…решений, принятых в последние дни – все это выглядит как самая настоящая революция. Бескровная и народная – о чем без устали твердят команда Виктора Ющенко, присоединившиеся к ним союзники и их зарубежные друзья.



17 дней, которые потрясли мир

Чуть больше двух недель после второго тура президентских выборов и до принятия Верховной Радой законопроекта о политической реформе действительно потрясли и Украину, и мир.

Но если уж «оранжевые» инициировали использование термина «революция», то и рассматривать все эти события мы будем, придерживаясь мирового исторического революционного опыта. Команда Ющенко утверждает, что произошла мирная «народная демократическая революция», толчком к которой стала фальсификация выборов. То есть народ сам, по зову сердца, «вышел защитить свой выбор».

Да, сотни тысяч людей по собственному почину приняли участие в митингах, пикетированиях и других акциях как в Киеве, так и в других городах Украины. Все они защищали свой выбор, но выбор у них был разный – о чем майдановские ораторы предпочитали умалчивать. По подсчетам Киевской мэрии, в акциях протеста в столице приняло участие около 300 - 350 тысяч приезжих, которые к тому же сменяли друг друга. К концу первой недели акции на Майдане остались в основном только гости столицы (о чем можно судить хотя бы по многочисленным табличкам с названиями населенных пунктов - сел и местечек Правобережья). А киевляне отправились зарабатывать хлеб насущный.

Поэтому применение по отношению к сторонникам Ющенко определения «народ» весьма возбуждало страсти среди тех, кто придерживался иных взглядов (у них возникал резонный вопрос: «Они – народ, а мы кто?»).

Но, так или иначе, на улицы городов и на Майдан в частности вышли очень и очень многие граждане Украины. Но так ли стихийно это все получилось?

Массы

Как-то невзначай, очень вовремя и к месту, на фоне народного протеста возникла оборудованная по последнему слову техники сцена на Майдане Незалежности, включая супермощную звуковую и видеоаппаратуру (по мнению специалистов, эксплуатация всего этого обходится в десятки тысяч долларов в день), в достаточном количестве палатки и прочее оборудование, полевые кухни. На удивление быстро, практически из ничего, родилась разветвленная структура с отделами и службами. Либо волею масс быстро овладели гениальные организаторы, либо к «оранжевой революции» готовились, причем долго и профессионально.

И люди вышли. Стояли на Майдане в мороз и сырую оттепель, глотали аспирин, согревались у костров и в «мирно захваченных» помещениях культурных учреждений. Вешали на свои автомобили оранжевую символику и жали на клаксоны. Киевляне приносили демонстрантам горячую пищу, одежду, устраивали им ночлег и ванну.

Команде Ющенко удалось вывести на улицы недовольных, которых оказалось слишком много. Конкретнее – недовольных 13-ю годами экономического кризиса, который еще далеко не стал прошлым, недовольных властью в целом (и центральной, и местной), на которую они возлагают вину за все свои проблемы.

Революция (или хотя бы массовая политическая акция) начинается тогда, когда кто-то находит способ собрать недовольных под своим знаменем, организовать их и дать им программу действия. С первым штаб «оранжевых» справился великолепно. Его удачным шагом стало то, что он сумел создать и распространить стереотип: «Ющенко за народ против власти, власть против Ющенко и народа». Прием не новый (таким же способом в свое время создавали популярность видному деятелю КПСС Ельцину). В эту короткую формулу эффективно вложили ответы на все вопросы как настоящие, так и могущие возникнуть. Ющенко не выбрали президентом? Да это фальсификация, потому что власть против Ющенко, а значит и против вас, поэтому идите и боритесь с властью за себя и за Ющенко, который за вас (и т.д.)…

Как только люди ее заглотнули, а затем решились пожертвовать своим временем «во имя правды», собрать и организовать их было уже не трудно тем, кто знал, как это делать. К тому же многие из нас всегда рады поучаствовать в съемках картины или важном историческим событии, ощутить локоть единомышленника, вырваться из монотонных будней и предаться эйфории освобождения…

Вожди и «полевые командиры»

Между стихийной акцией протеста и тем, что происходило на улицах Киева в эти дни, разница такая же, как между походом школьных друзей в лес и отдыхом на турбазе. Пение под гитару, полусырой шашлык и жужжащие в палатках комары с одной стороны – и удобные кемпинги, трехразовое питание плюс выступления артистов-гастролеров с другой.

Загодя приготовленные палатки, огромное количество одежды и бесперебойное питание, услуги врачей и парикмахеров, постоянные рок и поп-концерты – подобные условия стихийно организовать невозможно. Так же как и эффективно перемещать группы митингующих по Киеву, подбирать людей для блокирующих пикетов и т.п. Централизованная организация «революции на Майдане» видна невооруженным взглядом.

В отличие от бестолкового шатания многотысячной толпы в 2001 и 2002 годах, майдановцы на этот раз перебрасывали свои силы быстро, эффективно и своевременно концентрируя их в нужном месте. Что снова говорит о том, что хотя вожди «революции» остались прежние, невидимые организаторы народного возмущения на этот раз прошли хорошую подготовку. Без этих «полевых командиров» (как назвала их Тимошенко) акция быстро превратилась бы в бессмысленное столпотворение, а блокирование правительственных учреждений оказалось бы невозможным.

Вместе с этим, собравшихся, даже обеспечивая им питание и ночлег, было трудно удержать на месте, если бы не отлично поставленная психологическая работа. Первую неделю на Майдане чуть ли не каждые три часа объявляли тревогу, стращая людей то готовящимся разгоном лагеря, то российским спецназом. Доходило едва ли не до танковой колонны, только что прошедшей по Броварскому проспекту, или до российских подводных лодок на рейде Гидропарка. По словам некоторых участников акции, активисты «Поры» и прочие младшие «полевые командиры» Майдана говорили им, что спецназ не посмеет пойти на… детей, которых действительно было немало среди митингующих. Причем родители привели их туда, в том числе, и по просьбе вождей.

Эффективным способом удержания людей стали музыкальные программы, этакая дискотека нон-стоп. Весьма интересна и психологическая подготовка собравшихся – беспрестанным скандированием (и даже пением) лозунгов, барабанным боем. Настораживает то, что подобные методы, наравне с ограничением времени для сна, используют для обработки адептов некоторые тоталитарные секты.

И киевляне наверняка еще помнят историю с «Белым братством», которое превратило несколько сотен подростков в зомби, неистово верящих в свою Марию-Деви-Христос и разговаривавших только заученными цитатами. Применение подобных технологий нейро-психологического кодирования в ряде политических организаций и акциях уже неоднократно отмечалось специалистами, бившими по этому поводу тревогу. И это было бы не только противозаконно, но и просто нечестно по отношению к людям, которые вышли поддержать своего кандидата искренне, не ожидая от него подобных «подлав».

Например, студент КНУ Игорь Вознюк рассказал журналистам о том, чему обучали на специальном семинаре штаба В. Ющенко, на котором он присутствовал в августе этого года. В программе обучения - организация массовых беспорядков, управление людьми, рукопашный бой, нейролингвистическое программирование. «На наш вопрос, что делать, если по нас будут стрелять, они ответили, что надо выставить вперед женщин и детей», - сказал студент.

Нет демократической эйфории от происходившего в Киеве и у многих зарубежных наблюдателей. Так, Иэн Тейнор из лондонской The Guardian обратил внимание на то, что Национальный демократический институт США, Агентство международного развития США (USAID), организация «Freedom House» и Институт открытого общества Джорджа Сороса финансируют и организовывают как саму украинскую оппозицию (в т.ч. пресловутую «Пору»), так и наблюдателей, которые потом помогают обосновать «фальсификацию» выборов, прошедших не в пользу нужного кандидата, а также экзитполы. «Опросы на выходах - самый главный элемент системы. Они перехватывают инициативу в пропагандистской битве у правящего режима».

Американский публицист Патрик Бьюкенен назвал оранжевую революцию «технологией постмодернистских заговоров», нацеленных на избрание в российском "заднем дворе" из бывших советских республик вассалов Америки», и потребовал провести расследование деятельности Национального фонда за демократию и прочих организаций, «использующих тайные деньги и агентов для направления украинских выборов в нужное для них русло».

Вообще, в США может вспыхнуть нешуточный скандал в связи с тем, что конгрессмен-республиканец из Техаса Рон Пол возбудил расследование фактов финансирования кампании Ющенко американским правительством. По его данным, федеральное Агентство международного развития предоставило миллионы долларов на проект организации «Фридом хаус» под названием «Польско-американо-украинская инициатива сотрудничества», а те, в свою очередь, передали часть средств организациям в Украине, поддерживающим лидера оппозиции.

Удар оранжевого кулака

Сергей Бондарчук, задействовавший в съемках батальных сцен «Войны и мира» десятки тысяч людей, не просто делал кино – он создавал шедевр, которым пробил себе дорогу в историю. В Киеве сотни тысяч людей были собраны тоже не ради токмо выражения мнения. Такое грандиозное (и весьма дорогостоящее) мероприятие, как «оранжевая революция», было просто непростительно провалить. Так что «оранжевые вожди» действовали напористо.

Главная акция на Майдане прежде всего позволила Виктору Ющенко создать образ народной поддержки. В условиях политических игр с участием международных посредников нужны были не штурмовики, а шумящая перед телекамерами толпа. Собственно, у него и так было более 46% голосов, но теперь он мог оперировать двумя аргументами: активной поддержкой своих сторонников, которые при отсутствии бело-синих митингов в столице выглядели как единственное мнение всего народа, и верой этих сторонников в фальсификацию. А значит, требовать пересмотра итогов выборов уже не от своего имени, а от имени «народа».

Эти картинки и заявления были обращены не только в сторону действующей власти, но и (а может, и прежде всего) в сторону западных друзей Виктора Андреевича, очень пекущихся о состоянии украинской демократии. Ведь именно всевозможные представители ОБСЕ и ЕС, лидеры братских республик заставили Леонида Кучму пойти на многочисленные уступки в пользу «оранжевого лагеря».

После вердикта Верховного Суда команде «Силы народа» начало фартить еще больше. По сути, советуя Януковичу не участвовать в повторном голосовании (что автоматически делало победителем Ющенко), Леонид Кучма намекнул на возможность передачи власти «оранжевым». То есть «революция» начала доходить до своего логического финала.

И она бы состоялась, если бы не упорство Виктора Януковича, который, чувствуя за собой опору Юго-Востока, сдаваться не захотел. Поэтому дальнейшее развитие событий возложили на итоги переголосования, назначенного на 26 декабря, что, в связке с принятием политреформы, которая на самом деле вступит в силу только через 9 месяцев, сбило накал страстей.

Причем «возмущенный народ» по команде «снято, всем спасибо» тут же перестал возмущаться и с ликованием засобирался в обратный путь. Кстати, участники акций протеста говорили журналистам в камеры, что оставят свой пост только по приказу «начальства». Такой вот стихийный процесс…

Итак, «оранжевые» продемонстрировали владение самым эффективным и на сегодняшний день эксклюзивным орудием политической борьбы – живой человеческой массой, имеющейся в количестве, вполне достаточном для осуществления давления на любые объекты в регионах с доминированием сторонников Ющенко.

Стоит ли теперь рассчитывать, что если в ходе голосования 26 декабря победителем выйдет Виктор Янукович, то «оранжевая» команда законопослушно поздравит Виктора Федоровича с победой и разъедется ковать счастье своей родины? Весьма сомнительно. Потрачены большие силы и средства, и они должны окупиться. Поэтому всякое решение, не дающее победу Виктору Ющенко, будет оспорено и силой организованных народных масс продавлено нужное. Возможно, этого и не придется делать – ведь ЦИК сформирована в большинстве своем из кандидатур оппозиции, и среди них нет ни одного представителя Виктора Януковича. Так что, возможно, прибегать к активным действиям придется другой стороне…