…член фракции БЮТ, политолог, директор Европейского института интеграции и развития Дмитрий Выдрин. Отвечая на вопросы читателей в ходе видео-интернет-конференции, Дмитрий Игнатьевич рассказал, каковы шансы у Юлии Тимошенко стать следующим Президентом, почему ее так и не назначили секретарем СНБО, чем хороши олигархи и многом другом.

Дмитрий (Киев): – Сейчас очень много говорят о «теневых правительствах». На Ваш взгляд: стоит ли игра свеч? Какими могут быть полномочия этих образований? Есть ли шансы на создание общего «теневого кабинета» в формате БЮТ + НУ?

Д. Выдрин: – Начнем с того, что БЮТ создает не теневое, а оппозиционное правительство. Теневое, насколько я знаю, пытается создать «Наша Украина». Видимо, для них работа в тени более естественна, чем работа в оппозиции. Что касается полномочий оппозиционного Кабмина, то они подчиняются закону освоения Дикого Запада. То есть сколько ты сможешь у власти отвоевать полномочий – умом, энергией, интеллектуальными ноу-хау – все твои.

Vlad: – Как вы думаете, почему ЮВТ не только не подписала Универсал, но даже не стала принимать участия в его обсуждении и не делала никаких конструктивных предложений вообще по этому документу?

Д. Выдрин: – А смысл? На мой взгляд, стоит принимать участие, то есть тратить на это энергию, силы, только при создании тех документов, которые предполагается выполнять всеми их подписантами. А Универсал изначально придумывался как ритуальный и виртуальный документ, который должен был оправдать взаимное предательство, скрасить взаимные антипатии, но выполнять его никто не собирался и не собирается. Поэтому ЮВТ, как рациональный человек и опытный политик, и самоустранилась от таких ненужных и неблаговидных дел.

Екатерина: – Скажите, пожалуйста, почему по Вашему мнению, молчат украинцы на ухудшение уровня жизни, связанного с увеличением коммунальных платежей, повышением пенсионного возраста, отменой долевых пенсий и др. «покращення життя вже сьогодні» от правительства Януковича? Поляки, венгры, не говоря про немцев, французов, на один только обнародованый компромат «шалостей» своих политиков отвечают многотысячными демонстрациями, но украинцы молчат, когда циничная торговля политиков может стоить утраты суверенитета.

Д. Выдрин: – Я, кстати говоря, недавно был и во Франции во время известных событий, и в Венгрии, во время акций протеста. У меня двойственное впечатление.

Я против того, чтобы улица диктовала свои правила системным политическим институтам, но я очень высоко оцениванию борьбу простых людей за свое достоинство и за право на достойную жизнь. Мне кажется, всем нам не хватает еще в нашей стране того пронзительного чувства достоинства, которое отличает европейцев. Поэтому молчат профсоюзы, когда инфляция съедает зарплаты, поэтому бабушки не организовывают «марши пустых кастрюль», когда замораживаются пенсии, и т.д. и т.п.

К сожалению, чувство гражданского достоинства не рождается сразу. Его нужно воспитывать и культивировать годами и десятилетиями.

Аноним: – Скажите, когда закончится этот бред в украинской политике? Когда можно будет с уверенностью думать о завтрашнем дне? Демагогию разводят все, включая Президента, когда можно будет не бояться за своих еще нерожденных детей?

Д. Выдрин: – Если надеяться на политиков и политику, то никогда. Если надеяться на себя, то это, в принципе, достижимо. С чего началось благополучие Америки? На мой взгляд, с разумного индивидуализма, который включает полную опору на свои собственные силы, ум, энергию – перечитайте героев Джека Лондона. Они никогда не разговаривают о президентах, о премьерах, они всегда говорят о том, хватит ли у них сил добыть в карьере золото, в лесу зверя, в море рыбу, и до конца романа все они становятся миллионерами. Вот когда мы будем меньше думать и верить в тех, кто нами правит, а больше будем верить в себя, тогда и появится вера в будущее.

Гром: – Есть ли опасность, что Россия подожмет Украину под себя, в случае если мы не пойдем в НАТО?

Д. Выдрин: – Мне часто приходится общаться с российской элитой. Я замечаю радикальные изменения ее отношения к Украине за последние 10 лет. Если 5-7 лет назад Россия мечтала втянуть Украину в орбиту своих интересов, то сейчас она пытается максимально дистанцироваться от Украины и в экономическом, и в политическом смыслах. Поэтому если существует какая-то угроза, то это угроза не слишком тесных отношений с Россией, а угроза практически разорванных отношений, и именно по инициативе российского руководства.

Наталья: – Почему, на Ваш взгляд, Юлию Тимошенко так и не назначили на пост секретаря СНБО, ведь так много было об этом разговоров. Уверенность была почти 100-процентная, что ею уравновесят Януковича. Гайдук на эту роль подходит больше?

Д. Выдрин: – Думаю, с Гайдуком связывают другие планы, где он видится скорее не противовесом, а бизнес-партнером высших политических деятелей. А Юлию Тимошенко не назначили по очень простой причине: высшая украинская политика постоянно отторгает наиболее ярких, наиболее сильных и наиболее умных лидеров. Видимо, боязнь конкуренции – это зло не только мелкого бизнеса, но и высшей политики.

кук: – Кого из сказочных героев вам напоминает Ющенко? А кого Янукович? Кого Юля? Какой из последних политических анекдотов Вам понравился больше всего?

Д. Выдрин: – Юля – это маленький, но необычайно стойкий и креативный Конек-Горбунок. Янукович, конечно, Соловей-разбойник. А Ющенко, скорее, Водяной. Он все что-то разводит и руками, и идеями.

Анекдот? Пожалуй, не могу сейчас вспомнить. И это тоже симптом и характеристика нашего политического времени. Серое время не рождает ярких образов и метафор.

Эксперт-любитель: – В субботу флаги БЮТ засветились на митинге в поддержку ОУН-УПА, и в связи с этим в ряде электронных СМИ начались разговоры о том, что на походе ЮВТ в социал-демократию можно ставить жирный крест. Вопрос к Вам, Дмитрий Игнатьевич: востребована ли вообще социал-демократия как идеология и будет ли? Есть ли смысл вообще создавать для БЮТ какую-либо идеологию? Ведь ее главный двигатель – это Юлия Владимировна.

Д. Выдрин: – Идеология – это системный взгляд какого-либо человека, лидера, политической силы на мир и общество. Поэтому если есть системный взгляд, есть неизбежно и идеология.

Что касается социал-демократии, честно говоря, я со скепсисом отношусь к приставке «социал». Я вообще не люблю длинных и сложных названий. Есть просто демократия и просто недемократия. Я хотел бы, чтобы наша политическая сила была просто демократичной, в самом банальном и широком смысле этого слова. Начиная от приоритета прав личности над правами государства (а значит, чиновников), кончая геополитической поддержкой любых свобод и прав в любых государствах мира.

Виолетта: – Уважаемый Дмитрий, прошу Вас ответить как «народного депута». Не витают ли в зале заседаний Верховной Рады мысли депутатов о том, как сделать наш народ счастливым и богатым? Мое мнение: путем справедливого распределения средств, изъятых у олигархов типа Коломойского, Ахметова, Тимошенко, Порошенко и т.д. Их очень, очень много!!! А деньги, которые они наворовали у нас путем обмана, мошенничества, аферизма, направить на восстановление и развитие народного хозяйства, повышение заработной платы, пенсий и финансирование всех социальных программ. Мы должны быть самым благополучным государством в мире. Спасибо за ответ.

Д. Выдрин: – Дорогая Виолетта! Мысли, конечно, витают. Но не более того. Главное, нет концепции, как это сделать. Если пойти по Вашему пути и отнять деньги у названных личностей, то эти деньги никогда нельзя будет использовать на благо народа. Дело в том, что есть закон: отнятые деньги всегда оседают у тех, кто их конкретно отнимал. Поэтому через Ваш механизм мы не создадим богатый народ, но создадим опять пять-десять человек с теми же миллиардными состояниями, но с другими фамилиями.

Поэтому главный вопрос – это вопрос не вычитания денег, а вопрос умножения. В Украине, как и во всех странах, сейчас идет мучительный поиск подобных механизмов. Но в основе всех работающих механизмов обогащения страны всегда есть два ключевых элемента.

Первый – это незыблемость права собственности, так как в мире нет ни одной богатой страны, где бы это право не уважалось. Второй – это выбор своего главного национально-экономического приоритета. Например, в Японии – это электроника, а в США – софт-продукт. И т.д. и т.п. Я думаю, в Украине главным приоритетом должны стать транзиты, инфраструктура в самом широком смысле этого слова. Вот если эти два механизма запустить в действие, то и не потребуется ни у кого ничего отнимать. Кроме, конечно, явных преступников и воров.

Не пАдонАк: – Скажите, а кто по-вашему самый «правильный» (кроме вас, конечно) политолог в Украине? А то Карасев, например, иногда такой бред несет.

Д. Выдрин: – Себя считаю, скорее, самым неправильным. Поскольку часто и мыслю, и пишу не в унисон со многими своими коллегами. Хотя всех своих коллег, если можно сказать топ-политологов: и Карасева, и Небоженко, и Фесенко, и Ермолаева, – я, безусловно, уважаю.

Дело в том, что в политологии, как и в бизнесе, действует очень жесткая конкуренция. В 90-х годах получали дипломы политологов тысячи и даже десятки тысяч специалистов. Но те из них, которые пробились на экраны «ящика», топ-консультантами в политические партии, советниками лидеров, безусловно, достойны уважения уже за тот естественный отбор, который они прошли.

Алексей Потехин: – Добрый день! На прошлой неделе ваш коллега по партии Николай Томенко, говоря о допущенных ошибках БЮТ во время формирования коалиции НУ-БЮТ-СПУ, отметил безальтернативность кандидатуры на пост премьер-министра. То есть, по его мнению, кроме Тимошенко надо было выдвинуть еще одного кандидата. Дмитрий Игнатьевич, согласны ли вы с этим?

Д. Выдрин: – В принципе, да. Среди немногих принципов, которые я считаю абсолютными, есть принцип политической конкуренции. Поэтому механизм прихода к власти через конкуренцию всегда эффективнее, чем через простое назначение.

Сергей Лукашин: – Здравствуйте, вы верите в досрочные парламентские или президентские выборы?

Д. Выдрин: – Здравствуйте! Я верю и в досрочные парламентские, и в досрочные президентские выборы. Хотя я полностью и не уверен, что они состоятся.

Алексей: – Здравствуйте, Дмитрий Игнатьевич, скажите, Юлия Владимировна пойдет в Президенты в 2009 году? Какие у нее шансы?

Д. Выдрин: – Думаю, что пойдет. Шансы очениваю очень высоко. В том числе и в силу того, что сам с удовольствием поучаствовал бы как политолог в увеличении ее шансов.

Виталий: – Здравствуйте, Дмитрий! Объясните, пожалуйста, один очень интересный момент: Смотря на отношение БЮТ и нашей Украины, складывается впечатление, что они больше воюют с друг другом, чем с Януковичем – например, острое соперничество Тимошенко-премьер – Ющенко-президент. Или сейчас, кто больше «оранжевый». Складывается впечатление, что восточный берег Днепра и причерноморье отдано Януковичу. Может вы смирились тем, что дни государства уже сочтены, раскол уже не залатать? Надо бороться за то, что осталось? Кстати, нашел интересный сайт www.frzu.com. Там г-н Кублицкий прямо указывает на несостоявшееся государство. Может, все эти политические дрязги всего лишь ширма для более реальных событий. Начало, например, будет положено, предполагаемая хронология:
1 этап – признание Косово
2 этап – агрессия и разгром Грузии в Абхазии и Южной Осетии. Объявление Абхазии и Южной Осетии независимыми государствами
3 этап – воссоединение Молдовы и Румынии (высказывание президента Румынии и т.д.)
4 этап – объявление независимости Приднестровья
5 этап – о чем долго говорят О. Хавич, Д. Кублицкий – создание Западной Украины... и дальше пошел процесс...


Д. Выдрин: – Здравствуйте, Виталий. Спасибо за очень объемный геополитически насыщенный вопрос. Я думаю, что в ближайшее время в мире могут произойти глобальные геополитические изменения. Они, безусловно, захватывают те варианты и сценарии, о которых Вы говорили. Я много сам пытаюсь «сценировать» будущее. По многим факторам политическим, экономическим, геополитическим, ресурсным. Пока «сценирование» дает для Украины позитивный вариант.

Мы успели состояться и окрепнуть как единая страна, хотя и имеющая массу точек напряжения и региональных различий. Но в геополитике я считаю себя учеником Льва Гумилева, который говорил, что единство судьбы и мечты важнее, чем региональные и языковые различия внутри страны.

Что бы там ни говорили, в нашей стране уже сформировался народ с ощущением общей судьбы и общей мечты. Поэтому я не вижу катастрофических сценариев внутри Украины, но не исключаю, что подобное может произойти на ее границе. Мы к этому не готовы и не готовимся. А надо бы.

Поэтому еще раз спасибо за столь глубинное проникновение в геополитические реалии. Можете связаться со мной отдельно по офисному телефону: 289-8307 или через мой сайт vydrin.com. Кстати, на этом сайте висят мои статьи, в том числе и по геополитическим вопросам.

Денис Родников: – Как отреагировали коллеги-политологи на Ваш приход в народные депутаты? Не стали ли Вас игнорировать как эксперта? И, кстати, не жалеете ли о «содеянном»?

Д. Выдрин: – В какой-то степени жалею, так как, что бы там ни говорили, степень моей свободы в оценках существенно снизилась. Хотя есть много приятных моментов, начиная от доступа к инсайдерской политической информации, кончая международными контактами с коллегами из ближнего и дальнего зарубежья. И кончая, конечно, бесплатным проездом в метро :-)

Что касается коллег, то у нас своего рода каста украинских политологов и достаточно сложные отношения, куда входят как взаимное уважение и симпатия, так и взаимная ревность и взаимные интриги. Плюс, конечно, конкуренция. Все это было и осталось.

Татьяна, журналистка, 29 лет, Киев: – Добрый день, Дмитрий Геннадьевич! С интересом читаю Ваши выступления в прессе, считаю вас умнейшим человеком современности! Если бы в нашей стране ТАКИЕ люди приходили к власти, мы были бы второй Швейцарией. Откровенно: Вы в «оранжевой» политике всерьез и надолго? Являетесь ли Вы прежде всего идейным вдохновителем Юлии Владимировны? Спасибо. С уважением, Татьяна

Д. Выдрин: – Спасибо, Таня! Как любой мужчина, тем более политолог, я обожаю лесть, тем более такую явную.

Идейным вдохновителем, к сожалению, я не могу быть ни у Юлии Владимировны, ни у кого-либо другого лидера. Для этого мне не хватает того Вашего качества, о котором я упомянул в первом абзаце.

Что касается, надолго ли я в «оранжевой» политике... Ну, во-первых, политика для меня не имеет цвета, поскольку я дальтоник. А во-вторых, я все же больше политолог. Помните, наверное, у Бредбери разграничение детей: есть дети, мечтающие стать астрономами, смотреть в телескоп на далекие планеты, анализировать и пить при этом чашечку хорошего кофе. А есть дети, мечтающие стать астронавтами, прыгать по далеким планетам, стрелять в космических чудовищ. Я с детства принадлежал к первому типу. Таким и остался. Мой телефон найдете выше.

Александр: – Здравствуйте, вопрос личный: Вы богатый человек, есть ли у вас свой бизнес? В каком доме живете? На какой машине ездите?

Д. Выдрин: – Считаю себя состоятельным человеком. Перепробовал в жизни много бизнесов. В науке поднялся до заведующего кафедрой политологии, профессора и директора института. Но этим деньги никогда не умел зарабатывать. Поэтому всегда чем-то прирабатывал.

В советские времена прирабатывал подпольным преподаванием тогда модного карате и других восточных единоборств. И, кстати, зарабатывал по тем временам большие деньги. Завербовывался в лесорубские бригады в тайге. Помнится, две зимы проработал лесорубом в районе Индигирки, в забайкальской тайге. Тоже, кстати, неплохо заработал. Потом пытался мыть алмазы на реке Оранжевой, в пустыне Калахари, на границе ЮАР и Намибии. Но потом, наконец, понял, что все это не мое.

Больше всего мне нравится писать книги. Всего у меня около 15 книг, три из них – «В ожидании героя», «Вспоминая Ардхашастру» и роман «Последний полковник» – вышли в этом году. Оказалось, что это неплохой бизнес – лучше, по крайней мере, чем лесоповал. Поэтому и живу соответственно. Квартира в центре, а машина Lexus.

Анатолий: – Как Вы думаете, Ющенко до сих пор думает, что без Ю.Тимошенко он стал бы Президентом Украины?

Д. Выдрин: – Я не знаю ни одного президента в мире, который думает, что он стал президентом с помощью кого-то. Даже те президенты, которых буквально на руках вносят на их президентские кресла, уже на второй день уверены, что они вошли и сели сами. Я думаю, что Ющенко не исключение.

Вообще благодарность – это черта, которая редко встречается у политиков. И никогда – у президентов (иначе как бы они стали президентами?).

Анатолий: – Как Вы думаете, Бессмертный догадывается о том, что люди считают его психически ненормальным, который достал уже всех со своими бредовыми идеями? Или может он считает себя «Политиком-гигантом»? Я же думаю, что он политическое ничтожество, а Вы?

Д. Выдрин: – Если бы Бессмертный об этом догадывался, он не был бы бессмертным в украинской политике. Но советую Вам, Анатолий, все же терминологически помягче относиться к украинским политикам. Политика, как и художника или ребенка, обидеть легко. Но в отличие от художников и детей, они свои обиды не прощают.

Николай: – Какую оценку должно дать украинское государство Украинской Повстанческой Армии и ОУН? Что нужно писать в школьных учебниках по этому поводу?

Д. Выдрин: – Вы знаете, Николай, когда я был помоложе и побескомпромиссней, я думал, что в мире одна громадная Правда сражается с одной громадной Неправдой. Сейчас я все больше убеждаюсь, что в мире воюют между собой – насмерть, в кровь – громадные количества маленьких правд. Поэтому я утратил со временем свою категоричность и считаю, что вместо этой тотальной войны надо каждому дать право жить со своей правдой. И славному советскому воину, и многострадальному вояку УПА. И пусть учебник найдет место для всех этих правд. Тогда он будет учебником, а не пропагандистской прокламацией в данный момент правящей политической силы.

Мария Николаевна: – Что для вас означает слово «семья»? Вы женаты? Дети есть?

Д. Выдрин: – Раньше семья называлась ячейка общества. А сейчас, на мой взгляд, семья является ячейкой выживания. Если у тебя нет надежной семьи, то выжить в нашем мире тотальной конкуренции, сплошного обмана, невероятной жестокости просто нереально. Семья – это и психологический аккумулятор, от которого ты ежедневно подзаряжаешься, и траст, где ты хранишь свои деньги, и, по большому счету, твоя главная идеология, поскольку именно семья определяет взгляды на мир... Короче, сегодня семья – это абсолютная ценность.

У меня, к счастью, такая семья есть. Детей двое: дочь и сын. И, как ни странно, всем я доверяю (в отличие от финансовых трастов) – и жене, и детям. Чего и Вам желаю!

Леня: – У меня сложилось мнение, что вся политическая борьба, которая ведется якобы «за народ» и «за то, чтобы мы жили хорошо», на самом деле все лишь конкурентая борьба олигархических групп. И то, что раньше называли «оранжевой революцией», было всего лишь попыткой смены власти одних олигархов на других! Не секрет ведь, что БЮТ тоже поддерживается группой олигархов, например Коломойским.

Д. Выдрин: – Леонид! Я Вас, наверное, удивлю, но я не вижу трагедии, если наша жизнь определяется, в том числе, и борьбой или, иначе говоря, конкуренцией олигархических групп. Дело в том, что многие зрелые демократии, причем самые совершенные, как раз и выросли из конкуренции олигархических групп. Поэтому, когда я называю этот термин, я делаю ударение не на олигархические группы, а на слово конкуренция и борьба.

Правление одной олигархической группы без конкуренции всегда заканчивается для общества трагедией. А их борьба и конкуренция, как я уже сказал, почти всегда заканчиваются демократическим прорывом. Поэтому задачу политической партии я вижу не в утопическом и невыполнимом желании уничтожить или разорить всех богатых людей, а в умении создать и культивировать между ними жесткую, даже жестокую конкуренцию. В ходе которой они неизбежно пытаются взять в союзники себе общество и, соответственно, делятся своими дивидендами.

Так что будем реалистами.