…зависит, прежде всего, от того, в какой степени могут договориться о совместных действиях коммунисты и партии социал-демократического направления.

Можно было бы также говорить о партиях, которым присущи элементы троцкизма, но у нас они, и это видно на примере ПСПУ, развития не получили. Да и сама ПСПУ, с точки зрения троцкизма в Западной Европе, какая-то «ненормальная». Там в троцкисты в массовом порядке идет творческая интеллигенция, а в ПСПУ мы видим, по большей части, собрание странных личностей, чье хобби, разумеется, далеко от Трипольской культуры, но и к классической мировой литературе никакого отношения не имеет. Поэтому остаются все же коммунисты и социал-демократы.

Историческая трагедия

Мне еще в 2005 году, под впечатлением шабаша победивших с помощью заграницы оранжевых сил, пришлось писать статью о взаимоотношениях коммунистов и социал-демократов на примере зарубежного опыта.

В самом деле, этими словами из Вильяма Шекспира можно начать сюжет о взаимоотношениях между коммунистами и социал-демократами. Имея общее происхождение из марксова «Капитала», вот уже столетие они остаются непримиримыми противниками. А все потому, что первые сделали ударение на «Капитале», а вторые, начиная с VI конгресса II Интернационала в Амстердаме в августе 1904 года, стали обслуживать интересы капитала без кавычек.

История взаимоотношений двух политических сил полна трагедий. В начале 1930-х годов, когда Гитлер рвался к власти, две крупнейшие партии тогдашней Германии - Коммунистическая и Социал-демократическая - не смогли договориться между собой. Социал-демократы отказались от сотрудничества с коммунистами. Взаимопонимание они нашли, только оказавшись в одних и тех же концлагерях. Последствия трагической ошибки немецких социал-демократов хорошо известны всему миру.

Там же, где они договаривались, как, например, во Франции в середине 30-х годов, соглашения всегда отличались непостоянностью и не могли переломить трагический ход событий.

Во Франции, например, правые радикал-социалисты во главе с Э. Даладье в 1938 году отказались от политики Народного фронта, пошли на сотрудничество с Гитлером и Муссолини и одновременно повели наступление на социальные завоевания трудящихся. А в сентябре 1939 года Даладье издал декрет о роспуске Французской коммунистической партии, конфискации ее имущества и запрещении изданий ФКП. Многие депутаты-коммунисты были преданы незаконному суду, брошены в тюрьмы и концлагеря. Важно отметить: погром Компартии происходил тогда, когда оставалось всего лишь восемь месяцев до захвата Франции фашистской Германией…

Левые в ФРГ

Как сегодня выглядит проблема единства левых сил в Западной Европе? Обратимся снова к Германии, теперь - ФРГ. Собственно Компартия в послевоенной Германии «не пошла»: в 1956 году она была запрещена, а к моменту отмены запрета в 1968 году наиболее острые социально-экономические проблемы в стране при помощи США были худо-бедно решены. Как раз находилось в разгаре «экономическое чудо» Людвига Эрхарда. Западные немцы стали забывать о карточной системе и пересаживались с велосипедов на автомобили.

На этом фоне набирала силу опирающаяся на профсоюзы СДПГ - одна из старейших и авторитетных политических партий не только в Европе, но и во всем мире. Точкой отсчета ее истории считается 1863 год, когда Фердинанд Лассаль учредил Всеобщий германский рабочий союз. СДПГ стояла у истоков Веймарской республики в 1919 году, а в 1933 году была запрещена нацистами. В послевоенные годы партия занималась, в основном, экономической борьбой работников наемного труда, а в идеологии придерживалась категории «демократический социализм». Примерно, как у нас социалисты Александра Мороза.

Что это за социализм, пояснил в 1975 году тогдашний лидер СДПГ Вилли Брандт: «Социализм - это линия горизонта. Ты стремишься ее достигнуть, преодолеваешь при этом трудности и препятствия. Но чем ты быстрее бежишь, тем быстрее удаляется от тебя линия горизонта. Ты ее никогда не догонишь, но бег тебя совершенствует, ты не стоишь на месте». То есть Александр Мороз обещал нам построить в Украине Европу, а в Европе ее строили, и все еще продолжают строить, сами не зная, когда же строительство завершится, и завершится ли оно вообще.

А вот после поглощения ГДР снова возникли условия для появления мощной и действительно левой партии. Правящая в бывшей ГДР СЕПГ в новых условиях превратилась в Партию демократического социализма (ПДС) и стала принимать участие в политической жизни объединенной Германии. Вскоре она сумела найти союзников в рядах… СДПГ.

В начале июля 2004 года в Берлине произошло событие, последствия которого с самого начала обещали стать весьма значимыми для политического ландшафта Германии.

Противники курса неолиберальных реформ в СДПГ, на которые встал канцлер от социал-демократов Герхард Шредер, сделали тогда первый шаг на пути к новой партии. Они создали «Избирательную альтернативу за труд и социальную справедливость». 20-21 ноября того же года состоялся съезд «альтернативщиков», который преобразовал ее в партию.

Наблюдатели заключили, что Альтернатива имеет лево-реформистский характер, выступает за «социальное равновесие», как было это во времена канцлера Вилли Брандта. Однако в партии присутствует и более радикальное течение, представленное профсоюзными активистами, левыми социал-демократами и частью радикальных левых, например, «Социалистической альтернативой».

Возглавил Альтернативу, правда, вначале неформально, бывший председатель СДПГ и бывший министр финансов ФРГ Оскар Лафонтен в первом красно-зеленом правительстве, демонстративно покинувший оба поста из-за разногласий с канцлером Герхардом Шредером. Он заявил, что «Шредер дискредитировал себя результатами своей политики», и потребовал его отставки. Кроме того, он ультимативно предупредил: «Если Шредер продолжит свою провалившуюся политику до следующих выборов в бундестаг, то появится новая левая группировка с целью устранить социальный демонтаж. Тогда эта группировка будет мной поддержана».

У истоков нового политического образования находились также некоторые бывшие «нерядовые» члены СДПГ, исключенные из партии, когда они заявили о намерении создать социал-демократическую альтернативу. Происходило это на фоне массового добровольного выхода членов из рядов СДПГ, теряющей, в том числе, и немало партайгеноссе с многолетним партийным стажем.

В сентябре 2005 года Альтернатива и ПДС единым избирательным блоком выступили на досрочных выборах в бундестаг и получили более 8% голосов, став четвертой политической силой страны. Массового избирателя на Западе привлекал Оскар Лафонтен, а на Востоке - легендарный Грегор Гизи, многолетний руководитель ПДС и великолепный оратор. Отличился на Востоке и актер Петер Соданн, главный герой воскресного телевизионного сериала «Место преступления». 69-летний актер из Галле хорошо известен миллионам людей не только своими ролями в кино, но и активной политической деятельностью. Во времена ГДР он вел политическое кабаре, а теперь выступает на митингах и собраниях под лозунгами мира и социальной справедливости.

В итоге, на бывшей территории ГДР левые вообще вышли в лидеры. Это значит, что, останься ГДР самостоятельным государством, к власти в ней вернулись бы бывшие члены СЕПГ.

Проблемы эсдеков

А вот социал-демократы не досчитались нескольких столь важных для них процентов голосов, заняли на выборах второе место и не смогли возглавить правительство. Чтобы не лишиться власти полностью, эсдеки, вопреки мнению рядовых партийцев, выступавших за коалицию с «левыми» и «зелеными», пошли на создание «большой коалиции» с правыми.

Союзники же образовали в бундестаге единую фракцию «Левые» и решили создать единую партию. И вот 16 июня 2007 года в Германии официально появилась новая Левая партия. Эксперты немедленно заговорили о мощном конкуренте СДПГ и неминуемом оттоке голосов у социал-демократов, и без того переживающих сейчас не лучшие времена.

Социологические исследования показывают, что в последние месяцы рейтинг СДПГ колеблется в пределах 24-26%, то есть находится на самом низком уровне со времени проведения досрочных выборов. А вот рейтинг Левой партии, наоборот, увеличился до 12-13%.

Имидж СДПГ сильно пострадал от реформ социальной сферы, начатых еще во времена Герхарда Шредера. Теперь безработным со стажем более одного года необходимо соглашаться на любую предложенную вакансию даже с оплатой ниже тарифа. Иначе можно лишиться пособия. Нет больше и гарантии от увольнений для вновь нанятых на предприятия с числом работников менее десяти человек. Поэтому круг избирателей Левой партии расширяется, в первую очередь, за счет людей, разочаровавшихся в СДПГ. Нередко это бывшие сторонники партии, отвернувшиеся от политики социал-демократов и до недавнего времени бойкотировавшие выборы.

В мае 2007 года «левые» с 8,5% прошли в ландтаг (земельный парламент) Бремена. Ближайшие земельные выборы, которые в январе 2008 года состоятся в Нижней Саксонии и Гессене, станут, таким образом, для эсдеков своеобразным барометром настроения избирателей, а для Левой партии - хорошей возможностью перейти на качественно новый уровень в региональной политике на территории бывшей Западной Германии.

Немецкий политолог Юрген Фальтер говорит, что «в Гессене Левой партии удастся набрать достаточное количество голосов, чтобы преодолеть 5-процентный барьер и попасть в палату депутатов. Хорошие шансы, по мнению эксперта, открываются для «левых» и на парламентских выборах в Гамбурге, в феврале 2008 года.

Несмотря на то, что у Левой партии пока нет официальной программы, свое место в политическом спектре Германии она видит слева от социал-демократов и стремится, по словам руководителя фракции в бундестаге Грегора Гизи, к «изменению системы в сторону большей социальной справедливости». Иначе говоря, Левая партия пытается решить те задачи, которыми в условиях, так сказать, «развитого капитализма» могла бы заниматься любая коммунистическая партия.

В число первоочередных требований Левой партии входят введение ставки минимальной заработной платы, отказ от повышения пенсионного возраста с 65 до 67 лет, немедленный вывод немецких солдат из Афганистана, государственный контроль за такими важными отраслями инфраструктуры, как энергоснабжение, железнодорожный транспорт и почтовые службы.

Шансы на сотрудничество

В новых условиях, когда влияние Левой партии растет с каждым днем, социал-демократам приходится задуматься над тем, как строить с ней отношения. Первой реакцией из рядов эсдеков на официальную регистрацию новой партии стал призыв председателя СДПГ Курта Бека отказаться от создания так называемых «красно-красных» коалиций на земельном и федеральном уровне.

Однако политолог Юрген Фальтер считает, что СДПГ не сможет достичь в своих рядах однозначной позиции по поводу сотрудничества с Левой партией. «Отдельные лица второго партийного эшелона, например, премьер-министр Берлина Клаус Воверайт, позитивно смотрят на создание политических союзов с Левой партией», - говорит политолог. Да, это тот самый Воверайт, по инициативе которого в списке почетных граждан Берлина был восстановлен вычеркнутый из него после объединения Германии первый послевоенный комендант города советский генерал Николай Берзарин.

Что же касается долгосрочной перспективы, говорит Фальтер, не исключено создание коалиций такого рода как в восточных, так и в западных землях. И, скорее всего, политолог прав. Ибо, если нынешнее руководство социал-демократов не изменит своего отношения к Левой партии и своих взглядов на социально-экономическую политику, СДПГ может лишиться многих людей. В том числе и самого Клауса Воверайта, который уже намекал, что на следующие выборы в бундестаг он может пойти в составе Левой партии, «прихватив» с собой заодно и Берлинскую организацию СДПГ.

Новые ветры в СДПГ

Видя такое развитие событий, руководство СДПГ стало смягчать тон. А в конце октября 2007 года в Гамбурге состоялся съезд этой партии. В последний день работы форума делегаты приняли новую партийную программу «Социал-демократия в XXI веке». Этот документ, получивший также название «Гамбургская программа», сменил прежнюю «Берлинскую программу», принятую еще в 1989 году.

По мнению экспертов, решения съезда, включая новую партийную программу, свидетельствуют о стремлении СДПГ вернуть себе утраченный имидж «левой народной партии». В программе часто встречается понятие «демократический социализм». На вопрос корреспондента одного из телеканалов, не пугает ли СДПГ идеологическая окраска термина, председатель партии Курт Бек ответил, что социал-демократы не намерены дистанцироваться от своих корней. Несмотря на новые оттенки, которые термин приобрел за последние десятилетия, понятие «социализм» по-прежнему символизирует связь свободы и справедливости, считает лидер СДПГ.

В документе подчеркивается, что СДПГ была и остается «левой народной партией». Авторы программы призывают к сохранению принципа солидарности и ответственности государства за благополучие своих граждан. На вопрос, означает ли новая программа отказ от политического наследия Герхарда Шредера, Бек ответил: «Времена изменились».

Делегаты съезда высказались, в частности, за введение в стране гарантированной законом минимальной зарплаты, за увеличение продолжительности выплаты первичного пособия по безработице для людей зрелого и пожилого возраста, за частичную приватизацию железнодорожного концерна Deutsche Bahn с помощью эмиссии так называемых «народных акций».

Кроме того, СДПГ требует запрета деятельности неонацистской Национал-демократической партии Германии, ограничения скорости движения на автострадах страны 130 километрами в час, а также сокращения германского военного контингента в Афганистане.

Съезд также высказался за денонсацию коалиции с ХДС/ХСС по истечении полномочий нынешнего созыва бундестага. «Избиратели потребовали от крупнейших партий заняться совместным решением насущных проблем. К этой задаче мы относимся со всей серьезностью. Однако между консерваторами и социал-демократами практически больше не осталось точек соприкосновения», - сказал по этому поводу Курт Бек.

Легко заметить, что эти положения во многом совпадают с первоочередными требованиями Левой партии. То есть возникают новые возможности для сотрудничества двух политических сил. Если, конечно, руководство СДПГ не преследует втайне другую цель - повысить свою конкурентоспособность на электоральном рынке в противостоянии с Левой партией. Возможно и то, и другое. Но дорога к сотрудничеству, как видим, окончательно не закрыта.

«Мы сможем определить практические шаги»

Так - «у них». А у нас остается определить, кого можно называть социал-демократами. В первую очередь, социалистов, которые и сами подчеркивают свою социал-демократическую суть. В скором времени состоится съезд СПУ, и мы услышим, что думают там по поводу единства левых сил Украины. Вот только неясно, как быть с набившими уже оскомину всем сторонникам левых личными амбициями Александра Александровича.

Что касается СДПУ(О), то эта партия недавно обновила свое руководство, вновь заявила о своей приверженности постулатам социал-демократии. Но очевидно, что в партии после недавних поражений все еще продолжается брожение и борьба за выбор дальнейшей генеральной линии, зато шансы на «поправку здоровья» весьма велики. Во всяком случае, новый лидер объединенных эсдеков Юрий Загородний заявляет, что «украинская социал-демократия еще не сказала своего последнего слова».

Кроме того, именно объединенным эсдекам принадлежит идея объединения усилий всех лево-центристских партий Украины. Для этого СДПУ(О) инициировала проведение «круглого стола», который может состояться уже в ближайшее время, а также проводит переговоры и консультации с потенциальными партнерами. «Мы не выдвигаем никаких условий по поводу того, в какой форме должны продолжаться консультации и переговоры, - отметил заместитель председателя партии Алексей Мустафин, - кроме того, что это должны быть демократические левые партии. И мы считаем, что начинать нужно с идеологических подходов, а не с обвинений или каких-то кадровых претензий».

Что касается коммунистов, их лидер Петр Симоненко, говоря о проблеме единства левых, заявил, что «основой для дальнейшего обсуждения проблемы объединения, координации и совместного проведения тех или иных акций являются наши политические платформы, политические программы. (…) Сегодня не может быть сомнений в том, что база для проведения соответствующих консультаций – "круглого стола" - весомая, и ее надо использовать. Именно посредством "круглого стола" мы сможем определить практические шаги по координации наших действий».

По словам Петра Симоненко, конкретными темами, объединяющими левых, может быть негативное отношение к блоку НАТО. «Наши взгляды в вопросе о вступлении Украины в НАТО схожи. НАТО может послужить некоей стартовой площадкой для нас. Кроме того, нас объединяют и позиции по некоторым вопросам социальной политики государства. Я убежден, что проведение "круглого стола" даст ответы на многие вопросы даже для тех, кто рассматривает координацию и совместные действия исходя только из каких-то личных амбиций. Я исключаю всякие рассуждения о том, что объединение невозможно», - заверил лидер украинских коммунистов.

Хотелось бы, чтобы «практические шаги», о которых говорил Петр Симоненко, были определены и пройдены как можно скорее. Ведь все подсказывает, что очередные внеочередные парламентские выборы уже не за горами.