...вице-президент Украинской лиги по связям с общественностью, президент Bohush Communications Денис Богуш.

В ходе видео-онлайн-конференции Денис Александрович рассказал о том, у кого из кандидатов в президенты больше шансов на победу, какие политические перспективы у Сергея Тигипко, в чем главная проблема Арсения Яценюка, и о многом другом.

Предлагаем вашему вниманию список заданных вопросов и ответов на них.




Ярослав (Киев): – Денис, скажите, какое впечатление на вас произвела предвыборная кампания? Имеется в виду до первого тура? И что можно ожидать от этой – перед вторым туром? Будут ли, по-вашему, какие-нибудь обострения? Спасибо.

Д. Богуш: – Добрый день. Мне очень приятно проводить такую интересную конференцию.

Первый тур был полностью прогнозируем, все знали, у кого какие будут проценты, что никаких сюрпризов не будет. И поэтому выборы прошли спокойно, тихо, с умеренным количеством фальсификаций – всего до 7%. Во втором туре будут сюрпризы, и мы видим, как подвергаются тестированию разные важнейшие точки принятия решения на выборах. Это и ВАС, и полиграфкомбинат «Украина», и ЦИК, и милиция, и дальше будет больше.

Миха: – Зачем Ющенко пошел на выборы, зная, что он пролетит, как фанера над Парижем?

Д. Богуш: – Я думаю, это нужно спросить у Ющенко. По-моему, он последнее время был немножко в виртуальном мире в плане электоральных настроений по своему поводу. То, что у Ющенко на выборах был такой низкий рейтинг, говорит само за себя. С одной стороны, он не делал то, что хотели его избиратели, с другой стороны, избиратель поставил свою оценку.

александр, киев: – Уважаемый Денис Александрович!

Кто выиграет на выборах Президента Украины? И будет ли третий тур выборов, как в 2004 году?

И еще – чем занимается ваше агентство Bohush Communications?


Д. Богуш: – Кто выиграет, мы узнаем через неделю. Понятно, что ни один кандидат не имеет стопроцентной вероятности выигрыша. По электоральным ресурсам Янукович имеет чуть больше шансов, чем Тимошенко. Но основные ресурсы будут задействованы во втором туре, они сейчас не видны.

Мы работаем на 50% с бизнесом и на 50% с политикой. В бизнесе это больше всевозможные антикризисные компании в сфере финансов, в сфере торговли, в сфере медиа. Если говорить про политику, то сейчас мы работаем с несколькими региональными структурами и периодически консультируем политиков первого эшелона. Последнее время мы приоритетно занимаемся имиджем Украины и регионов.

Елена М.: – Здравствуйте! Вопрос у меня такой – когда наступит то счастливое время, когда украинцы будут интересоваться не политикой, и кто кого и как обозвал на очередном шустер-лайв, а поэзией, живописью, театром, в общем искусством?

Д. Богуш: – Очень хороший вопрос и правильный. У нас очень молодое государство, и мы должны переболеть основными заболеваниями развивающихся стран. И действительно сейчас, после 2004 года, у нас свобода слова поднялась на высокий уровень, и в ответ на эту свободу предлагаются продукты в виде политических ток-шоу, куда может попасть любой политик, как оппозиционный, так и провластный, и высказать свою позицию. После 70 лет цензуры и всяких манипуляций со свободой слова это зрителю очень интересно. И конечно какая-то будет высокая заполитизированность еще лет 5 минимум. Если говорить про элементы этой заполитизированности, которые выплескиваются наружу, то по нашим исследованиям около половины всех сообщений из Украины идут про политику и всевозможные политические разборки. И нам такие же вопросы задают иностранцы из Европы, Америки, почему мы не говорим об искусстве, культуре, интересных возможностях, новых технологиях, интересных инвестиционных проектах. Они, конечно, о политике так много не думают. Я думаю, что украинская власть должна, наконец, успокоиться в дележе недоворованного, и потом мы будем говорить больше про искусство и культуру.

Леонид: – С штабом какого кандидата вы сотрудничаете на этих выборах?

Д. Богуш: – На этих выборах я сачкую в том плане, что активно не работал ни с одним из кандидатов. Но у меня несколько проектов по брендингу регионов, который я заканчиваю, и на местных выборах я уже буду участвовать.

ZVir: – Пан Богуш, Вас хотя бы иногда, хотя бы чуть-чуть не гложет совесть за Ваше участие в порождении украинского оранжевого монстра, который за пять лет разрушил и дискредитировал все, что только можно было разрушить и дискредитировать? Или Вы только выполняли свою работу?

Д. Богуш: – Хороший вопрос. Во-первых, мы работали с Ющенко еще с 2001-2002 гг., когда формировалась «Наша Украина», это был оппозиционный блок. Сама команда верила, что она делает что-то полезное. Я считаю, что все, что мы сделали, было правильно. Вопрос в другом: команда, которая привела Ющенко к власти, и народ, который вышел и поддержал Ющенко, они к нему предъявили очень завышенное ожидание, а с другой стороны, сам Ющенко не понял этой ответственности и тех мандатов доверия, которые ему выдали. Плюс он несколько раз менял свою команду, и те люди, которые его привели к власти, они оказались не у дел. Пришли совсем другие. Но в любом случае, я считаю, что это были периоды жизни страны, и они такие должны были быть.

алекс: – Я знаю, что Вы занимаетесь имиджем Украины и брендингом регионов – какой имидж у Украины? И как его улучшать?

Д. Богуш: – Не секрет, что имидж у нас не очень хороший. Опять же благодаря нашим уважаемым политикам, которые выносят сор из избы и свои конфликты перемещают в Брюссель, Лондон и Вашингтон. Действительно, наше агентство занимается этой темой около 5 лет. Мы привозили лучших специалистов мира по этой теме в Украину и выполнили ряд проектов в этом направлении. К сожалению, коммуникационными пиар-инструментами можно сделать не так много. Это очень системный вопрос, и многие страны в это вкладывают огромные деньги, в отличие от нашей. Например, Россия в это вкладывает в год около 500 млн. долларов, Америка – 1,5-2 млрд., Китай – около 6 млрд. Мне кажется, что очень важными элементами имиджа Украины является то, что мы страна с космическими технологиями. За время независимости Украина воплотила около 300 космических проектов, в том числе и с поверхности океана космический старт. Мы входим в 6 крупнейших в мире стран с космическими технологиями. С появлением у нас собственной стартовой площадки в Бразилии мы входим в государства с космическими технологиями наряду с Америкой, Германией, Францией. Ни одна страна Балтии или Восточной Европы, которая является членами ЕС, не может даже об этом мечтать. Также у нас есть антарктические исследования, производство искусственных алмазов, уникальные оборонные технологии и т.д. Как только об этом напоминаешь европейским партнерам, они моментально перестают обращать внимание на распри политиков и относятся к нашей стране намного серьезней. Это всего один из аспектов, которые нужно внести в имидж Украины, но на примере я показал, насколько это может быть эффективно.

Александр: – Я знаю, что Вы занимаетесь имиджем Украины. Расскажите, какой он и как его улучшить?

О: Если говорить об исследованиях имиджа, то нас воспринимают как малоизвестную, маловлиятельную страну, которая ищет свое место в мире. Также связывают нас с Чернобылем. Все считают, что у нас проблемы или напряженные отношения с Россией. Из известных людей – это Кличко, Шевченко, Ющенко, Тимошенко, Бубка, недавно Ксения Симонова. Дальше все знают, что мы – страна, в которой была помаранчевая революция и у нас победила демократия. Нас воспринимают страной, в которой очень красивые женщины и очень дешевые проститутки, с которыми сталкиваются в Европе. Все, кто сталкивается с украинской кухней, отмечают то, что она самая вкусная в мире. Напоследок можно сказать, что страну воспринимают как страну политического хаоса с высокой коррупцией, с неэффективной властью, которая не выстраивает стратегии развития даже на 5 лет. Из-за такого имиджа у нас снижаются инвестиционные потоки. Например, в 2008 году это было около 10 млрд. долл. прямых иностранных инвестиций, в 2009 – около 4. И деньги в эту страну не вкладывают, а выводят. Туристические потоки в 2009 году снизились на 30%. Я думаю, что власти есть над чем задуматься. А мы как бизнес им поможем.

Жора: – Как Вы можете объяснить успех Тигипко на выборах?

Д. Богуш: – Первое – против Тигипко никто системно не воевал. Второе – у него остался потенциал еще со времен Кучмы. Если бы тогда его выдвинули в президенты, то он бы легко победил Ющенко и о Януковиче никто бы не знал. И на этих выборах Тигипко позиционировался как молодой Янукович для восточных регионов. С похожими месседжами, и это дало результаты. Удивительно еще то, что за него будет голосовать и часть Западной Украины. А самое главное, у него не было явных маразмов в этой кампании.

Игорь Константинович: – Денис, скажите, что будет, если разрыв между Тимошенко и Януковичем будет всего каких-то 3-4 процента? Опять революция?

Д. Богуш: – 3-4% – это очень хорошо, плохо – 1-2%. Революции не будет, но разборки будут очень взрослые. Все слабые точки избирательного процесса будут атакованы. И будут зацепки на несовершенном законе о выборе президента. А зацепка будет в одном из членов ЦИК, и в печати ВАС, и в количестве бюллетеней, которые напечатает «Украина», и в милиционерах, которые будут стоять на участках, и в жестких фальсификациях выборов. И дай бог, чтобы на 8 марта у нас был один президент.

Виктор: – Как можно попасть работать к Вам?

Д. Богуш: – Первое – отправить резюме на электронный адрес нашего агентства. Но проблема в том, что мы сами выбираем людей. К сожалению, это немногочисленные команды, это обычно несколько человек, которые делают всю компанию. Вам надо быть суперпрофессионалом, и мы сами вас найдем.

Гений: – Скажите, а слепить картинку можно из любого кандидата? Или есть ограничения? Это вопрос к вам, как политтехнологу...

Д. Богуш: – Одно ограничение, конечно, есть. Есть определенные, например, внешние данные, посмотрев на которые можно четко сказать, что этот человек не может соревноваться на определенный пост. Например, в нашей стране пока не может быть президентом темнокожий. Уже в нашем сознании мы готовы к тому, что это может быть женщина. И так есть ряд показателей имиджа, по которым можно говорить о том, можно ли слепить из этого человек достойную кандидатуру. Если говорить серьезно, то существует ряд технологий и методик, по которым эти показатели вычисляются достаточно точно. Одна из методик – это идеальный кандидат. Например, в конкретном регионе на мэра города люди ждут совершенно конкретного идеального мэра. Это продиктовано предыдущим опытом тех людей, которые занимали эту должность. И люди к такому привыкли. Соответственно, новый кандидат должен обладать основными качествами мэра этой территории. Это одна из технологий. Существует еще с десяток подобных.

Славик: – Готовит ли кто-то Украине еще какую-нибудь цветную революцию, как вы думаете?

Д. Богуш: – Я думаю, что повторение уже невозможно. К счастью, люди быстро умнеют, и повторить тот национальный подъем, те высокие ожидания на такой уровень уже нельзя. Это уже наша история, и я думаю, что это очень красивая страница нашей истории. Возможно сделать нечто другое. Но подобного масштаба это будет крайне сложно.

Дмитрий, Харьков: – Добрый день! Чем, по-вашему, отличается Тимошенко от Януковича и наоборот? Заранее спасибо за ответ.

Д. Богуш: – Во-первых, Тимошенко и Янукович представляют разные политические силы. Они представляют разные бизнес-среды, разные олигархи их поддерживают. Плюс разные территориальные предпочтения и различия. И наверняка разные курсы развития страны.

Ирина: – Здравствуйте! Денис, расскажите, пожалуйста, какие перспективы у Тигипко на возможных досрочных парламентских выборах.

Д. Богуш: – У Тигипко хорошие перспективы в том плане, что молодой политик начал летом кампанию, взял столько процентов на президентских выборах, это залог большой фракции в парламенте на досрочных выборах, если такие будут. У него тоже есть высокий мандат доверия, который он может растерять, если сделает неправильное движение в ближайшее время. Я бы хотел, чтобы подобные политики, как, например, Тигипко и Яценюк, с их политическими силами начали теснить тяжеловесов украинской политики.

лора: – Сколько стоит постановочное шоу типа «оранжевой революции»?

Д. Богуш: – Сколько стоит для кого? Если говорить про тех бизнесменов, которые вкладывали в это деньги и стояли на Майдане, то я был свидетелем вложений сотен тысяч долларов. Если говорить про избирательную кампанию, то речь шла о нескольких сотнях миллионов долларов. А если говорить об эффекте, который оценивают, например, 120 камер мировых информагентств в течение месяца, и посчитать все трансляции, то это больше миллиарда долларов, который не платили организаторы кампании, а это такой так называемый «рекламный эффект». Кстати, избирательная кампания 2004 года, которая закончилась оранжевой революцией, признана лучшей в мире избирательной кампанией. Причем в этом же 2004 году была кампания Буша - Керри в Америке. Поэтому эффективность этой кампании значительно выше тех денег и ресурсов, которые были в нее вложены. Есть миф, что эту кампанию помогали делать американцы. Это бред, т.к. американцы у себя не смогли сделать подобную кампанию.

Гость: – Добрый день! А скажите, пожалуйста, что именно было провальным в избирательной кампании Яценюка (он же так хорошо стартовал), что именно его погубило? И у каких кандидатов, по-вашему, самые интересные предвыборные кампании, а у кого нет?

Д. Богуш: – У Яценюка основная проблема – это те политтехнологи, которые его убедили сделать эту кампанию. Такое впечатление, что эти политтехнологи, мягко говоря, подосланы специально убить его рейтинг. Если бы мне поставили задачу убить рейтинг Яценюка, я бы справился хуже. Первое: они увидели, что у него 28% поддержки на Западной Украине и 14% рейтинг по стране. И исходя из этого было решено выбрать самую худшую цветовую гамму в спектре для рекламной кампании. Мы знаем, что красный цвет возбуждает, синий – успокаивает, самые негативные эмоции вызывает черный с темно-зеленым. Второе: для убивания такого высокого рейтинга необходимо было его убедить перепозиционироваться на Востоке Украины, где он имел от 2 до 5%. И убедить, что надо быть президентом всей страны, а не только Западной Украины. И они смогли это сделать. И он бросил своих избирателей на западе и стал провозглашать пророссийские месседжи. Соответственно, на западе Украины его рейтинг стал резко снижаться. Третье: для негативного восприятия Яценюка необходимо сделать ему искусственный имидж, отличный от того имиджа, когда его рейтинг рос. И искусственный имидж военизированного мачо максимально контрастировал с естественным Яценюком. Но самая главная технология состояла в том, чтобы убеждать самого Яценюка в том, что это самые гениальные ходы в избирательной кампании и они ему принесут максимальную пользу.

посторонний: – Как получилось, что господин Богуш стал одним из разработчиков кампании Ющенко в 2004 году? Спасибо

Д. Богуш: – С 2002 года я работал в департаменте стратегического планирования, а потом управления сначала блока «Нашей Украины», а потом Виктора Ющенко. И так получилось, что мы разрабатывали и кампанию 2002 и 2004 гг., от стратегии кампании до рекламных продуктов. Потом я после 2004 года поездил по разным странам с презентацией избирательной кампании Ющенко, которая есть в интернете и можете ее посмотреть http://fibraco.hu/orange.

ВоВо: – Сколько сейчас получает политтехнолог, только честно. Это большие суммы?

Д. Богуш: – Политтехнолог может получать очень разные суммы в зависимости от того, что он предлагает и на какого уровня кампании он работает. Если говорить про политтехнологов Яценюка, то они получают очень много из-за сложности работы (наверное, это сотни тысяч долларов). Если говорить про организатора «полевых» работ на местных выборах, то это может снижаться до 500-1000 долл. в месяц. Особенно в условиях кризиса. Поэтому политтехнологи стараются продавать конкретные продукты – исследования, стратегии, акции, рекламу. И она очень похожа на стоимость рыночную в бизнесе. Если политтехнолог умеет разводить вип-клиента, то некоторые могут дотянуть до миллиона долларов. Но они чаще живут в соседней стране.

Спасибо за интересные вопросы. Всего хорошего, удачи!