...войну. При этом Кремль атаковал Бацьку набором компромата, а тот «мобилизовал» себе в помощь грузинского президента Саакашвили...

Мочить в телеэфире

Как заметила российская пресса, отношения между Москвой и Минском сегодня напоминают историю о том, как поссорились Иосиф Броз Тито и Иосиф Виссарионович Сталин. И сходство, безусловно, есть. Двое союзников (возможно, уже бывших) разругались по причине разного понимания сути своего союза. А точнее, не сойдясь во мнении в извечном вопросе – кто главный?

Кремль традиционно считает главным себя. И, опять же, традиционно не терпит никакого самовольства, «новгородчины» (или «украинства»). Поэтому план построения союзного государства Беларуси и РФ последние 10 лет состоял в том, чтобы отреформировать «картофельную республику» так, как это необходимо россиянам. Точнее, российским олигархам и политикам. И это понятно: Беларусь представляет для них определенный интерес, на пути которого стоит полусоциалистический строй с твердой властью Бацьки во главе. Причем сохранить власть (должность, охрану, дачу), но передать экономику и вообще страну в руки союзников, Лукашенко отказался. Дескать, его страна не Панама какая-нибудь, да и он не Норьега!

В общем, начались в этой семье славянских народов процессы, которые обычно предшествуют разводу. Стороны уже выяснили, кто кого кормит, и кто не выполняет свой «супружеский долг» (и в чём он должен заключаться), уже устроили несколько скандалов с битьем посуды на экономической кухне, а теперь увлеченно занялись публичным изобличением друг друга. Это уже не «милые бранятся – только тешатся», скандал зашел слишком далеко.

Последняя скандальная «дискуссия» Минска и Москвы была посвящена Таможенному союзу. И если ранее россияне без лишнего шума попытались принудить Лукашенко к согласию путем экономического давления, то на этот раз они нанесли по нему полновесный информационно-политический удар, решив мочить Бацьку в телеэфире.

Российское телевидение и так вот уже несколько лет как предпочитает не радовать зрителей положительными репортажами о «белорусском чуде». То ли проявляя добровольный солидарный гнев в отношении лукавого «союзника», то ли опасаясь телефонного звонка в стиле «ты что, сука, клику пропагандируешь?». Теперь же тактику пассивного молчания сменила другая – активного нападения.

4 июля телекомпания НТВ запустила первую часть проекта «Крестный батька», в котором прокрутили заботливо собранный на Лукашенко компромат. От обвинений в диктаторстве и физическом уничтожении оппозиции до смакования подробностей его личной жизни. Вспомогательную роль играли газетные публикации с кричащими заголовками «Лукаблудие» и «Батьку в пекло».

До этого подобные «откровения» российских СМИ посвящались только официальным политическим противникам Москвы: Саакашвили, Ющенко, Тимошенко. Теперь вот, похоже, к ним приравняли и Александра Лукашенко. Разумеется, немедленно возник вопрос: почему, с какой целью и что же в целом замыслил Кремль?

Но пока политологи гадали, Лукашенко решил нанести ответный удар. И, без сомнения, превзошел все ожидания. Публикации в белорусской прессе скандального доклада Бориса Немцова «Путин. Итоги. 10 лет», чей тираж в самой России заблокировали, казались вполне адекватным ударом. Вы про нас «пооткровенничали» – и мы про вас кое-что расскажем. Интересно, что сам Немцов, который невольно стал орудием белорусско-российских разборок, несколько струхнул и заявил, что своего согласия на эту публикацию не давал. Ну, это понятно – ему в России ещё жить.

Однако этого Александру Григорьевичу показалось мало. И он решил вдарить по Москве из тяжелой артиллерии, пригласив себе в гости Михаила Саакашвили, любезно предоставив тому белорусский эфир. Тот, разумеется, не отказался от возможности поучаствовать в антироссийском спектакле.

Получился такой себе обмен громкими политическими пощечинами. Не больно, но очень неприятно. Особенно неожиданное «восстановление отношений» с грузинским президентом. Ведь как союзник, Беларусь должна была (из приличия) поддержать внешнюю политику России в отношении Абхазии и Южной Осетии и признать независимость этих республик. Но Лукашенко тянул с этим два года, а теперь и вовсе «поручкался» с инициатором «войны 08.08.08», являющегося для России таким же врагом номер один, как Бен Ладен для США.

Понятно, что если Александр Григорьевич хотел только позлить своих российских коллег, то он явно перегнул палку. Одно дело изображать «многовекторность», приветливо помахивая ручкой Западу, и совершенно другое делать вид, что начинаешь дружить с официальным противником своих союзников. А Лукашенко именно делал вид, если этого кто-то не понял. Ведь никакого практического смысла в дружбе с Грузией у него нет – ни политического, ни тем более экономического. Да и сами белорусы были как-то не рады такому гостю.

Однако Лукашенко это сделал. И ведь его нельзя назвать недалеким: дядька он импульсивный, но умный, благодаря чему «керует» Беларусью уже 16 лет и по-прежнему пользуется поддержкой избирателей. Что это, случайная ошибка непродуманной стратегии или хитрый ход?

Мазепа XXI века

И снова не было внятных ответов, зато была повторная информационная атака: в дело пошло продолжение «Крестного батька», новые публикации и монологи политиков, одни из которых просто выражали своё негодование, а другие оптимистически пророчили, что эпохе Лукашенко приходит конец.

Разобраться в этой ситуации мешают два мифа, усердно внедряемые в наше сознание. Первый – что Лукашенко является диктатором, которого бы давно сверг Запад, да Россия не давала. Что тут сказать? Ярлык «диктатора» к нему, понятное дело, приклеен Западом. Причем дело тут вовсе не в том, что Лукашенко правит Беларусью слишком долго и слишком жестко. С точки зрения демократии тут все законно: трижды избирался большинством голосов, имеет большую популярность в народе, ну а что разгонял митинги оппозиции – так, а где их не разгоняют? Однако в свое время Лукашенко был инициатором этого самого союзного государства с Россией, а также остановил в своей стране «рыночные преобразования». В связи с чем для западных политиков и бизнесменов он представляется эдаким осколком СССР, возрождения которого Запад категорически не желает.

Такой негативный имидж Александра Григорьевича был во многом выгоден России. Раз Запад объявил его «последним диктатором Европы», значит, ему некуда деваться. А раз ему некуда деваться, то он должен пойти на любые уступки Москве только чтобы остаться при власти и не оказаться в Гааге. Изображать из себя покровителя Лукашенко и ставить ему условия было хорошим методом экономического и политического поглощения Беларуси. Неудивительно, что Лукашенко пытался выбраться из этого капкана – путем самоличного восстановления хороших отношений с Западом. Хотя бы чтобы избежать экономических санкций в отношении Беларуси.

«Цветной революции» Бацька не боится – его власть уверенно держится и на поддержке населения, и на верных силовиках (не склонных к чаепитиям с лидерами оппозиции, подобно украинским). Но без экономической интеграции на Запад его республике будет проблематично оторваться от российской сиськи. Не жить же выращиванием картошки!

Но как только белорусский лидер начал тормозить процесс создания союзного государства и наводить мосты с Западом, был создан (уже россиянами) второй миф. О том, что Лукашенко – предатель, прямо таки Мазепа XXI века.

Бесспорно, в какой-то степени такое обвинение обосновано. Раз уж он сам был инициатором «славянского союза», то его переход к «многовекторности» вызывает много вопросов и негативных эмоций. Но это если не учитывать причины, которые побудили Лукашенко изменить свою политику.

Кроме того, а разве один только Александр Григорьевич взял и «кинул» Россию? За эти двадцать лет с ней то сближались, а потом снова отдалялись многие постсоветские республики. В том числе Украина времен правления Кучмы. Да и сейчас команда Януковича как-то вдруг позабыла о своих обещаниях восстанавливать российский вектор политики.

Всё это можно пояснять особенностями характера политических руководителей. Можно пояснять активной работой Запада, который и не скрывал, что старательно выводил республику из-под влияния Москвы. Это, как говорится, факты. Однако нельзя и не задаться вопросом – что ж это за страна такая Россия, от которой все убегают? Подобное происходит и с Соединенными Штатами – тем тоже проблематично удерживать своих норовящих улизнуть союзников. Может быть, такова судьба мировых супердержав. А может быть, дело в их, мягко говоря, не скромных амбициях...

«Или я веду её в ЗАГС, или она меня к прокурору»

В сложившейся ситуации у Лукашенко (и Беларуси) есть два варианта будущего. Оптимистический – нынешние раздоры забудутся, как забылись в своё время разногласия между СССР и Югославией, которая отстояла (точнее, высидела) своё право на некоторую самостоятельность в «социалистическом лагере». Однако тогда это случилось лишь после смерти Сталина и смягчения внешней политики Советского Союза. Изменят ли свое отношение к Беларуси нынешние российские руководители или их приемники – сказать трудно. Пока что причин для этого нет. Беларусь нужна им такая, какая нужна – на блюдечке с голубой каемочкой. И это не прихоть, а прагматический интерес. В конце концов, Россия – не благотворительный фонд. А, учитывая разность экономических потенциалов и зависимость Беларуси от восточного партнера, легко догадаться, кто кого может «пересидеть».

Есть и пессимистический вариант. Александр Григорьевич может действительно последовать по стопам Норьеги. Процедура устранения того от власти, кстати, тоже началась с публикации компромата. В пользу такого варианта говорит простой факт: Беларусь нужна россиянам, а вот Лукашенко уже нет. Более того, он только мешает.

Однако взять и «слить» Бацьку не так просто, как это кажется. У себя в Беларуси он укрепился не хуже чем Маколей Калкин в фильме «Один дома», заранее продумав свою политическую оборону (с экономической он явно проигрывает) до мелочей, вплоть до медленного насаждения варианта белорусского национализма. Не в классическом понимании – с плясками в белых рубахах и криками «геть москалей», а чисто местечкового, безнационального характера. Мол, мы с русскими братские народы, но их власть обижает нашу власть. Причем Лукашенко прекрасно, с присущим ему красноречием, поясняет, что виной всему жадность российских олигархов, которых не следует путать с добродушным братским русским народом. Этим же он мотивировал и последнюю информационную атаку в свой адрес.

А говорить Александру Григорьевичу нужно много и убедительно, поскольку он правильно понял, что начавшаяся против него информационная война может ставить целью создания его отрицательного образа главным образом внутри страны. С прицелом на ближайшие президентские выборы. Дальше, по наработанному сценарию, идут усиление оппозиции, вмешательство иностранных государств в политический процесс, заказные опросы, крики о фальсификации, Майдан, «цветная революция».

Проблема, правда, в том, что замены Лукашенко, казалось бы, нет. Ни один из лидеров тамошней оппозиции не является пророссийским – скорее наоборот. В Беларуси вообще нет пророссийской оппозиции президенту, ну, не считая малочисленных маргиналов. Всё очень просто: до сих пор Лукашенко сам был пророссийским политиком. А теперь он умело объяснил свои демарши кознями российских олигархов. То есть, объяснил сябрам, что он не против России, нет – он лишь против разных там Абрамовичей. А те, кто с этим не согласен, – наймиты нефтяных миллиардеров.

То есть, сменить Бацьку может только прозападный политик, если, конечно, Кремль не умудриться таки создать нужного кандидата (и его не посадят в Минское СИЗО). А значит, новый президент Беларуси с большой вероятностью просто вывел бы её из состава союзного государства и взял курс на «евроинтеграцию».

Казалось бы, для Москвы этот вариант неприемлем, так что остается только замиряться с Лукашенко. Однако давайте подумаем: Беларусь в этом случае будет потеряна только политически. И потеря эта невелика, потому что как союзник Лукашенко уже почти не существует для России. Но зато прозападный президент сразу же начнет «рыночные реформы», то есть пустит с молотка всё то, что копил и берег его предшественник. Начнется грандиозная распродажа! И вот тут-то российский бизнес и сможет добиться желаемого, особенно если российская власть сумеет обеспечить ему в этом деле приоритет.