…газовый споры, Минск и Москва перешли к поиску вариантов дальнейшего сосуществования уже не в качестве друзей, а соседей. Впрочем, дружескими их отношения называли исключительно «борцы за демократию». То, что государственная идеология Белоруссии сильно отличается от российской, было ясно уже несколько последних лет, на протяжении которых она и выстраивалась.



Колония или нет?

«Мы, белорусы – мирные люди!» - этими доброжелательными словами начинается белорусский гимн. Его текст и музыка сохраняют ритмику советского гимна. Флаг и герб также выполнены в стиле БССР. Но за этими, на первый взгляд, советскими символами скрывается мощная идеология европейского государства, живущего в пограничье двух великих цивилизаций: атлантической и восточноевропейской, католической и православной, индивидуалистской и коллективистской.

В Украине традиционно принято считать, что Белоруссия – это своеобразная полуколония России. Этот стереотип очень живуч. Бороться с ним, конечно, непросто, но, наверное, стоит. Жаль тех, кто идет на баррикады и в то же время не знает, что изменения могут происходить и эволюционным путем. При этом результат может быть даже более удачным, чем при различных «цветочных» потрясениях.

Белоруссия благополучно пережила попытку «оранжевой» революции в ходе президентских выборов в 2006 году, что по логике отечественных ура-патриотов должно было навеки поставить ее под контроль Москвы. Не спорим, Минск действительно находится в зоне российского влияния. Однако Дания входит в ЕС и контролируется евробюрократами; Германия является членом НАТО, что сказывается на ее оборонной сфере; Канада почти полностью скуплена американскими компаниями. Но эти три страны, приведенные нами в качестве примера, живут своей жизнью и умеют сохранять свою идентичность вопреки глобализации.

Точно так же и Белоруссия, несмотря на свою зависимость от России, сумела построить автономную политическую систему, выстроить свои отношения с Европой и, что самое удивительное для «пересичного» украинца, сохранить и укрепить белорусскую идентичность. Хороший пример для беспокойной в плане самосознания и самоутверждения Украины. Тихо – не значит плохо. Громко – не значит хорошо. Если все время кричать о евроинтеграции, совсем не обязательно, что молчаливые и трудолюбивые соседи будут двигаться в сторону Азии.

Выйдя из тени поляков

Самоназвание «белорусы» стало собирательным для обозначения наших соседей во второй половине 19-го века. Белорусский национализм отставал от украинского, если брать сугубо хронологичесике параметры. Совсем вскоре после кристаллизации белорусского этноса подоспела Февральская революция, проложившая путь к большей самостоятельности. Белорусская народная республика была еще менее живучей, чем УНР. Однако ее появление сыграло свою роль.

Белорусов перестали воспринимать как часть польского этноса. Минск стал столицей союзной республики. В 1920-30 годы, так же как и в УССР, в ней прошла политика «коренизации». По сути, именно в советский период белорусы получили возможность для развития своей культуры, поскольку до этого им могли мешать русский царизм и польские паны.

Правда, после Великой Отечественной войны ситуация немного изменилась. Белоруссию справедливо стали называть полигоном для формирования безнациональной советской общности. И к моменту распада СССР в этой республике уровень национального самосознания не был очень высок. Надо было что-то делать.

Местные ура-демократы начали свое дело в Беловежской Пуще и закончили его в 1994 году, когда президентом стал Александр Лукашенко. В 1996-1997 годах были подписаны документы о создании сначала Сообщества, а затем Союза России и Белоруссии. Казалось бы, после этого Россия получила все преимущества для реализации своей «имперской» политики. Однако на практике получилось иначе.

Президентский курс

Президент А. Лукашенко принес белорусам национальную идею. Он сделал это в то время, когда украинцы безуспешно бились, пытаясь примирить два берега Днепра, а россияне примеряли на себя старые рубашки советских идеологем. Можно иронизировать, что белорусская идея – это «Советский Союз сегодня». К счастью для самих белорусов, это не так.

Особый белорусский путь – это не Европа и не Россия. Это самодостаточность, добытая трудным путем в борьбе с внешним окружением. Белорусская идея держится на «трех китах»: патриотизм, сильное государство, сильный президент. Наличие эффективной вертикали власти отличает Белоруссию от других государств СНГ.

Одним из приоритетов во внешней политике Белоруссии (не считая теперь ставший химерой союз с Россией) сегодня становится развитие взаимоотношений с Китаем (китайский язык, по сравнению с другими иностранными, один из наиболее востребованных в минских вузах). Вряд ли это случайно. Поднебесная также исторически выстраивала свою идентичность на особом, уникальном пути. И хотя белорусам в этом плане до китайцев очень далеко, заметно сходство государственных идеологий.

Кстати, именно у Пекина Минск ищет поддержки в противостоянии с Россией. Во всяком случае, правительство Китая уже выделило льготный кредит для реконструкции ТЭЦ-2. Это, кстати, уже второй крупный китайский проект в Беларуси. Первым стало создание в Белоруссии сети мобильной связи «Бест».

В результате Лукашенко добился того, чего не удалось сделать ни одному из правителей бывших союзных республик – роста патриотизма. Россия и Прибалтика в этом плане не в счет. Москва стала преемником всесоюзного наследия, а страны Балтии никогда не были советскими.

Все остальные бывшие осколки СССР так и не сумели воспользоваться пятнадцатью годами независимости. Они так и остались кусками империи, случайно «нарезанными» как результат ленинско-сталинской национальной политики. Их жители вряд ли взяли бы в руки оружие в случае внешнего вторжения, а наоборот, отдались бы первому попавшемуся завоевателю.

Белорусы довольны внутренней ситуацией и не хотят изменений. Они знают, что рост их благополучия связан с политикой президента, и хотят, чтобы А. Лукашенко и дальше оставался у власти. В конфликте с Россией они единодушно приняли сторону «бацьки». Так что прогнозы о том, что Александра Григорьевича свергнет собственный народ, мягко говоря, преждевременны.