…по поводу перевыборов пока что имеют только два результата – это веселые дискотеки народа на Майданах и задушевные встречи в палатках, а также общение политиков во время непрекращающихся круглых столов. А вот во Франции манифестанты, недовольные кандидатурой новоизбранного президента Саркози, поджигают машины в окрестностях Парижа, Тулузы, Лиона, Клермон-Ферране и других французских городах.

Николя Саркози: радикальные уста Европы

Страну лихорадит. В среду, 16 мая, во Франции пройдет церемония инаугурации новоизбранного президента – Николя Саркози. Предполагается, что уже через неделю после официального вступления в должность он назначит нового премьер-министра Франции. А ровно через месяц, 17 июня, в стране состоится заключительный тур голосования за новый парламент. И пока этот день не наступил, во Франции продолжаются тайные круглые столы между победителями и побежденными, сопровождающиеся массовыми уличными демонстрациями.

Второй тур президентских выборов во Франции прошел 6 мая. И уже утром 7 мая в Министерстве внутренних дел республики объявили о победе Николя Саркози. В ответ участники манифестации левацких группировок начали на парижской площади Бастилии закидывать полицейских бутылками и камнями – стражам порядка даже пришлось применить слезоточивый газ. Однако демонстрантов тоже можно было понять: ввиду того, что кандидат в президенты Николя Саркози до выборов был министром внутренних дел, официальные данные из его ведомства «о победе Саркози» для некоторых звучали как насмешка.

В итоге в социально неблагополучном Сена-Сен-Дени (к северу от Парижа) начались поджоги автомобилей – в трех департаментах было уничтожено более сотни машин.

Манифестанты забрасывали камнями отделение правящей партии Николя Сакрози «Союз народного движения» (СНД), срывали со здания мэрии трехцветные флаги. В расположенном в центре страны Орлеане манифестанты атаковали полицию бутылками с зажигательной смесью. В Лионе полиция арестовала 25 манифестантов. В Нанте, на западе Франции, в беспорядках участвовало около тысячи человек – было разгромлено несколько магазинов, сожжены два десятка автомашин. Беспорядки продолжаются также в Рене и Кане, а в Бресте разгромлено отделение СНД. Полиция, находящаяся под полным контролем Николя Саркози, быстро нейтрализовывает всех возмущенных.

По официальным данным, бывший министр внутренних дел на президентских выборах во Франции получил 53,06% голосов, а его соперница Сеголен Руаяль – 46,9%. Соответственно, лидера «Союза народного движения» Саркози поддержали 18,9 млн., а кандидата от социалистов Руаяль – 16,7 млн. избирателей. При этом активность французов на выборах была близка к рекордной – около 85%.

Но эксперты по международной политике мало удивились победе Николя Саркози. На посту президента он сменяет Жака Ширака, который руководил Францией в течение 12 лет. Николя Саркози шел на выборы как преемник Ширака. Уже после первого тура, состоявшегося 22 апреля, Ширак принял в своей резиденции соратника по правящей партии «Союз за народное движение» Николя Саркози и, как сообщали в Елисейском дворце, официально поздравил своего «наследника», напомнив ему о полной поддержке во втором туре. Естественно, что старые силы Франции, правящие вот уже несколько десятилетий, не сдались бы без боя. И потому никакие демонстрации не помогут забрать власть у Жака Ширака и его молодой смены.

Многие политики сейчас вовсю возмущаются недипломатичностью и эгоистичностью нового президента, иногда даже граничащей с откровенной наглостью в его высказываниях. Но такой характер Николя Саркози закладывался еще в детстве. Его судьбу решало то, что он, имея состоятельных родителей, вступил в 19 лет (в 1974 году) в партию «Союз демократов за республику», а уже в 1979-1981 возглавил молодежный комитет по поддержке Жака Ширака на президентских выборах 1981 года. С того момента он на долгое время стал союзником Ширака, хотя самому Жаку Шираку удалось стать президентом лишь в 1995 году.

В «дружбе» Ширака и Саркози было и предательство: в 1993 году Саркози вошёл в правительство Эдуара Балладюра, где получил кресло министра по бюджету и пост официального представителя правительства. На президентских выборах 1995 года Николя Саркози порвал с Шираком и поддержал Балладюра, чей рейтинг в начале избирательной кампании составлял 50%, тогда как у Ширака было всего 14%. Но Ширак выиграл выборы и за предательство лишил Саркози всех постов в правительстве. Осознав ошибку, на выборах 2002 года Саркози поддержал старого друга, и в мае того же года, после переизбрания, президент Ширак назначил радикального Саркози министром внутренних дел в правительстве Жан-Пьера Раффарена. А в мае 2004 года, в связи с тем, что председатель правящей партии «Союз народного движения» Ален Жюппе был обвинен в коррупции, Ширак со своими сторонниками выбрали Саркози новым председателем партии (85,1 % голосов).

Украина в планах Франции

Виктор Ющенко 8 мая уже поздравил Николя Саркози с победой и даже письменно пригласил его посетить Украину с государственным визитом, «в ходе которого можно будет обсудить весь комплекс вопросов, которые представляют взаимный интерес, а также определить новые ориентиры взаимовыгодных двусторонних отношений».

А Виктор Янукович воздержался от пафосных слов. Почему? Многие считают, что ответ кроется в том, что Саркози является не только проамерикански настроенным политиком, но и ярым врагом российских олигархов. Еще официально не вступив в президентскую должность и не получив права курировать внешнюю политику Франции, Николя Саркози заявил в прессе, что «Америка может рассчитывать на нашу дружбу». Затем Саркози развернулся спиной к Турции и сказал журналистам: «Я буду выступать против участия Турции в ЕС!». При этом его радикальные высказывания взволновали некоторых украинцев – Саркози пообещал бороться с «безграничным расширением Евросоюза, которое будет означать смерть политической интеграции Европы».

Однако волноваться не стоит. Ведь Николя Саркози не имеет реальной силы для того, чтобы не пустить Украину в ЕС. Скорее, он является устами олигархов Америки и Европы. Удобными устами, которые не боятся высказывать радикальные вещи. А Украине западные соседи уже давно четко дали понять: как только наша страна вступит во Всемирную организацию торговли и откроет свои рынки для европейских и американских товаров, она вступит и в ЕС. И Саркози этому сможет помешать, только если европейцы не захотят выполнять свою часть обязательств.

Вот только перспектива членства в ВТО пугает украинских крупных бизнесменов, наживающих миллиарды на производстве и сбыте на внутреннем рынке страны некачественных товаров. Поэтому вопрос с членством Украины как в ВТО, так и в ЕС, откладывается еще на очень долгое время – и это ни в коей мере не зависит от нового президента Франции Николя Саркози.

Турки и россияне – вон!

Французская радикально говорящая голова очень нужна Америке и Европе в диалогах с Турцией. Правда, сейчас, при нынешних раскладах, все это смахивает на «большое кидалово». Судите сами: махая туркам призрачным членством в ЕС, европейцы и американцы добились от них согласия на строительство нефтепровода «Самсун - Джейхан» (проходящего по территории Турции в обход России и соединяющего порты на черноморском и средиземноморском побережье страны), а также размещения на территории Турции войск НАТО. А вот когда дело дошло до того, чтобы выполнить свою часть обязательств перед Турцией, ожидающей награды за свои антироссийские действия… Вдруг на сцене появился грозный Николя Саркози, который, оказывается, не любит не только российских олигархов, но и терпеть не может турков. И якобы именно он не пустит турков в ЕС – а другие европейцы тут вроде бы и ни при чем.

Логично, что Николя Саркози своей победой обязан крупному французскому бизнесу, у истоков которого и стоит старая верхушка власти Франции. И хотя публично он отрицает наличие у себя каких-либо компаний и заводов, самыми ярыми его врагами почему-то являются крупные бизнесмены России, владеющие металлургией. А Франция – это один из крупнейших в мире производителей химической и нефтехимической продукции (в том числе каустической соды, синтетического каучука, пластмасс, минеральных удобрений, фармацевтических товаров и другого), черных и цветных (алюминий, свинец и цинк) металлов, лидирующая в добыче железной и урановых руд, бокситов.

А недавно конкуренция на этом большом бизнес-поле между россиянами и французами заострилась настолько, что в январе 2007 года министр внутренних дел Франции Николя Саркози отдал приказ полиции взять на французском курорте Куршавель владельца «Норникеля» Михаила Прохорова и главу ОАО «СИТИ» Олега Байбакова, развлекавшихся в свое удовольствие с проститутками, за «развратное поведение». И хотя Прохорова с Байбаковым отпустили в тот же день, именно этот инцидент полгода назад дал возможность Саркози продемонстрировать всю силу своих покровителей миллиардерам-металлургам, входящим в десятку самых богатых людей России (лучшие друзья Прохорова – металлургические магнаты Владимир Потанин и Олег Дерипаска). И теперь Николя Саркози, вместе с президентским креслом, получил возможность переманивать «клиентов» у российских олигархов. А для начала уже дал им понять, что во Франции россиян не ждут.

Куда же пойти Сеголен?

Однако еще не все потеряно. Хотя Сеголен Руаяль признала свое поражение в президентских выборах и поздравила победителя (не назвав, однако, его по имени), политическая борьба во Франции продолжается. Впереди – назначение Саркози главы правительства и избрание парламента. Новый президент делает намеки: мол, не исключает, что назначит главой правительства женщину. Однако такие его высказывания не стоит воспринимать серьезно.

И не только потому, что в газете The Financial Times написали, что Саркози сообщил премьер-министру Великобритании Тони Блэру в ходе телефонного разговора о назначении бывшего министра социальных проблем и образования 53-летнего Франсуа Филона новым премьером Франции. Весь вопрос теперь в том, что самой Руаяль было бы намного выгоднее стать председателем Сената Франции, а не премьер-министром, подконтрольным президенту Саркози.

Ввиду того, что парламент формируется путем всеобщих выборов, никто уже не сомневается в том, что в законодательный орган Франции этим летом попадет как социалистическая партия Руаяль, так и провластный «Союз» Саркози. Вопрос состоит лишь в том, в каких пропорциях. Французский парламент состоит их двух палат: нижней (Национальное собрание) и верхней (Сенат). Первая включает 577 депутатов, избираемых на пять лет всеобщим, прямым и тайным голосованием. От каждого округа избирается один депутат – при избрании Собрания применяется двухтуровая мажоритарная система.

Сенат Франции включает 322 члена. Сенаторы избираются путем косвенного голосования сроком на девять лет. Состав сената обновляется по третям, а не одновременно, что приводит к меньшему влиянию избирательного корпуса и не позволяет Сенату резко менять свой политический курс. Он в основном формируется трехстепенными выборами, сенаторы избираются в коллегиях в каждом из департаментов. В целом избирательная коллегия включает около 108 тыс. членов, из которых около 600 депутатов, более 3 тыс. – генеральных и региональных советников и около 104 тыс. представителей муниципалитетов. Последние, таким образом, фактически избирают сенат.

Казалось бы, право роспуска собрания парламентариев Франции – важнейшее и притом личное право президента Республики. Согласно ст. 12 Конституции, глава государства перед этим всего лишь должен получить ни к чему не обязывающую «консультацию» у премьер-министра и председателей палат парламента. Однако, по французским законам, Саркози не может распустить вторую палату, сенат, в отличие от первой, Национального собрания. Да и вообще правом роспуска президент Республики не может воспользоваться в течение года после предыдущего роспуска. А за это время Сеголен Руаяль, став председателем сената, будет наделена властью не только принимать законы, но формировать и контролировать исполнительную власть (например, выносить вотум недоверия правительству и осуществлять процедуру импичмента президенту).

Если Сеголен Руаяль получит под свой контроль французский парламент, ее однопартийцы будут участвовать в качестве представителей в многочисленных внепарламентских органах и учреждениях. Французский парламент применяет все известные формы контроля за деятельностью правительства: 1) не содержащие прямых санкций в отношении правительства, кроме публичной огласки; 2) содержащие такую санкцию, которая ведет к политической ответственности правительства. Первая группа контрольных полномочий осуществляется в обеих палатах парламента. Вторая – только Национальным собранием.

Французский парламент также имеет право изменять действующую Конституцию. Существующая специально для такой процедуры ст. 89 предусматривает, что инициатива внесения поправок принадлежит членам парламента и президенту Франции. Правда, Николя Саркози не обладает правом законодательной инициативы, но может потребовать от парламента нового рассмотрения закона или некоторых его статей, и в таком рассмотрении не может быть отказано. С другой стороны, последующая процедура такова, что де-факто от президента будет уже мало что зависеть: если парламентарии решат, что отмененный закон должен вступить в силу, то за него еще раз проголосуют в обычном порядке.

После подписания премьер-министром и соответствующим министром закон опубликуется в издании «Фурналь оффисиель» (серия «Законы и декреты»), и он вступит в силу. Однако возможно и такое, что Саркози попросит премьер-министра не подписывать закон – и тогда он будет лежать неопубликованным еще очень долго. Вот почему назначение «чужака» Руаяль главой правительства Николя Саркози не выгодно.

Хотя, в случае импичмента президенту Николя Саркози, именно председатель сената станет временным президентом – до избрания нового главы государства. Ведь председатель сената занимает третье (после президента и премьер-министра), а председатель Собрания – четвертое место в официальной должностной иерархии государства. Именно поэтому Сеголен Руаяль сейчас будет стремиться занять должность председателя сената Франции.

Национальное собрание и сенат заседают в Париже. Местонахождением первого является Бурбонский дворец, второго – Люксембургский. В случае, когда обе палаты собираются совместно, образуя конгресс (согласно действующей Конституции конгресс собирается лишь в одном случае – при рассмотрении вопроса о ратификации поправок к Конституции), то обе палаты заседают в Версале.

Интересно, что именно парламент Франции избирает все кандидатуры и в Высокую палату правосудия. Эта палата осуществляет правосудие в отношении высших должностных лиц государства – президента республики за государственную измену, членов правительства – за действия, совершенные ими при исполнении своих функций и определявшиеся в момент совершения как преступления или проступки, а также в случае заговора против безопасности государства. В последнем случае палата разбирает и дела сообщников членов правительства, участвовавших в заговоре. Так что Высокая палата правосудия станет очень действенным рычагом влияния Сеголен Руаяль на президента Николя Саркози. Если, конечно, ей удастся занять должность председателя сената Франции. А окончательный ответ на этот вопрос станет известен уже через два месяца.