, вопреки их прогнозам? Отращивать пейсы, надевать штраймл, и валить лечить псориаз на историческую родину?

Е. Филиндаш: -
За тех политологов, которым нужно куда-то валить, отвечать не буду. А моя и историческая и любая другая Родина - это Украина. А в гипотетическом случае прихода к власти фашистского режима лично я намерен с оружием в руках против него бороться, как это в свое время делали мои деды, борясь с фашизмом немецким. Но Украина - это не Тернопольская область, и поэтому убежден, что не то что фашистского, но даже смягченного по отношению к фашизму радикально-националистического режима в Украине не будет. Хотя, безусловно, потенциальную угрозу возникновения такого режима надо иметь в виду и помнить о том, что в середине 20-х годов ХХ века в Германии тоже вряд ли кто-то мог предположить, что в стране произойдет через несколько лет.

Саша: - Так все-таки - Тигипко чей-то технический кандидат или реально хочет стать президентом?

Е. Филиндаш: -
Тигипко слишком серьезная фигура для того, чтобы быть техническим кандидатом. Другое дело, хочет ли он реально стать президентом, или хочет достичь определенного высокого результата на выборах, чтобы потом договариваться с потенциальным победителем. На этот вопрос ответить пока тяжело, но, на мой взгляд, у него есть потенциал, чтобы действительно бороться за победу уже на этих президентских выборах.

гость: - Кто будет следующим президентом...

Е. Филиндаш: -
Им будет новый человек. То есть не нынешний президент. Сейчас это все, что я могу с большой долей уверенности спрогнозировать. Ющенко не сможет повторить путь Кучмы и с рейтинга в 5-6 процентов, какой был у Кучмы в начале 1999 года, нарастить его до победного результата. Времена сейчас все-таки не те, что были в 1999 году.

Еще могу добавить, что единственный положительный вариант для Украины возможен в том случае, если новым президентом станет действительно новый, не встроенный в нынешнюю систему политик.