…угадывается – кто, когда, зачем... Символы последних двух лет украинской политики, всей жизни страны – нечто особенное, при правильном их прочтении – находятся ответы на все вопросы, поскольку это – знаки безвременья.



1. «Повелитель мух»

При внимательном рассмотрении выстраивается ряд весьма любопытный: победоносная кампания проходит под знаком «копыта» (подкова счастья – это совсем другой знак), в ходе ее разразилась какая-то мутная история с отравлением, затем – не менее мутная история с фальсификациями, организованный и централизованный порядок которых никто так и не доказал. Апофеозом стала инаугурация под знаком броши из разворованной могилы. А затем в обновленной демократической и моральной стране посыпались трупы – почему-то приход к власти Л. Кравчука или Л. Кучмы человеческих жертвоприношений не требовал.

Завершение символического ряда состоялось в последнее время – духовная столица восточного православия, сердце Святой Руси попала под иго сатанистов, а носителем благодати, хранителем и распространителем священного иерусалимского огня был назначен Иван Васюник.

Согласитесь – Васюник, как источник благодати, это круто, подобную ситуацию Патриарх Тихон прокомментировал «По мощам – и елей!»...

Конечно же, эпизод с Васюником, несущим благодать «Urbi et Orbi», можно было бы списать на привычный стиль поведения новой украинской власти, никак не могущей разобраться с аксельбантами и ручными гранатами, но - все значительно сложнее и печальней.

Одна из тайн прошедшей президентской кампании – почему УПЦ МП поддержала на выборах явно неадекватную фигуру (милосердие к Варавве – это хорошо, но ведь Варавва не претендовал на звание «Царя Иудейского»). Вряд ли дело в особой любви к вышеупомянутому Варавве, чтобы так рисковать судьбами Церкви.

Еще одна тайна – роль сектантов в «Помаранчевой революции». А ведь адепты разных сект – уже всемирно известного «Посольства Божьего» Аделаджи до конспиративных тоталитарных организаций типа «Нового Братства» - не только составили костяк «Майдана», но и укомплектовали вторую его часть.

Сумма событий свидетельствует, что Украина стала еще одним полем боя, полигоном для откалибровки и испытаний технологий в весьма своеобразных глобализационных процессах.

Как известно, одной из целей глобализации является уничтожение традиционных цивилизаций, культур, систем ценностей, основанных на мировых религиях. У всех на виду война, которую США ведут против исламской цивилизации, Дар уль Ислама. Украина же стала одним из фронтов другой, более скрытой, но не менее ожесточенной войны, ведущейся в Европе против цивилизации христианской. Отказ Европарламента включить в текст европейской Конституции тезис о том, что Европа является цивилизационной территорией христианства – только верхушка айсберга. На самом деле уже пару десятилетий в Европе ведется целенаправленная, хорошо организованная пропагандистская кампания против Церкви и христианства (в этом контексте апрельская
директива Евросоюза, требующая ликвидации органов в храмах, только кажется обычной евроглупостью).

Особенность европейского похода против христианства состоит в том, что авангардом этого похода выступает гей-сообщество и конролируемые им структуры, прежде всего – Европарламент. Инцидент с Рокко Буттильйоне – отнюдь не исключение. Одно упоминание в стенах Европарламента о грехе содомском означает в современной Европе не только конец политической карьеры, но и имеет более серьезные последствия.

Украинская специфика состоит в том, что туземное гей-сообщество, помимо серьезных политических и аппаратных возможностей, не пользуется даже минимальной общественной поддержкой, точнее, воспринимается обществом вполне в духе христианской традиции. Посему для удара по устоям был выбран другой инструмент – сектантство. Украинские харизматики, протестанты, сторонники нетрадиционных конфессий составляют, по разным оценкам, от 15 до 25% населения страны. Это наиболее организованная, дисциплинированная и жестко управляемая часть общества, достаточно равномерно дислоцированная на всей территории Украины: на Западе и в Центре они «подъедают» паству традиционных конфессий, на Юго-Востоке – успешно осваивают духовные пустоши.

Сектанты в Украине оказались чрезвычайно успешными не только в силу классических преимуществ – эффективной социальной доктрины и изощренной системы вербовки неофитов, - но и в силу раскола украинского православия, а также социальной и кадровой несостоятельности его. Помимо того, что сектанты уже контролируют около четверти украинского электората, причем наиболее организованную и дисциплинированную часть его, а также являются естественными врагами традиционных конфессий, ставка на них была предопределена еще и тем, что в своей практике украинское сектантство не имеет ничего общего ни с религией в традиционном смысле, ни с христианством в частности. Примечательно и то, что духовные и управляющие центры большинства этих сект находятся в США.

Оранжевая революция сокрушила традиционалистскую политическую систему, революция сектантов разрушает традиционализм конфессиональный и цивилизационный. Оба эти процесса взаимопереплетены, они дополняют и усиливают друг друга: без массированного участия сектантов не состоялся бы киевский «Майдан», но и оккупация Киева адептами Аделаджи стала возможна только в оранжевой Украине.

Практически в каждом интервью Ющенко называет себя верующим человеком, настоящим христианином. Как он чувствует себя в сегодняшнем Киеве, осознает ли, какой «ящичек» открыл?

2. Полигон



Политических итогов выборов, как таковых, нет. Есть итоги технологические и промежуточные. С одной стороны, «оранжевым» удалось перескочить опасный барьер, с другой – выборы стали свидетельством эффективности манипулятивной демократии. Главной находкой выборов следует признать высокотехнологичное использование манипуляторами некоторых особенностей действующей власти. Вместо того, чтобы организовывать фальсификацию выборов, манипуляторы поручили действующей власти эти выборы организовывать – с присущей ей дееспособностью и компетентностью. В результате сего кропотливого труда возможности проголосовать были лишены от 1,5 до 2-х миллионов избирателей, почему-то в основном – на Юго-Востоке Украины.

Есть смысл говорить об итогах политического цикла. Главными его итогами, на наш взгляд, являются:

1. Утрата Украиной государственного суверенитета де-факто.

2. Создание политических условий для окончательного изъятия Украины из постсоветского цивилизационного пространства и превращение ее в
инструмент глобального империализма.

3. Формирование условий для окончательной ликвидации экономических,
политических и социальных структур постсоветской Украины.

Украина добровольно полностью отказалась от проведения внешней политики в национальных интересах и взяла на себя сугубо инструментальную функцию. Все внешнеполитические инициативы Украины (поход в НАТО, создание СДВ, посильное участие во взращивании конфликта между Западом и Россией и т.д.) категорически противопоказаны не только национальным интересам Украины, но и ее задекларированным евроинтеграционным устремлениям, вредят реальным интересам Евросоюза.

С одной стороны, в результате такого внешнеполитического курса Украина напрочь испортила отношения со страной, являющейся монопольным поставщиком энергоресурсов, крупнейшим рынком и кооперационным партнером – Россией. Кроме того, работает «принцип домино» – испорчены отношения со всеми соседями, кроме Польши, закрывается доступ к сырьевым ресурсам Центральной Азии и доступ к рынкам мусульманского мира, Китая и Индии. С другой стороны, Европа не нуждается в санитарном барьере, каковым, по сути, является Содружество Демократического Выбора. Также Европа не нуждается ни в зоне нестабильности на своих восточных границах, ни в новых натовцах «любой ценой». Да и отношение к НАТО у старой Европы весьма скептическое.

Таким образом, современная украинская внешняя политика является не только антироссийской, но и антиевропейской, и не имеет ничего общего с реальными национальными интересами. Подобной «адресностью» всегда отличалась польская внешняя политика, а Польша сейчас является официальным «поводырем» Украины. Следовало бы только помнить, что подобная внешняя политика уже трижды приводила польский народ к национальной катастрофе.

Подобный алгоритм характерен для всех вождей, которые вышли из той же «конюшни», что и украинские. Так революционные лидеры Сербии уничтожают собственную страну – ведь понятно, что после Косово и Черногории последует Санджак, долина Лесковаца, Воеводина – идет расчистка территории под «Великую Албанию», государство косовской наркомафии, которое в будущем должно взорвать объединеннную Европу. Так тбилисский вождь, солируя в деле «закошмаривания» России, лишает собственную страну единственного доступного ей рынка.

Складывается целостная картина - марионетки, исполняя хозяйский заказ, наносят непоправимый ущерб собственным странам. Но если грузинам за это хотя бы платят, взяв страну фактически на содержание, то ради чего надрываются вожди украинские – «тайна сия велика есть».

Украина теряет суверенитет экономический:

- утрачены возможности влияния на формирование экономической среды (цены на энергоносители, доступ к рынкам, тарифная политика),

- постепенно теряется контроль над национальной финансовой системой,

- утерян контроль над внутренним рынком и, в связи с развалом государственного механизма, утеряна способность вести целостную экономическую политику.

Украина теряет суверенитет институциональный. В Украине фактически не осталось эффективных государственных институтов, которые занимались бы своими прямыми обязанностями. В сочетании с развалом конституционного и правового поля Украина сегодня представляет собой не государство, а слабо управляемые территории.

Уже много говорилось об «оранжевой» коррупции. В последнем цикле она вышла на качественно новый уровень, приобрела институциональный характер. Украинские государственные структуры сейчас, по сути, функционируют в режиме коррупционных корпораций. Особое украинское «ноу-хау» – перевод государственной кадровой политики в аукционный режим, причем главные аукционеры – Буца и Васюник – главным упущением считают то, что некоторые назначения в силовых структурах проходят мимо их аукциона. Или же разыгрываются на других.

Еще одно интересное изобретение – внедрение в украинскую жизнь африканских традиций, в частности, трайбализма. Галицийские ларечники, ставшие, помимо «хунвейбинов» из Киево-Могилянской академии, главным кадровым резервом «оранжевой» власти, получив должность, немедленно перетягивают в оккупированное ведомство не только родственников, но и родные села в полном составе.
Растет и пухнет грозовая туча над августейшим семейством. Даже Президент перестал уже нести чепуху о «чистых руках». Только Луценко еще суетится, пытаясь предотвратить надвигающиеся со всех сторон скандалы, в чем уподобляется легендарному голландскому мальчику возле дамбы. Так здесь же не дырка – пропасть, и самое главное – страна оказывается слишком бедной для удовлетворения аппетитов всего семейства.

В ходе коалициады все ее участники убедительно демонстрируют ошалевшему населению блистательное отсутствие патриотизма, государственного мышления и принципов. Происходит тотальная самодискредитация новой политической элиты, излечивающая от последних иллюзий.

И тут возникает вопрос: почему на все это спокойно смотрят американцы – ведь они обычно стараются держать свою клиентелу в рамках приличий?

Ответ может быть только один: это значит, что они не связывают со всей этой публикой никаких планов на будущее и заинтересованы в ее самодискредитации и самоликвидации, что уже существует следующая обойма и современная политическая элита является не более, чем удобрением для ее взращивания.

Еще один вопрос – каков запас прочности у страны? Между тем, в июне заканчивается запас прочности экономики, созданный в постсоветской Украине Кучмы. И страна войдет в новую реальность, в то, что полтора года строили «оранжевые».

3. Пауки баночные

Развитие украинской политической ситуации в следующем цикле будет определяться следующими факторами:

3.1. Внешние проекции.

«Фултоновская» речь Чейни в Вильнюсе достаточно четко определила место Украины в планах вашингтонских стратегов: штрафной батальон в новой холодной войне и плацдарм для оперативного развертывания. Даже рубеж атаки был определен – обострение газового конфликта с Россией. Интерес представляет не сам факт подобного заявления, интерес представляет ответ на вопрос: почему именно сейчас США пошли на эскалацию конфликта? Полагаем, что главным побудительным мотивом была необходимость спасения доллара. Ни для кого не секрет, что собственно экономической составляющей там давно уже практически нет. Реально доллар сегодня является отображением сугубо военно-политической мощи всемирной империи. В феврале-мае прозвучало несколько крайне интересных заявлений:

- Президент Ирана заявил о намерении создать нефтяную биржу, где торговля будет происходить исключительно за «евро»;

- руководство России заявило, что доллар не является единственной всемирной резервной валютой;

- стало известно, что страны Юго-Восточной Азии собираются ввести собственную региональную валюту – акю.
Все это происходило на фоне дальнейшего укрепления «евро», имеющего, в отличие от доллара, реальное экономическое наполнение. Таким образом, под угрозой оказалась главная отрасль экономики США – экспорт резаной крашеной бумаги.

Примечательно и то, что попытка восстановления имперского статус-кво в исполнении Чейни не была поддержана ни одной страной.

Вторая причина – срочно нужен враг. Глобальная пятилетняя операция американских спецслужб убедительно доказала, что никакой всемирной террористической сети нет. В связи с чем становится крайне сложно объяснить, зачем нужен такой силовой комплекс, затраты на который превышают совокупные военные расходы всего остального мира. Эта война уже названа «прохладной», цель ее – подтверждение глобального имперского статуса США, Украина не только добровольно ввязывается в абсолютно ненужную ей войну, но и изъявила готовность стать главным полем боя.

Главная кремлевская версия, объясняющая двухсерийный провал – уступили под давлением превосходящих сил противника, все было сделано правильно, но американцы задавили массой. Это называется ложью во спасение, правда, непонятно кого.

На самом деле в плане ресурсном, организационном, пропагандистском, при массовой поддержке населения – возможности России на порядок превосходили и превосходят американские. Вопрос стоял только в том, как их использовать. Причины провалов – сугубо субъективные. Проще говоря, там, где требовались люди калибра Сесила Родса и Китченера или же – просто компетентные честные профессионалы, – оказались Павловский и Черномырдин.

Складывается впечатление, что вся украинская политика Кремля, усилиями некоей группы лиц, превращена в гигантскую аферу, причем в аферу с привкусом шизофрении. Последняя иллюстрация: правая рука в лице Партии регионов гасит естественных союзников – Блок Литвина, Блок Витренко, перекрывает электоральное поле «эсдекам». В это же время рука левая, вооружившись чемоданами, бегает вокруг Центризбиркома и Верховного Суда Украины, пытаясь ту же Витренко «отмазать».

Особое недоумение все это вызывает при сравнении с другими направлениями российской политики – в Закавказье, Средней Азии, Европе Россия оказывается способной и подобрать адекватные кадры, и проводить жесткую, разумную, эффективную политику.

Сон разума украинской политики Кремля присутствует во всем, от подбора презентационных фигур до спикеров этой политики, ведь именно хамство всех этих марковых и затулиных стало одним из важнейших факторов того, что украинское общество и политикум в целом отказали Москве в доверии.

Избранная Москвой стратегия – загнать Украину в средневековье – конечно же реализуема, тем более, что негласным партнером в реализации этой стратегии выступает украинская «оранжевая» власть. Вопрос в том, разумна ли она, соответствует ли высшей цели – сохранению цивилизационного единства? Мы полагаем, что в этом случае сработает алгоритм из дзю-до – обрушение экономики Украины будет использовано другой стороной для разжигания антироссийских настроений, культивации массового апокалиптического психоза и для решения на этой волне вопроса о вступлении Украины в НАТО.

Самое печальное – Кремль уже потерял в Украине политическую инициативу и стремительно теряет оперативное пространство, отставая в темпе на несколько ходов. В то время, как США готовят вторую фазу «украинского проекта», постепенно выводя на игровое поле новый набор фигур, Россия остается с тем же набором отыгранных и заведомо бесперспективных фигур, структур, идей.

Европейская проекция на Украину пока что ограничивается вялыми попытками отбиться от революционного евроинтеграционного напора украинских вождей. Отдельно следует отметить разве что активизацию Германии, причем это уже вторая попытка активизации. В первый раз Шредер «обломился» на фигуре, которую Путин предложил ему в качестве совместного украинского «проекта». Во втором заходе Германия рассчитывает на переориентацию некоторых «оранжевых» вождей, которые должны понять, что слепое следование указаниям Вашингтона грозит не только национальной, но и персональной катастрофой.

3.2. Фактор экономики

Все наблюдатели согласны с тем, что Украина вступает в полосу тяжелейшего экономического кризиса. Его слагаемые очевидны:

- неконтролируемый и неуправляемый рост цен на энергоресурсы;
- потеря рынков;
- популистская удавка гипертрофированных социальных обязательств;
- структурный дисбаланс и политика подавления собственного товаропроизводителя;
- потеря контроля над внутренним рынком;
- отсутствие ценовой и тарифной политики;
- ухудшение инвестиционного климата.

Даже имея запас прочности, созданный в постсоветсткой Украине, «оранжевые» умудрились обеспечить нарастающее негативное сальдо во внешней торговле, сокращение на четверть золотовалютных запасов страны и, впервые в новейшей украинской истории, негативный платежный баланс.

Ситуация усугубляется развалом государственных механизмов и тотальной коррупцией, но наибольшую опасность для экономики несет очередной виток политики «революционной целесообразности»: во внутривидовой борьбе в «оранжевом» лагере экономика снова будет использоваться в качестве инструмента – «люби друзи» готовы ввергнуть страну в дефолт, лишь бы свергнуть правительство Тимошенко, сама же Тимошенко готова «добить» экономику, дабы провести очередную популистскую «раздачу пайков» перед досрочными президентскими выборами.

Даже появись сейчас в Украине экономический гений, он ничего не смог бы сделать для микширования кризиса – в рамках существующего внешнеполитического контура и отсутствия рычагов управления страной и экономикой. Но современная украинская политическая элита и не собирается ничего делать для спасения экономики, речь идет исключительно об использовании кризиса в собственных интересах. При таком подходе то, что вырисовывалось как экономический кризис, вполне может перерасти в коллапс.

Уже наблюдается массовое сворачивание инвестиционных процессов, деньги «бегут» из производства и из «длинных» проектов. В этой связи осенью-зимой сложится парадоксальная ситуация – если, ценой обрушения гривны, возможно, удастся удержать социальную сферу и обеспечить хотя бы частичную выплату пенсий и зарплат бюджетникам, то экономически активная часть населения окажется в ситуации безвыходной. И потянутся очередные миллионы «рабов» на Запад и на Восток, вдохновляемые речами Ющенко об уникальном инвестиционном климате в стране и о созданном на голом месте миллионе рабочих мест.

3.3. Фактор персонажей

Политическая ситуация в Украине будет развиваться как результирующая сумма взаимоотношений в треугольнике Ющенко - Тимошенко - коллективный разум Партии регионов. Как бы ни складывались эти взаимоотношения, вне зависимости от конфигурации союзов, определилась логика развития ситуации:

- любая властная коалиция любого формата будет временной и нестабильной;

- форма правления, установленная в результате так называемой конституционной реформы, является наиболее неподходящей для Украины (парламентская республика – вообще не лучший инструмент для трансформирования переходных обществ), поскольку фактически закрепляет и усиливает цивилизационный раскол и превращает его в
главный фактор внутренней политики;

- Украина, в силу специфического состава политической элиты, обречена на долгие годы дрейфа между олигархатом и авторитаризмом;

- можно утверждать, что демократический эксперимент в Украине провалился, побочным следствием чего станет полная и окончательная дискредитация самой идеи украинской государственности.

Конечно же, выйти за рамки этого заколдованного круга можно – требуется только немножко патриотизма, государственного мышления, провиденциальности и где-то – фанатизма. Поскольку новая государственная элита страны со всеми этими понятиями несоотносима – итоги процесса очевидны.

Не может не вызвать сочувствия вид того, как подобно античному герою, сражавшемуся с многоголовой гидрой, Президент Украины уже полтора года борется с собственным Секретариатом, пытаясь добиться от него хоть чего-нибудь. Битва эта безнадежна по двум причинам:

- возможность создания из собранного на Банковой контингента дееспособного органа госуправления приблизительно такая же, как формирования олимпийской спринтерской команды из инвалидов, назначить их спринтерами можно, а вот заставить бежать – никак.

- За полтора года Ющенко так и не понял, что главная проблема Секретариата Президента – сам Президент.

Полагаем абсолютно безосновательными претензии к Ющенко как со стороны его сторонников, так и противников, требующих проведения какой-то политики, или же ее изменения. Ющенко никакую политику не проводит, поскольку играет президента, а не является им. Человек просто профнепригоден.

Возникает вопрос, на чем держится деятель, разваливший государство, дискредитировавший все, что провозгласил и за что брался, и чей уровень поддержки в обществе упал ниже 10%. Ющенко сейчас держится на взаимной ненависти и недоверии основных группировок новой украинской элиты и на поддержке США, для которых он является символом адекватности и эффективности политики экспорта демократии. Кроме того, Ющенко важен для американцев и в оперативном плане, в качестве местоблюстителя - до вывода на политическую арену следующей политической фигуры. Но не более того. Дедлайн для Ющенко – вступление Украины в НАТО, после чего его уберут «по состоянию здоровья», загрузив попутно всем политическим и пропагандистским негативом «американского проекта».

Что движет Ющенко? Сейчас – только сумма страхов и их иерархия. Что страшнее – Тимошенко-премьер или Тимошенко в оппозиции, занимающаяся августейшим семейством? «Регионалы», с их чугунной поступью, – во власти или в оппозиции?
«Хозяин» требует «оранжевой» коалиции, а интересы сиюминутного выживания – коалиции с «регионалами».

Генеральный план Ющенко состоит в том, чтобы, постоянно балансируя на вражде и недоверии между основными элитными группами, дождаться последовательной дискредитации их – и «оранжевых», и «регионалов», в результате чего через год Ющенко должен остаться единственным фактором стабильности, источником власти и автоматически обеспечить себе переизбрание и возвращение полномочий.

Сей грандиозный план основан на уверенности в том, что, занимаясь друг другом, украинские «коалиционеры» оставят его в покое и что никто не призовет Президента к ответу за то, что происходит и будет происходить в стране.

Между тем наступает политическая агония президентства Ющенко, в следующем цикле формирования новой властной конфигурации его просто вынесут за скобки, а внешнеполитическая поддержка закончится.

Складывается впечатление, что игра в премьерский ремикс со стороны Ю. Тимошенко является грандиозным блефом. Делая вид, что борется за кресло премьера, постоянно выбрасывая новые провокационные схемы, переговорный процесс усложняющие, Тимошенко на самом деле в премьеры не собирается и использует «коалициаду» для дискредитации и Ющенко, и «регионалов», чем решает более важную задачу – формирует внешнеполитическую систему поддержки своих дальнейших шагов.

Конечно же, Ю. Тимошенко нужна власть, но – вся власть, власть реальная. А не крайне двусмысленное положение «зиц-канцлера» со спикером Порошенко или Ехануровым, мощным враждебным лобби в парламенте и опостылевшим Ющенко на Банковой, а главное – с очевидной перспективой к концу года раз и навсегда ответить за «успехи» экономической политики и завершить политическую карьеру. Поэтому в «коалициаде» и «премьериаде» у Ю. Тимошенко целей нет. Это ее инструменты.

На американской линии ей необходимо добиться признания как более эффективного инструмента реализации интересов США, чем Ющенко. Будем считать, что эта теорема уже доказана. Что отнюдь не означает готовности США поставить на Ю. Тимошенко как на следующую фигуру.

На восточном векторе задача Ю. Тимошенко состоит в том, чтобы доказать бОльшую свою приемлемость и надежность для сотрудничества по сравнению с «донецкими». После того, как в ходе «коалициады» «регионалы» изъявили готовность отказаться от таких принципиальных позиций, как позиция по НАТО, содействовать укреплению Ющенко и даже его переизбранию, – доказательство сей теоремы тоже не слишком сложно и происходит весьма успешно.

С одной стороны, Тимошенко блестяще переиграла своих противников – прежде всего интеллектуально. Они так и не поняли, что их главная цель – это не «не пустить Юлю в премьеры», а не дать ей красиво, со всеми козырями на руках, уйти в оппозицию.

С другой стороны, у Тимошенко нет системной политической поддержки, ее главный козырь – «любовь народная», что в украинских условиях есть явлением зыбким и временным.

Запас политической прочности у Тимошенко – не более чем полтора года, поэтому она вынуждена играть «блицкриг», разрешив «любым друзям» сорвать «оранжевую» коалицию и, окончательно дискредитируя их перед США, приступать к организации тотальных досрочных перевыборов на волне массового общественного недовольства.

В то же время есть несколько «но», ставящих под сомнение и этот «генеральный план». Да, внешнеполитическая активность Тимошенко (кроме вышеупомянутых есть еще и германская линия, где все идет тоже хорошо) результативна, но именно бурность и многовекторность этой активности несколько настораживают всех партнеров... Да, как менеджер, Тимошенко, безусловно, на порядок превосходит Ющенко, что, в принципе, не сложно. Но она же неоднократно демонстрировала полную неспособность управлять государством. Да, у Тимошенко существует эффективная команда, но ее кадровая политика является развитием творческих подходов незабвенного П.И. Лазаренко: если у Лазаренко люди делились на рабов и врагов, то здесь существует страта «влюбленных рабов». Главным, что сорвало генеральный план Тимошенко, оказывается позиция США, которые воспринимают формулу оранжевой коалиции вполне всерьез и которым нужна в Украине эффективная исполнительная команда для реализации вышеупомянутых стратегических целей. Таким образом, Тимошенко рискует дождаться справедливости, получить то, на чем блеф строился. А тогда сразу возникает ряд неразрешимых коллизий: сажать Ивченко в тюрьму, разрушая самой «оранжевую коалицию», или же брать на себя политическую ответственность за уже неотвратимые сто Алчевсков...

Наконец, «донецкие». В августе прошлого года ситуация складывалась так, что Партия регионов могла стать стержнем мощной коалиции, которая сокрушила бы «оранжевый эксперимент». Сегодня – историческая миссия «регионалов» сводится к настоятельным и многозначительным просьбам взять их в правящую коалицию – на любых условиях. Потеря лица, статуса, возможностей продолжается. Вся стратегия «донецких» построена на представлении о том, что без них не обойдутся. Что невозможно выстроить стабильную властную систему без их участия и преодолеть цивилизационный раскол, игнорируя позиции населения Юго-Востока. Ошибочно само представление о том, что здесь кто-то собирается что-то и строить и что-либо сглаживать.

Вся проблема состоит в непонимании нескольких аксиом:

- ни одна из внешнеполитических проекций не заинтересована в сценарии стабилизации Украины;

- никогда, ни при каких условиях США не собираются воспринимать «донецких» как политических партнеров, допускать их легитимизацию, а тем более – разрешать доступ к реальной власти;

- своей скоропалительной готовностью стабилизировать и укреплять Ющенко, отказаться от антинатовской позиции они перечеркнули себя как пророссийскую силу и доказали, что у них нет ни принципов, ни убеждений;

- имеющиеся в наличии лидеры, публичная часть «донецких» никогда не будет ничем бОльшим, чем спарринг-партнерами для чужих игр.

Конечно же, «донецких» никто не собирается игнорировать, все собираются их использовать.

4. Сюжеты

При всем громадье генштабистских планов основных украинских политигроков – все эти планы нереализуемы, поскольку не учитывают самого главного фактора – украинской действительности.

Между тем, поле применения высшей политики в Украине стремительно сужается, она уже не находит никакого отклика, кроме недоумения и отторжения общества, на нее все меньшее внимание обращают региональные элиты. Развал государственности и госаппарата, бывшего, по сути, единственным фактором объединения страны, герметизирует киевскую политику, превращает ее в нечто, сильно напоминающее интриги «в резервации». Украинский политикум безвозвратно теряет связь со страной и обществом.

Реальный сюжет цикла состоит в окончательном разрушении постсоветской Украины, всех ее структур и составляющих. Но если в других постсоциалистических странах такое разрушение происходило вследствие естественного процесса, вследствие зарождения и становления новых систем, то в Украине это сугубо волюнтаристский процесс, результатом которого являются разрушение и деградация, а не появление нового качества.

Второй сюжет – борьба олигархата с авторитаристскими тенденциями в обществе и политикуме. В этом цикле у украинского олигархата нет никаких шансов. Экономический кризис ударит в первую очередь по его ресурсной базе, а также складывается благоприятная ситуация для того, чтобы именно на олигархат возложить ответственность за грядущие беды.

Сюжет третий – это сюжет паузы. В реальности новому украинскому политическому классу предопределена только одна миссия – завершить разрушение постсоветской Украины и погибнуть под ее руинами, очистить пространство. Двухлетнего периода хаоса и разрушения не переживет ни один из действующих политических лидеров, ни одна из крупных политструктур. Парадокс ситуации состоит в том, что все украинские игроки планируют свои действия исходя из стандартной «двухходовки»: сначала придет правительство-камикадзе, через полгода его свалят, после чего сформируется стабилизационная коалиция, которая и станет настоящей властью надолго. Тот кризис, в который входит Украина, сожрет не только стабилизационную коалицию, но и все последующие. Пока миру и обществу убедительно не будет доказано, что имеющаяся в наличии политическая элита несостоятельна, недееспособна и представляет опасность и для страны, и для мира.

Общий алгоритм цикла – разнознаменные «ледоколы революции» продолжают борьбу за власть, завершая расчистку территории. При этом каждый будет считать, что расчищает территорию под себя. После этого наступит время для реализации второй фазы американского «проекта».

5. Вариант «Крошка Цахес»

Через полтора года Украина будет представлять собой типичное «failed state» с разрушенной и разоренной экономикой, разваленной государственной системой, причем оставшиеся госинституты будут функционировать в «мародерском режиме». Общество будет представлять собой люмпенизированную обозленную массу, не испытывающую ни малейшего доверия ни к кому из политиков. В качестве врага этому обществу сначала будет предъявлен Ющенко, затем – олигархи, затем – кто подвернется, пока окончательно и бесповоротно не будет дискредитирован весь политический класс страны.

Крах государственных институтов, крах постсоветской экономики, дискредитация традиционного общественного политического спектра – в сумме получается идеально расчищенная территория, буквально вопиющая: «придите и владейте нами».

Придет тот, кто будет к этому наиболее готов, у кого будет выстроена структура следующего цикла, у кого к этому будет подготовлена новая политическая обойма.

Чрезвычайно важно, что на задний план к этому времени уйдут все политические и идеологические предпочтения в обществе, тотальная нищета объединит страну, главным мотивом любого выбора будет сугубо экономический.

В этот момент и появится новый «спаситель» – экономический гений, украинский Эрхардт. Если учесть, что к этому времени как раз будет достигнуто дно – каждый шаг нового «спасителя» окажется эффективным и облегчающим судьбу народа. А если «спаситель», помимо уникальной компетентности, продемонстрирует еще и честность, скромность, рафинированную современность, то есть будет полным антиподом Ющенко, – эффект окажется не менее оглушительным, чем у Путина по сравнению с Ельциным. Следует учитывать, что «Крошка Цахес» – проект не просто американский, он имеет серьезное этноконфессиональное содержание. Все знают о влиянии на украинскую политику США украинской и польской диаспор. Между тем, их влияние и авторитет резко упали. А ведь в США существует еще одна группа, имеющая законное право считать Украину своей исторической Родиной - здесь находятся священные могилы этой группы. Речь идет о хасидах, ведь Украина является частью их Отечества - Страны Ашкенази. Хасиды в США сегодня - это неограниченные финансовые ресурсы и влияние, соизмеримое с тем, что имеет традиционный иудаизм, представленный Израилем. Политический проект, поддержанный хасидами, изначально имеет то, чего катастрофически не хватало «проекту Ющенко» – серьезности и основательности. Такой проект может быть действительно поддержан ресурсами высшего порядка и способен сформировать устойчивую, жесткую и эффективную государственность, в которой такие проблемы, как, к примеру, собственность на ГТС, будут решаться быстро и навсегда, не в ивченковском стиле.

Этот проект реализуется уже достаточно длительное время – около четырех лет.

Наступает эндшпиль.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале