…назвать «оранжевыми». Но и на классических «бело-синих» мы не тянули. Скорее, два последних белогвардейца – оба коренные киевляне и оба любящие толпу, только когда она приобретает вид четко организованного армейского строя.

Довольно быстро мы нашли историческую аналогию происходящим событиям – описанный Булгаковым в «Днях Турбиных» захват Киева петлюровцами. Ющенко – Петлюра. Кучма – гетман Скоропадский, только растянутый не на семь с половиной месяцев, как в 18-м году, а на десять лет. Это была не наша революция. И не наша контрреволюция.

Почему она произошла, ответить просто. Точно так же, как Скоропадский, Кучма не мог нагреть себе место между Востоком и Западом. Безукоризненно раздерибанив страну, он сделал три ошибки. Отдал гуманитарную сферу на откуп националистам, хотя явился в Киев под лозунгом предоставления русскому статуса государственного. Постоянно пытался прикормить тех, кто его никогда бы не полюбил. И постоянно же плевал на тех, кто мог бы поддерживать его не за деньги, а исходя из идеологических побуждений.

Не удивительно, что у «оранжевой» революции есть только две настоящие жертвы – Кирпа и Кравченко – два министра, особенно близких к Данилычу. Обоих можно без преувеличения назвать «верными слугами». Будь я наследственный монарх и живи лет сто назад, не сомневаясь назначил бы первого начальником царского поезда, а второго – главой имперского МВД. Кирпа выполнял все неприятные финансовые поручения режима, Кравченко – разогнал Майдан 2001 года – кто запамятовал, так называемую «Украину без Кучмы».

Обоих дед Кучма и отблагодарил. Особенно второго – сразу же отправив его в ссылку губернатором Херсонской области. Что интересно, Кравченко как верный слуга даже не взбунтовался. Он исполнительно пытался организовать на парламентских выборах заведомо невозможную победу прокучмовской партии «За ЕдУ» в этой красной резервации. Говорят, когда у него ничего не получилось, даже здорово расстроился. Бедняга не знал, что такой, как Кучма, недостоин «верных слуг». Будущее показало, что выиграли самые «неверные» – такие, как Ющенко и Тимошенко.

В результате осенью 2004-го вокруг старого «бабуина» просто не осталось преданных половозрелых самцов, способных загнать в стойло толпу взбесившихся мартышек.

Революция получилась очень национальная по форме. Продолжая исторические аналогии, легко заметить, что точно так же воевали запорожские казаки. Они вылезали из Сечи вместе с пшеном и самогоном, по дороге обрастали блядями и «политологами» – то есть бабами-ворожками, толковавшими туманное будущее, и, выбрав подходящий лужок, становились на нем табором. Напротив вырастал другой табор – польский или еще один казачий – если война была гражданская за то, кто станет новым гетманом. Обе армии крыли друг друга матом, пели военные песни, жрали от пуза и гадили под себя. Каждая коварно выжидала – у кого пшена, водки, баб и дерьма хватит на дольше.

В ноябре позапрошлого года случилось то же самое. Один табор стоял на Крещатике под оранжевыми стягами и мочился прямо в открытые канализационные люки на проезжей части, а второй – защищал Администрацию Президента, а отливать бегал в казенный сортир. При этом воевать не желали ни те, ни другие. «Оранжевые» не спешили брать Администрацию, а «бело-синие» – разгонять Майдан. Баб-ворожек в это время, как водится, посещали видения. Так, например, Юля «увидела» однажды во дворе Администрации целую банду русского спецназа. Трудно сказать, что это было. Может быть, православные Божьи ангелы, коих прислал из Кремля Путин, чтобы поражать копьем «помаранчевого» змия, а может, просто голодная сексуальная фантазия политической девки, жаждущей отдаться целому батальону Георгиев Победоносцев в виде потных накачанных мужиков.

Но как бы то ни было, все закончилось боевой ничьей – кресло для Ющенко обменяли на конституционную реформу, после которой цена этого государственного седалища упала раз в десять.

Некоторое время высокие умы в духе нового украинского барокко размышляли, что это было? Трагедия? Драма? Рождение новой эпохи? Было сказано много слов и сделано очень мало дел. При этом все забыли, что «оранжевая» революция на самом деле приключилась на болоте.

Да-да, на самом обычном болоте! Еще в середине XIX века оно называлось Козьим. Тут, на окраине тогдашнего Киева, находилось несколько борделей, убогих домишек (в одном из них снимал комнатку полутрезвый поэт Шевченко), а вокруг росла осока, и обыватели выходили за ворота поохотиться на уток. Только при Александре II на Козьем болоте разбили площадь, назвав ее Думской. Потом ее переименовали в площадь Жовтневой революции и, наконец, в 1991-м году – в Майдан Незалежности.

Но дух болота жив! Недаром провидение избрало именно это место для нового всеукраинского свята. Ведь что такое Украина? Болото! Сколько его не переворачивай революциями, оно квакнет, хлюпнет гнилой тиной, пожужжит мошкарой и снова уляжется. Консистенция такая! Суша – не суша, вода – не вода. Линкором тут не поплывешь, а попьешь – козленочком станешь.

Позволю одну самоцитату. Когда-то, чуть ли не десять лет назад, я написал для одного журнала эссе «Президент заколдованного места». Об Украине. О нас с вами. Был в нем следующий абзац: «Пускай другие, лишенные фантазии народы, идут банальным путем общечеловеческих ценностей. Или ищут особый путь, как Россия. Мы избрали самое сложное – тупик. Человек, решившийся при таких условиях принять бремя власти, должен обладать исключительной психической выдержкой. И сразу смириться с тем, что его имя никогда не войдет в анналы мировой истории. Собственный народ ему этого не простит… Больше всего на свете мы боимся, что к власти действительно придет человек, который сам станет что-то делать и других заставлять. Идеальный кандидат должен обещать, что погода не изменится, новостей не предвидится, хуже не станет, конца света не будет».

А разве Ющенко еще что-то вам обещал? Европы? Так все, кто хотел, туда уже сбежали подмывать морщинистые задницы итальянским пенсионеркам. НАТО? Так французский иностранный легион еще до Ющенко на четверть был из бывших украинских вояк. ВТО? А что, на базаре в Кобеляках без этого ВТО сало не продается?

Есть ли у «оранжевой» революции прогрессивное значение? Есть! Слава Богу, что тогда никто из нас друг друга не поубивал. А болото, даст Бог, подсохнет. Еще торф из него совместно добывать будем. И показывать заезжим иностранцам иллюминацию из болотных огоньков, экспортируя киноистории о гоголевской нечисти.