…резонанс. Общество, воспринимающее историю через «идеологически выдержанный» учебник, романы Пикуля или Загребельного, склонно молча пережевывать «интеллектуальный корм».

В исторической науке встречается масса всевозможных тем, своеобразная трактовка которых, порой бывает радикально противоположной, но воспринимается некоторыми как единственная объективная реальность. Одной из подобных исторических тем является деятельность в годы войны ОУН-УПА, разнообразная информация о которой хлынула в перестроечное и постперестроечное время в сознание украинцев.

Информация эта была преимущественно восхищенного характера, повествовала о «непоколебимой позиции борцов за независимость, сражающихся как с немцами, так и с большевиками». Причем щепетильный вопрос отношений с германскими спецслужбами оставался в стороне. Это и есть наглядный пример «принципа исторической избирательности», воздействие которого на неокрепшие умы дает ошеломительный результат.

Современной «тайной за семью печатями» являются те самые связи немцев и ОУН, весьма, между прочим, интересные с точки зрения обеспечения полноценной деятельности организации в годы войны.

Откуда дровишки?

Прежде всего, что касается материальной стороны. Любое общественно-политическое движение, тем более вооруженное, опирается на некие материальные ресурсы. Оружие, боеприпасы, снаряжение, пропагандистские печатные материалы, передвижение, подразумевает внесение за них некоторого количества средств. Причем средств немалых. Где их могли взять национал-партизаны? Канадская диаспора еще не имела таких возможностей. Западные спецслужбы взялись поддерживать С. Бандеру лишь в 1949 году. Ресурсов разбитых в патриотическом порыве национал-копилок тоже бы не хватило.

Есть версия о том, что все оружие отбили у трусливых москалей. Но в своей массе боевики УПА были вооружены немецкими винтовками и карабинами, автоматами МП-38 и пулеметами МГ, к тому же, по данным нынешних историков, под знаменами ОУН воевало до 100 тысяч человек, и все были вооружены. О захвате оуновцами огромных арсеналов также ничего неизвестно, а потому логично напрашивается вывод о взаимовыгодных контактах между родственными политическими движениями…

Братья по оружию

Второй элемент исторической избирательности касается спецбатальонов СС «Ролянд» и «Нахтигаль», о которых сегодня пишут, что они занимались «охраной мостов, дорог и водохранилищ». Интересно, для чего отбором «сторожей водохранилищ» занимался шеф абвера (военная разведка) адмирал В. Канарис? А подготовку к сторожевой миссии бойцы проходили в спецшколе абвера в Нойгамере. Не стоит забывать и об особом подчинении украинских батальонов структуре СС.

Батальоны создавались при непосредственном участии краковского бюро бандеровского ОУН. Командиром одного из батальонов был нынешний герой Роман Шухевич, тот самый, что в 1943 году «перешел на работу» в УПА. В популяризированных биографиях этого персонажа, как и в художественном фильме о нем, это как-то ненароком выпадает.

Концлагерь со всеми удобствами

Но еще более любопытным является таинственное исчезновение оуновских лидеров в концентрационных лагерях, которыми кишела вся тогдашняя Европа. Концлагеря – система весьма серьезная. Тем более практичные и рентабельные немцы понимали цели и задачи их создания. Некоторые из них предназначались для уничтожения людей, а некоторые для их концентрации, то есть сосредоточения в конкретном месте.

Концлагеря стали последним пристанищем и попавших в плен советских военнослужащих, среди которых были не только простые офицеры и солдаты. Например, генералы Понеделин, Карбышев, сын Сталина Яков Джугашвили. Все они были уничтожены, несмотря на отчаянные попытки использовать их в конкретных целях.

Как гласят биографии и учебно-справочные данные современных историков, «многие лидеры ОУН находились в гитлеровских застенках и концлагерях». Таковые, без сомнения, были. Были такие, что сложили в них головы. Но стоит внимательно посмотреть на список «концентрированных», как мгновенно возникают смутные сомнения.

Во-первых, любопытно, что практически все руководство ОУН, загремевшее в нацистские концлагеря, сосредотачивалось только в двух лагерях – Бреце и Заксенхаузене, причем первый значительно отличался от лагерей смерти вроде Освенцима или Дахау, о чем свидетельствуют и немецкие источники.

Во-вторых, бросается в глаза, что в лагерях очутилось все руководство организации, славившейся своей дисциплиной и особыми конспиративными навыками. Польская спецслужба в течение почти 20 лет безуспешно отлавливала оуновцев, но достичь немецких результатов не смогла. Немцам удалось «сконцентрировать» самого руководителя С. Бандеру, референта по внешней политике А. Андриевского, начальника политико-воспитательного отдела Краевого Войскового штаба УПА Р. Волошина, руководителя организационно-мобилизационного отдела Главного штаба О. Гасина, начальника Главного Войскового штаба ОУН Д. Грицая, референта пропаганды С. Ленкавского, Краевого Проводника ОУН на юго-восточных землях З. Матлу, уполномоченного по работе в Европе Е. Онацкого и многих других. Даже руководителя второй фракции ОУН, предельно дружественной немцам, А. Мельника гитлеровские изверги заточили под домашний арест в Берлине, запретив бедняге даже посещать синематограф!

В-третьих, интересно, что немцы «арестовали и заключили в концлагеря» верхушку ОУН в период с конца 1941 по 1943 год, то есть когда положение немцев было вполне уверенным. Ни раньше ни позже. Но самое загадочное, что все арестованные и томящиеся в «жутких» концлагерях руководящие кадры ОУН не только уцелели, но и оказались на свободе в 1944 году, когда отступающим из Украины немцам была необходима сеть разведывательных и диверсионных организаций.

Тарас Боровец, создатель «Полесской Сечи» и собственно УПА, провел переговоры с немецкими резидентами Беером и Пюцом, чтобы потом быть «заключенным» все в тот же Заксенгаузен, из которого он вышел в 1944 году и создал Украинскую национальную гвардию.

Не менее любопытна судьба известного национал-публициста Петра Полтавы. Он попал в плен как красноармеец, но по выяснению был… отпущен и стал руководителем юношеской референтуры ОУН, а чуть позже начальником политико-воспитательного отдела Главного Штаба...

Все эти данные находятся не в секретных архивах КГБ, а в самых простых источниках, которые может прочесть каждый. Главное читать внимательно, а не избирательно...