Ночная Конституция и реформа к Независимости

Ныне действующий Основной закон Украины был рожден в результате 23-часового заседания парламента утром 28 июня 1996 года. Столь беспрецедентному трудолюбию народных избранников способствовал тот факт, что накануне Президент издал указ о проведении референдума о принятии Конституции, и сомневаться в том, что Основной закон будет утвержден без участия Верховной Рады, явно не приходилось.

Наиболее острые стычки той памятной ночью проходили между правыми и левыми по вопросам языка, крымской автономии, государственной символики. Однако это уже были относительные «мелочи» – уже ранее Верховная Рада капитулировала в главном, согласившись с усилением полномочий Президента. Российский сценарий 1993 года (со стрельбой из танков по зданию парламента) в Украине, к счастью, не повторился. Тогдашний лидер Верховной Рады Александр Мороз предпочел худой мир хорошей войне.

Именно благодаря миротворческим стараниям Сан Саныча за новую Конституцию проголосовали 315 депутатов, представители всех фракций и групп, включая обладателей контрольного пакета – коммунистов и социалистов. Все они утром 28 июня были награждены орденами, а Леонид Кучма в своей поздравительной речи извинился перед депутатами за «не вполне корректное стимулирование конституционного процесса». Борьба за сильную президентскую власть закончилась полной и безоговорочной победой исполнительной ветви.

И вот вскоре после того, как Конституции исполнилось шесть лет, 24 августа 2002 года, Леонид Данилович провозгласил приоритетным переход к парламентско-президентской республике. Механизмом для этого глава государства назвал коалиционное правительство, создаваемое парламентским большинством, переход части президентских полномочий к Кабмину и Верховной Раде, а также формирование парламента на пропорциональной основе.

Тектонические сдвиги


Коренной вопрос Конституции 1996 и ее реформы 2002 - 2004 – не объем прописанных в ней гражданских прав и даже не знаковые вопросы символики, языка и крымской автономии, а система власти, точнее – ее соответствие тем социально-экономическим процессам, которые проходят в обществе.

Поэтому логику украинских конституционных метаморфоз можно понять лишь на фоне глобальных перемен, произошедших в стране за последние 13 лет.

Переход от социализма к «дикому» капитализму, который молодое государство героически совершило на наших глазах, не мог произойти без передела собственности. Оставим за скобками его «справедливость» – периоды первоначального накопления капитала в нынешних образцово-демократических странах были ничуть не лучше, только подзабылись за давностью лет.

Интересам тех, кто участвовал в разделе собственности, молодых украинских капиталистов, в этот период больше соответствовала централизованная власть, способная эффективно решать вопросы помимо популистски настроенного парламента. Избранный в 1994 году Леонид Кучма был представителем когорты «красных директоров». Союзниками юной буржуазии в деле капитализации страны стали прозападные националистические политкруги, противостоявшие левому реваншу.

Так или иначе, укрепление президентской власти отвечало интересам проведения радикальных рыночных реформ (и прежде всего – приватизации) и утверждения атрибутов независимости государства. К 2000 году эти процессы были в основном завершены. И оба ситуативных союзника – национал-демократы и национал-капиталисты – требовали продолжения банкета. Но дальше им оказалось не по пути.
Националисты требовали дальнейшего усиления прозападной ориентации страны, что противоречило экономическим интересам значительной части новорожденного украинского капитала.

К тому времени внутри национальной буржуазии прошел естественный отбор, и те, кто остался на поверхности, зарекомендовали себя эффективными менеджерами украинской промышленности, поднявшими из руин базовые отрасли. Промышленная бизнес-элита стала ощущать потребность в защите своих «заводов, газет пароходов», а также в преумножении своих богатств за счет выхода на внешние рынки. Исходя из этого, именно промышленная украинская буржуазия поневоле стала главной опорой государства и адептом его укрепления. Дальнейшая «вестернизация» внешнего курса, открытие кордонов для несопоставимо более мощного западного капитала стали угрожать интересам капитала украинского.

Попытка бархатной революции 2000 - 2001 гг., импортированной с Запада, убедила не на шутку перепуганную украинскую национальную буржуазию в том, что сильный президентский пост, такой незаменимый в эпоху большого дележа, теперь представляет для нее скорее угрозу, нежели защиту. Решительное давление, которое оказывал Вашингтон на группу лиц, сконцентрировавших в своих руках рычаги власти, могло привести к мягкому перевороту всего в два хода: 1) Президент назначает премьер-министром очередного «хозяйственника», который впоследствии оказывается лояльной креатурой Запада; 2) Президента вынуждают уйти в отставку, и западный протеже становится полновластным хозяином страны.

Спецоперация из-за океана удалась ровно наполовину, однако уже тогда всполошенные «акулы украинской промышленности» поняли, что, вне зависимости от облеченных властью персоналий, угрозу их будущему несет сама система концентрированной власти.

Именно поэтому выступление Леонида Кучмы 24 августа 2002 года не превратилось в пиаровскую контратаку накануне оппозиционной акции «Восстань, Украина!», а стало презентацией новой политики находящихся у власти политических сил.

Безумству правки нет предела

Тяжелые пробуксовки политреформы, которая скоро «отпразднует» вторую годовщину, лишний раз убедили ее идеологов, насколько это принципиально важный вопрос. Национальная буржуазия, пойдя на разумный компромисс, сумела привлечь на свою сторону левую оппозицию. Однако перевес сил оказался явным, но недостаточным. 8 апреля 2004 года, когда Украина была в одном шаге от внесения в Основной закон поправок, устанавливающих баланс между центрами власти, для этого не хватило всего 6 голосов.


23 июня 2004 года политреформа получила повторный старт. Принятый за основу законопроект №4180 направлен в Конституционный Суд и будет вынесен для голосования на осенней сессии Верховной Рады. В настоящее время во фракциях и группах, поддерживающих этот законопроект, состоит (учитывая внефракционных, голосовавших за проект 4180) 301 народный депутат. Поэтому при любых раскладах попытка внести поправки в Основной закон предпринята будет.

Однако гарантированное внедрение новых правил политической игры сторонники политреформы связывают с тем, что их ряды пополнятся за счет тех, кто сейчас ожесточенно оппонирует любым изменениям Конституции. Речь идет прежде всего о той части блока «Наша Украина», которая нуждается в стабильной политической перспективе вне зависимости от результатов реализации «американского проекта». Если случайные попутчики манящего рейтинга Виктора Ющенко (включая его самого) в случае неудачи спокойно вернутся к своим привычным делам, то профессиональные политики национал-демократического спектра не могут позволить себе так рисковать своим будущим.

Моментом истины многие называют осень, когда баланс сил между двумя основными участниками президентского забега – Виктором Ющенко и Виктором Януковичем – окончательно убедит тех, кто уже загодя начал праздновать победу прозападного кандидата, в том, что с торжествами стоит повременить. Тогда и конституционная реформа приобретет черты реального договора между всеми основными политическими силами и станет залогом их дальнейшего относительно мирного сосуществования – без попыток государственного переворота и запретов деятельности партий.

Если все сложится именно так, то через год, 28 июня 2005 года, Украина будет праздновать годовщину своей новой Конституции.

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале