…Академии Наук Украины, лидер Народной партии Владимир Литвин. Отвечая на вопросы читателей в ходе видео-интернет-конференции Владимир Михайлович рассказал, что ждет тандем Ющенко-Янукович, почему неудачи преследуют Юлию Тимошенко, как он относится к нынешнему спикеру Александру Морозу и многом, очень многом другом.

«Надо обладать большим мастерством, чтобы дискредитировать себя и свою политику за несколько месяцев»

Игорь Заворотнюк: – Здравствуйте, Владимир Михайлович! Очень интересно услышать Ваше мнение по поводу нового-старого спикера Александра Мороза. Успел ли он уже «наломать дров», например, или еще нет? В чем его действия ошибочны, а в чем верны? И, кстати, как Вы думаете, удастся ли ему сохранить после известных событий в целости и сохранности Соцпартию? Или все-таки стоит ожидать «Большого исхода» во главе с Винским и Ко?

В. Литвин: – Я думаю, что это, собственно, проблемы Социалистической партии, и с этической точки зрения я бы не хотел комментировать действия Александра Мороза. Одно могу сказать: плох тот политик, который не стремится к тому, чтобы иметь возможность для реализации своей политической линии. То есть к занятию соответствующей должности. Но я думаю, при этом надо соблюдать хотя бы минимум морали. Хотя бы для приличия.

Михась: – Уважаемый Владимир Михайлович! Как известно, рукописи не горят. В марте нынешнего года из этих самых рукописей стало известно, что вы в 2001 году за один (!) день пребывания в Югославии получили статус участника боевых действий со всеми вытекающими отсюда льготами. Хотя Вы не имели на то права, ведь не сделали в Югославии ни одного выстрела и не получили ранения. У меня такой вопрос: сохранили ли вы себе этот статус и не стыдно ли вам пользоваться такими же льготами, какими пользуются, например, «афганцы»?

В. Литвин: – Очевидно, не рукописи не горят, а документы не горят. Я хочу ответить уважаемому Михасю, что я не получал никаких документов по этому поводу и никакими льготами не пользуюсь. Я думаю, что это очень легко проверяется. А согласно нашим законам, которые, замечу, принимал не я, человек, побывавший в зоне боевых действий, имеет право на получение соответствующих прав. Увы, это наши законы. Я ими не воспользовался и чувствую себя спокойно.

Никита Боярский: – Сейчас, по прошествии пяти месяцев со дня парламентских выборов, в чем вы видите причины проигрыша блока вашего имени? Во всем ли виновны одни лишь «фальсификаторы»?

В. Литвин: – Я бы слово фальсификаторы писал без кавычек. Для этого у меня есть более чем достаточно оснований. Я исхожу из того, что необходимо было достигать такого результата, который не смогли бы перебить никакие фальсификации. Об этом я неоднократно говорил и говорю своим соратникам.

К другим причинам я отношу то, что политика, которую мы исповедовали, на данный момент не была востребована. Зато сегодня на эту тему только и говорят украинские политики. Были допущены просчеты в том, что называется «кадровый вопрос». О причинах того, что партия оказалась вне парламента, можно прочитать на сайте партии мой доклад.

Но при этом замечу, что по количеству депутатов в местных органах власти Народная партия занимает первое место. А это, я думаю, наиболее убедительное свидетельство того, что подсчеты результатов голосования за партии в части избрания в Верховный Совет были сфальсифицированы. Так что не бойтесь снимать кавычки, уважаемый коллега, в слове фальсификации.

Андрей: – Господин Литвин, ваша семья, помнится, поддерживала Майдан, носила его участникам продукты. Переживает ли она сейчас такое же разочарование, как многие из тех, кто поддерживал майдан?

В. Литвин: – Переживает разочарование, причем большое. Потому что высокие принципы, о которых шла речь на Майдане, не были воплощены в жизнь. Я думаю, что разочарование в оранжевой власти переживает вся страна. Просто надо, наверное, обладать большим мастерством, чтобы дискредитировать себя и свою политику за несколько месяцев.

Сергій: – Скажіть, будь-ласка, чи вважаєте Ви лідера СПУ Мороза зрадником, або, як зараз часто говорять «помаранчеві» депутати, «Іудою»?

В. Литвин: – Я приєднуюсь до тієї думки, яка домінує з цього приводу в українському політикумі. Безвідносно до цього запитання можу сказати, що не можна за будь-які доленосні рішення брати гроші і водночас говорити про мораль. На превеликий жаль, можна констатувати, що українська політика не є моральною.

Сергей Б.: – Здравствуйте, Владимир Михайлович! Для меня непонятно следующее. На момент выборов ВР общество в Украине достаточно четко поляризовалось в отношении двух «команд» – «оранжевой» и «голубой». Люди еще не «отошли» от идеологии «победа или смерть!» (и по сей день этот принцип пытается соблюдать несколько команд, в частности – БЮТ, ПСПУ). Любая «примиренческая» позиция четко трактовалась как слабая или пораженческая. Ваша позиция и заслуги в примирении политсил на выборах президента неоспоримы, однако это было почти год тому (по отношению к выборам в ВР).

Вы опытный политик и просто обязаны были «шкурой почувствовать» эту ситуацию и действовать соответственно. Однако Вы остались на прежнем месте. Как вы это можете объяснить – сознательная позиция, принципиальное неприятие статуса «борющейся стороны», что и привело к достаточно очевидному результату; или это ошибка, и чья – лично Ваша или команды?


В. Литвин: – Ну Вы знаете, если бы мы имели положительный результат, это была бы заслуга команды. А если поражение – это, совершенно очевидно, моя вина. Но главное – не зацикливаться на результатах выборов, а извлечь уроки и идти вперед. Тема выборов для меня уже закрыта. Я думаю о будущем.

«Предпринимаются активные попытки в части моей политической нейтрализации»

Ольга Иванова: – Вы сейчас оппозиционер или нет? Если вы в оппозиции, то нет ли у вас в планах объединения усилий с Юлией Тимошенко?

В. Литвин: – Я этот вопрос еще не изучал – относительно сотрудничества с Тимошенко. К сожалению, нас очень многое разделяет. Если наши оценки действий власти будут совпадать, то, очевидно, в ряде вопросов мы можем выступать с общей позиции. Фактически, сегодня Народная партия является внепарламентской оппозицией. Рассчитываю, что именно такое решение мы примем на съезде партии. И в соответствии с этим будем осуществлять нашу работу.

Практик: – Владимир Михайлович! Не раз приходилось слышать, что без вашего участия Майдан не закончился бы мирным третьим туром. Вы увлекли за собой бюрократию, номенклатуру, широко представленную в Раде-2004, и поспособствовали легитимизации победы Виктора Ющенко. Не жалеете сейчас о том, что сделали? Ведь вы так и не нашли потом пристанища ни у «бело-голубых», ни у «оранжевых».

В. Литвин: – Для меня странно звучит постановка вашего вопроса. Это свидетельство того, что вы совершенно меня не знаете. Я достаточно самостоятельный человек и политик, чтобы искать пристанище где-либо. Тем более, что люди, олицетворяющие один и другой лагерь, в свое время получали от меня соответствующую поддержку в назначении и продвижении по службе.

Отстаивая и реализуя свое видение развития ситуации в Украине в 2004 году, я не думал о благе тех или иных политиков. Я думал в целом о стране. И это не высокие слова. Это сегодня всё кажется простым и очевидным, но почему-то в дни политического кризиса я не видел людей, которые сегодня раздают оценки.

Андрей Петрович: – Уважаемый Владимир Михайлович! Хотелось бы услышать ваше экспертное мнение по поводу оранжево-синего «дуумвирата» с красно-розовыми вкраплениями, который сложился сейчас во власти. Почему он сложился и что его ждет? Когда и на чем это образование споткнется? История, наверное, знает такие примеры.

В. Литвин: – В силу своей специфики мы обречены на компромиссы. Но это должны быть компромиссы для решения проблем, а не компромиссы принципов. В данном случае мы имеем сговор руководителей политических сил с целью деления страны на сферы влияния через соответствующее представительство в органах власти. Все знают о том, на каких принципах и за счет чего была сформирована Антикризисная коалиция, которая взяла в управление Украину. Я не думаю, что такое искусственное образование на принципах договоренностей относительно кадровых назначений может быть долговечным и принесет пользу стране.

Виолетта: – Уважаемый Владимир Михайлович, Вы знаете всё, обо всех и обо всём, что происходит в нашем годарстве. Кто Вам помешал стать народным депутатом? Или это ваш тактический ход? Спасибо за ответ. Удачи во всём. Виолетта.

В. Литвин: – Будем считать, что это тактический ход для того, чтобы разобраться в себе и в своем окружении, которое в последнее время висело у меня, что называется, на руках.

Инна Гресь: – Как вы относитесь к приданию русскому языку статуса государственного?

В. Литвин: – Совершенно очевидно, что если русский язык получит статус государственного наравне с украинским, у нас будет один государственный язык – русский. Потому что в современных условиях язык – это конкуренция. И, опять-таки, совершенно очевидно, что сегодня украинский язык неконкурентоспособен.

Я категорически против того, чтобы защищать украинский язык, воюя с русским языком, и наоборот. Я за то, чтобы сегодня людям дали возможность общаться на том языке, на котором им это удобно. Я категорически против украинизации или русификации с точки зрения наших политиков. Я категорически за то, чтобы мы неукоснительно придерживались законов по языковому вопросу. Тогда у нас не будет возникать никаких проблем на эту тему.

Поэтому для начала нашим политикам необходимо прочитать законодательные акты, касающиеся языковой проблематики. Как правило, языковую тему педалируют люди, которые не владеют на достаточном уровне ни одним языком.

Алёна: – Будете ли вы участвовать в президентских выборах?

В. Литвин: – Партия будет участвовать в президентской кампании, равно как и во всех других политических кампаниях. Конечно, при одном условии: если власть не загонит нас за Можайск. Потому что активные попытки в этом направлении предпринимаются, и прежде всего, в части моей политической нейтрализации. Но я убежден, что мы выстоим, а это уже будет половина победы.

Семен: – Кем бы вы предпочли стать – президентом Академии наук или народным депутатом, пусть даже лидером фракции?

В. Литвин: – Я предпочитал бы до следующих выборов сохранить нынешний статус-кво. Для того, чтобы многое переосмыслить и наладить работу по-новому. Что касается Академии Наук, то меня полностью устраивает мой нынешний статус, и в моих планах не значится участие в будущем избрании или переизбрании президента НАН Украины. Сегодняшний день и будущее Академии полностью связаны с именем Бориса Евгеньевича Патона.

Леся Покальчук: – Как теперь проходит ваш обычный день? Чем он отличается от обычного дня спикера?

В. Литвин: – Просыпаюсь около семи часов утра. В 7:30 начинаю плавать. В 8:30 заканчиваю плавание, после этого отправляюсь в парикмахерскую. На это уходит полчаса времени. Затем еду в Академию наук. Далее – рабочий день. Заканчиваю рабочий день где-то в 20:00. Дважды в неделю играю в футбол. В воскресенье посещаю книжный рынок. И продовольственный рынок – делаю закупки. И книги, и продукты. Раз в неделю проведываю своих лошадей.

Живу напряженной жизнью. Очень много читаю. Появилось больше времени общаться с семьей. Сын сказал фразу, которая запала мне в душу: «Отец вернулся в семью». Естественно, уделяю достаточно много внимания партийной деятельности. Езжу по регионам. Встречаюсь с активом, журналистами, общаюсь с людьми. От них можно получить наиболее точную характеристику того, что происходит в стране. Это важно.

Алексей Потехин: – Владимир Михайлович, а вы когда общались последний раз с Леонидом Кучмой? И вообще, с кем из известных политиков вы в приятельских отношениях? Спасибо!

В. Литвин: – Последний раз общался с Кучмой сегодня. Могу сказать даже точное время – это было в 7:15 утра, когда я ехал в бассейн. Увидев Кучму, вышел из автомобиля, пообщался с ним. Из-за этого несколько опоздал в бассейн. Поговорили о текущих делах, о текущем политическом моменте.

Среди политиков у меня нет приятелей, а тем более, друзей. В украинской политике не может быть дружбы.

«Тимошенко сама сотворила себе поражение»

Eлена: – Очень симпатизирую Вам и как политику, и как человеку. Нравится Ваше достойное поведение. В сессионном зале зачастую именно благодаря Вам выводились из тупика ситуации. Скажите честно –
1. ВЕРИТЕ ЛИ ВЫ В БУДУЩЕЕ НОВОЙ РАДЫ?
2. Вернулись бы Вы во власть, если бы предложили что-то стоящее (имею в виду - при премьере ЯНУКОВИЧЕ)?


В. Литвин: – Я благодарен за поддержку. И, учитывая тональность Вашего вопроса, был бы рад возможности личного общения. Потому что надо всегда дорожить людьми, которые тебя поддерживают и тебе симпатизируют. Я это особенно понимаю сейчас. Я могу вернуться во власть только по результатам выборов, то есть когда этого захотят люди. А подачки мне не нужны от кого бы то ни было. Ибо за это надо отрабатывать. А я хочу служить, а не прислуживать.

Виктор: – Владимир Михайлович, приветствую! Пожалуйста, скажите, почему среди кандидатов в народные депутаты по списку Вашего блока шли люди, которые у многих в деловом сообществе ассоциируются с финансовыми махинациями – Борис Кауфман, Сергей Левочкин и Иван Фурсин.
И еще – какими Вы видите перспективы раскрытия дела по убийству УБОПовца Ерохина (который раскрывал схемы отмывки денег)?
Заранее благодарен за ответ, Виктор К.


В. Литвин: – Я начну отвечать со второго вопроса.

У меня информация об этом нашумевшем убийстве, очевидно, как и у Вас, только из газет и телевидения. Поэтому ничего по этому поводу сказать не могу. Хотя могу высказать свое личное мнение, что все эти громкие заявления окажутся пустым звуком. Мне кажется, что это способ напомнить о себе и выйти на какие-то договоренности. Как будут развиваться события – поживем увидим.

По первому вопросу я скажу в целом, не давая пояснения по каждой названной Вами кандидатуре. Одна из причин проигрыша заключается в том, что я отдал на откуп другим формирование списка. Это большой урок. И выводы из него уже сделаны.

Сергей Б.: – И все-таки, Владимир Михайлович, на данный момент Ваша партия проиграла именно из-за «нейтралитета». Станете ли Вы, именно Вы, жестче в политике ? Иначе вы (вас) уйдете из нее! Тем более, если у Вас есть хоть какие-то амбиции в отношении будущих президентских выборов. И еще – как ведут себя те, кто составлял «бизнес-элиту» вашей партии? Много ли «отошедших»? Как Вы к ним относитесь, отошедшим?

– Ваша оценка действий Тимошенко на сегодня (после выборов ВР)? Тут появилась информация, что ТЮВ может стать мэром Киева, как Вам такой расклад, как киевлянину?


В. Литвин: – Очень много отошло, и я рад, если еще больше отойдет людей, которые рассматривали партию как политическую крышу. В отношении моей линии поведения скажу так: я буду другим Литвиным. С прошлым, которое строилось на позициях примиренчества, покончено. Это невостребованная политика. Люди слабы, они хотят видеть силу в другом человеке.

В отношении Тимошенко. Я думаю, что она сама сотворила себе поражение. Ибо хотела получить сразу и все. В жизни, а тем более в политике, так не бывает. Нужно было осваивать власть поэтапно. А тем более, что в оранжевой коалиции было слабое звено.

Если даже выборы и состоятся и Тимошенко будет принимать в них участие, то моментально будут внесены изменения в закон о столице, в соответствии с которым за мэром Киева будут оставлены ритуально-представительские функции. А реальные полномочия будут переданы руководителю администрации города Киева. То есть человеку, который будет назначаться одним росчерком пера.

Соответственно, деятельность Тимошенко будет активно отслеживаться и будут предприниматься упреждающие меры по ее нейтрализации. Имею в виду политической нейтрализации. Полагаю, что это хорошо понимает и Тимошенко.

«Даже сегодня следует констатировать, что Украина остановилась в своем развитии»

Евгений: – Владимир Михайлович, какой по Вашему мнению должен был быть сценарий развития Украины после «помаранчевой революции»? Спасибо.

В. Литвин: – Надо было строить Украину. Вместо этого ее начали раскалывать и сводить политические счеты. По моему убеждению, не менее 50% успеха Партии регионов – это неуклюжие, непрофессиональные действия оранжевой команды. Украина должна была бы получить толчок для своего развития, осуществить прорыв в международных делах и в вопросах внутреннего обустройства. А на практике была отброшена назад.

И даже сегодня, после сформирования новой власти, следует констатировать, что Украина остановилась в своем развитии. Практические действия подменены массовой заменой кадров. Правда, в отличие от помаранчевой команды, это делается без крика и без обвинений в преступности действий людей, которые занимали те или иные должности.

Volodimir Ivanchenko: – Po spravi Gongadze do ciogo chasu nichogo nevidomo?

В. Литвин: – Чому нічого невідомо? Майже для всіх відомо, хто організовував несанкціоноване прослуховування кабінету глави держави і хто наставляв на шлях істинний майора Мельниченка. Цих людей і треба питати, де Гонгадзе. Сьогодні, використовуючи владу, вони хочуть, по-перше, відвести від себе обгрунтовані підозри в цьому. А по-друге, контролювати діяльність ГПУ у цьому питанні. Саме цим можна пояснити і їхні так звані ініціативи.

Таня (Житомир): – Владимир Михайлович! Кредиторы Вас после бездарной выборной кампании не донимают? Какое опрометчивое вложение денег... Что Вы опять лезете в политику? Вас оттуда вышвырнули, как ...!!! А как братьям должности подобрали? Зачем служить, если все родичам Литвина? А ваш плагиат? Какой Вы академик? Вам не стыдно?! Позор.

В. Литвин: – Мне просто стыдно за то, что Вы имеете возможность задавать такой вопрос, не глядя мне в глаза. Отвечу кратко: я никому ничего не должен. Родственников во власть я не протягивал. Детей, кумовьев в списки не включал.

Если Вы в оценке человека пользуетесь исключительно «черным пиаром», то совершенно очевидно, что Ваши вопросы, в том числе относительно плагиата, имеют под собой основания. Я готов вместе с Вами к дискуссии, в том числе в части написания тех или иных трактатов на заданную тему. Мне за мою научную деятельность не стыдно. Поэтому смею просить Вас поберечь свои нервы и не провлять столь «нежную» заботу обо мне.

Марина: – Мне жаль, что такой интеллигентный и порядочный человек, как Вы, ушел из политики. Считаете ли вы, что политика – грязное дело? Что бы вы изменили, если можно было бы вернуть назад?

В. Литвин: – Многие склонны придерживаться такого принципа, с которым я полностью солидарен: украинская политика неморальная. Для того, чтобы не сказать, что она аморальная. Я бы пытался вновь и вновь приносить в политику мораль. Я убежден, что она может быть моральной. И убежден, что завтра такая политика будет востребована. Для этого я буду работать. Спасибо за поддержку.

Оля: – Вы в молодости, наверное, пользовались спросом у женщин? Как вы познакомились со своей женой? Спасибо за ответ.

В. Литвин: – Я на первую часть вопроса Вам не буду отвечать, поскольку жена может случайно прочесть мои откровения. Со своей будущей женой я познакомился на студенческой вечеринке. Это было в 1979 году. И вот уже 26 лет мы вместе. У нас прекрасные дети. Хотя в жизни бывало всякое.

Алексей: – Здравствуйте, Владимир Михайлович, пару месяцев назад, после выборов, прошла информация о том, что вы на грани самоубийства. Дескать, люди, вложившие деньги в вас и ваш блок, требуют их назад. Не помню подробностей, но что-то говорилось о том, что ваши родные чуть ли не пистолет из ваших рук вырвали!
Что, действительно все было так плохо?


В. Литвин: – Нет, действительно все было хорошо. Я хочу подчеркнуть, что я никогда ни у кого, особенно денег, не беру. Потому что берешь чужие, а отдавать приходится свои. Фактом является то, что мне многие должны. В том плане, что все знаковые фигуры во властных структурах в свое время в том или ином виде получали поддержку от меня. Правда, многие об этом предпочитают умалчивать.

Неужели Вы поверите, что непрохождение в Верховную Раду могло вызвать у меня позывы к самоубийству? Это полнейший бред. На следующий день после выборов я уже играл в футбол и активно общался с друзьями, праздновал День рождения сына. Вы прекрасно понимаете, что в состоянии депрессии человек этого делать не будет.

Все то, что произошло, я воспринял как данность, как подтверждение того, что за добро надо платить.

«Сегодня мы имеем модернизированное правительство Леонида Кучмы»

Любов Ш.: – Чи бачите Ви загрозу Україні з приходом до влади Януковича та його команди?

В. Литвин: – Говорити про загрозу чи відсутність такої можна буде на оцінці практичної діяльності уряду. Сьогодні ми маємо модернізований уряд Леоніда Кучми. Це факт. А далі покаже час.

Дария Раш: – Некоторые политики после завершения карьеры идут в шоу-бизнес. А вы не планируете такого?

В. Литвин: – Дело в том, что украинская политика во многом напоминает шоу и бизнес. Поэтому нельзя переходить туда, где ты был. А если серьезно, я не приспособлен ни к шоу, ни к бизнесу. Это плохо, особенно в части неумения иметь бизнес. Особенно из-за неумения из политики извлечь экономический интерес для себя и своих близких.

Алекс: – Когда же в Украине всё успокоится?

В. Литвин: – Наиболее вероятно, что в 2011 году. Хотя желательно, чтобы это произошло в 2009.

Лана Самохвалова: – Известно, что Институт Госсекретарей создавался при Вашем непосредственном участии. Чем вы объясните, что после его упразднения в 2003 уже в 2005 его хотел ввести Ющенко, а сейчас хочет ввести Янукович. Причины возникновения этого института тогда и сейчас.

В. Литвин: – Цель была благородная: обеспечить стабильность во власти, а главное, последовательную работу по нарастающей. Но тогда это было испохаблено примитивным виденьем места и роли госсекретарей. Мне кажется, что уроки из прошлого не извлечены, поэтому идею введения этого института ныне я, прежде всего, усматриваю в том, что не хватает должностей для трудоустройства во власти членов правящей команды.

Для начала надо посчитать, во что это обойдется стране, а попутно посчитать и нагрузку для бюджета введения должностей заместителей руководителей центральных органов исполнительной власти по связям с Верховным Советом. С таким же успехом можно вводить должности заместителей по связям с космосом. Возникает вопрос: а чем будут заниматься министры? Ведь они должны вырабатывать и осуществлять политику в отрасли. Политика вырабатывается через принятие соответствующих законов. Законы принимаются пока что Верховной Радой. Вывод очевиден: нововведения преследуют, главным образом, одну цель – расширить возможности для трудоустройства.

Я думаю, интересно будет нашим гражданам посмотреть на расходы бюджета на содержание власти. В том числе с учетом нововведений. Убежден, цифра будет красноречивой.

«То, что происходит, напоминает героев поражений»

Евгений: – Владимир Михайлович, огромное спасибо за ответ на мой вопрос. На прошедших парламентских выборах я и все мои знакомые голосовали за Ваш блок. Очень жаль, что Ваш блок не прошел в парламент... Хочу задать Вам еще один вопрос: когда, по Вашему мнению, наша страна (Украина) выйдет из политического и экономического кризиса и что для этого необходимо? Спасибо.

В. Литвин: – Спасибо за поддержку. Должен Вам сказать, что я еще не встречал ни одного человека, который бы не поддерживал меня на выборах. Все есть, поддержка есть, результата нет.

Я думаю, что мы будем жить в условиях стабильной нестабильности, со всплесками противостояния между ветвями власти и между политиками. В основе такого противостояния будет борьба за сферы влияния и за расстановку кадров. Этот этап будет продолжаться минимум до 2009 года.

Ольга: – Крок В. Ющенка і його політичної сили по створенню широкої коаліції був правильним?

В. Литвин: – Коли не умієш розпорядитися владою, починаєш говорити про широку коаліцію, щоб була можливість розкласти відповідальність на всіх. Те, що відбувається, нагадує мені задкування до перемоги. І нагадує водночас героїв поразок. Цим усе сказано. Немає головного: немає персональної відальності, вона розмита розлогими розмовами.

Мария: – Читаю Ваши ответы, спасибо! То, что Кучма – балалаечных дел мастер – накуралесил в стране – это понятно. Приход Януковича как-то унял неумелые судороги правления померанчевой команды. Или это только так кажется?

В. Литвин: – Совершенно очевидно, что на фоне предыдущих действий Кабинетов Министров действия новой правительственной команды будут выгодно отличаться. В том числе, за счет жесткой дисциплины и жесткой подчиненности. Главное уяснить, какой это даст конечный результат.

Хотя сейчас понятно, что хуже не будет. Ибо хуже уже некуда, даже по меркам процессов, которые проистекают на постсоветском пространстве. Мы напоминаем героя андекдота, который при команде в атаку отступает назад. На вопрос, что он делает, следует ответ: я разбегаюсь. Вот и мы 15 лет разбегаемся, тогда как другие ушли далеко вперед.

«В украинской политике срабатывает принцип солёного огурца»

Виктор: – Владимир Михайлович. Знаю по себе, что такое предательство и ложь. Мы с Вами были знакомы. Я знаю Вас, Вашу прекрасную и очень добрую жену и Ваших детей. Так сложилась жизнь. Я рад, что судьба предоставила возможность видеть многих наших руководителей очень близко и даже общаться с ними. В нашей политике оставаться порядочным и последовательным человеком (мнение мое) просто невозможно. Ваше мнение.

В. Литвин: – Я просто с Вами полностью солидарен. И благодарен за поддержку. В украинской политике срабатывает принцип солёного огурца: если свежий огурец бросить в бочку с солёными огурцами, он через некоторое время станет таким же. Поэтому сохранить себя в стае друзей совсем не просто. Но надо пытаться, надо стоять и не сдаваться.

Владимир Лутковский: – Уважаемый Владимир Михайлович! Как вы, историк, относитесь к маниакальной идее Ющенко во что бы то ни было реабилитировать недобитых фашистских прихвостней из ОУН-УПА? Как можно было забыть, что это именно их руками немцы в Бабьем Яру расправились с мирным населением. Неужели Ющенко не понимает, что это гибельный путь для страны, если, конечно, он не считает себя президентом только Западной Украины. Меня и моих родных мутит не столько от его вида, сколько от его речей. Позорно переделывать историю под себя. Да и не того масштаба он человек. Да, еще одно – в результате деятельности незаконно воцарившегося Ющенко и Ко у людей моего круга выработалась устойчивая антипатия к украинскому языку – языку беззастенчивой лжи и хамства. Ну и чем это может закончиться, по-вашему, ведь Ющенко с укронацистами делает все для раскола страны по языковому принципу?

В. Литвин: – Я не хотел бы быть пророком и далек от подобного мессианства. Но мне кажется, что нас ожидает противостояние на языковой почве и в вопросах религии. Поскольку в политике неумело пытаются педалировать эту тему и с одной, и с другой стороны. И особенно печально то, что политики даже прагматического характера поддались на соответствующую провокацию. Иначе это назвать нельзя.

Действия, которые предпринимаются, в том числе по затронутым Вами вопросам, приводят к углублению раскола и противостояния. Если так будет и дальше, то мы вынуждены будем говорить об Украине, которую мы потеряли.

В принципе, я согласен с Вашим вопросом, который содержит и ответ. От остального воздержусь, ибо хорошо понимаю, какой накат будет на меня после этой конференции.

Taras: – Насколько я знаю, ваш брат – «Голова Державної прикордонної служби України». Если не секрет, как сказывается на семейном бюджете должность брата? Часто ли с ним видитесь? Не думали ли с ним сделать дуэт политиков, ну, как братья Кличко в боксе, что ли? Извините, если вам вопрос показался грубым, примите его с долей юмора. С уважением.

В. Литвин: – Я воспринимаю его серьезно и благодарен за этот вопрос. У меня два брата, оба они военные. Николай, который пока что является главным пограничником страны, прошел весьма серьезную школу. Еще при бывшем Советском Союзе. И без ложной скромности скажу, что это одно из немногих хорошо функционирующих ведомств.

На семейных наших доходах его служба никак не сказывается, разве что я имею форму пограничника. Но я не думаю, что этим был нанесен большой урон государству, поскольку речь идет о комбинезоне и берете.

Denis: – Здравствуйте, Владимир Михайлович. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к тому, что спикера Мороза сравнивают со спикером Литвином? Как вы думаете, почему «Наша Украина» настаивает на составлении нового коалиционного оглашения, неужели она надеется что-то таким образом выторговать? Заранее спасибо за ответы.

В. Литвин: – Мне сложно высказать свое отношение к сравнению. Лично я не против того, чтобы сравнение позволяло обеспечить улучшение качества работы. Я категорически против противопоставлений.

Что касается вопроса нового коалиционного соглашения, то у меня существует стойкое мнение, что «Наша Украина» ищет возможность почетной сдачи и не знает, как это сделать, чтобы сохранить лицо. В любом случае, это поначалу и перспективное политическое образование обречено на раскол и распад.