…в этом затянувшемся на десятилетия деле точку. Или запятую. В любом случае, эта тема уже стала «золотым дном» для истосковавшихся по публичности разномастных национал-патриотов.

Русины или украинцы?

В поддержку решения проголосовал 71 депутат областного совета (при двух против и одном воздержавшемся). Помимо официального признания существования русинов, оно предусматривает финансирование развития их языка и культуры, а также обращение в Верховную Раду с просьбой признать русинов на государственном уровне.

Но как раз признание русинов на всеукраинском уровне вызывает огромные сомнения – учитывая традиционную точку зрения на русинский вопрос украинских национал-патриотов, которые в этом случае проявляют явные признаки национал-шовинизма. «Никаких русинов нет!» – это окончательная и безапелляционная позиция сторонников «великой украинской нации». Очень напоминающая известное выражение в отношении уже самих украинцев.

Так есть русины или нет? У национал-патриотов на этот счет есть два мнения. Более умеренные из них считают, что «русины» – это устаревшее название украинцев, проживавших в западных регионах, на территории Австрийской Империи. Когда это население, наконец, пропиталось национальным самосознанием (свидомистью), оно прозрело и стало называть себя правильно – украинцами. Но некоторые несознательные, «темные» личности все еще по старинке продолжают считать себя русинами.

Более радикальные национал-патриоты считают «русинство» политической провокацией Москвы. Аргументируя это фактами поддержки русинского движения в 19 веке Российской империей. Мол, «кляти москали» хотели переделать украинцев в «каких-то русинов» – и сейчас снова возродили свои коварные планы.

Правда, при этом национал-патриоты предпочитают не вспоминать о еще более масштабной поддержке движения украинского – со стороны Вены и Берлина.

Таким образом, украинские правые сходятся во мнении, что русины – это украинцы, по заблуждению или сознательно не желающие себя признать членами великой героической нации, историю которой некоторые написанные ими учебники определяют в 140 тысяч лет.

Сами русины не считают себя столь древним этносом и относят свои корни к народу белых хорват, населявших Восточные Карпаты уже во времена Рюрика. О возникновении слова «русины» историки спорят до сих пор, однако оно уже существовало тогда, когда об «украинцах» еще и не слыхивали – а национально-несознательное население будущей Украины упрямо именовало себя русинами, русами, руськими, русскими и т.п. К слову, первая протоукраинская организация, открытая в 1848 году во Львове, называлась «Головна Руська Рада».

К тому времени те, кто считал себя русинами (в немецком варианте – рутенами), проживали уже не только в Подкарпатье (это если смотреть со стороны Киева, то будет Закарпатье), но и в Галиции, Буковине, Словакии, Воеводине (Сербия), Хорватии. Впоследствии немало их эмигрировали в США и Канаду, где и сегодня существуют русинские организации.

Русины подчеркивали свое отличие и от украинцев, как начали во второй половине 19 века называть коренных жителей австрийской части Украины, и от русских, называя последних «братским народом».

Тем не менее, ищущая друзей за рубежом Российская империя пыталась протянуть русинам «руку дружбы», однако помощь была скорее чисто символическая и больше принесла вреда, чем пользы. Это послужило поводом для обвинения русинского движения в пророссийскости.

Многие русины сохранили убеждения своей национальной идентичности, даже несмотря на массовую проукраинскую агитацию и большие неприятности со стороны австрийских властей, которые за тот самый «братский русский народ» невзлюбили русинское движение. Даже в 30-е годы при проведении переписи, 3,5% жителей Львова назвали себя русинами.

Некоторое облегчение русины получили после распада Австрийской империи – в 1918 году в Подкарпатье (Закарпатье) образовались русинские рады, которые затем проголосовали за образование Подкарпатской Руси. В результате референдума 67% опрошенных высказались за вхождение в состав Чехословакии, 28% – за присоединение к Украине и 2% – за полную независимость. На том и порешили – Подкарпатская Русь на правах автономии стала частью Чехословакии, которая на то время считалась самой демократической республикой Европы.

По статистике 1921 года, в Подкарпатской Руси русины составляли более половины населения – 373 тысячи из 600 000 (украинцами назвали себя чуть более 3 тысяч). Но это была только часть русинов, расселившихся по Европе и Новому Свету.

После Мюнхенского сговора и раздела Чехословакии, Подкарпатская Русь была оккупирована венграми и неоднократно меняла название – то на Карпатскую Русь, то на Карпатскую Украину. Последнее название рьяно отстаивали представители проукраинских организаций (в том числе ОУН), немало членов которых приехали в Подкарпатье из Галиции, а также местные коммунисты.

Как раз коммунисты – только уже советские – и ликвидировали окончательно Подкарпатскую Русь (Карпатскую Украину) и русинов как таковых. Хотя СССР проводил самую либеральную национальную политику, в короткие сроки признав существование десятков народов и народностей, включая т.н. «малые», но русинам в их планах места не нашлось. Дело в том, что русины были принесены в жертву «украинству». Официальная позиция большевиков, сформированная в 20-е годы под влиянием украинских национал-коммунистов, в точности отражала мнение последних: русины являются частью украинского народа – и точка!

И все же русины!

Так Подкарпатская Русь стала Закарпатской областью УССР, а русины стали называться «русинами-украинцами». Не лучше было положение русинов и в других государствах, которые стали сателлитами СССР. В Пряшевской Руси – так называется населенный русинами район в Словакии – в годы социализма усердно ликвидировали русинские школы, а представлять русинов поручили «Культурному союзу украинских трудящихся Чехословакии», который, понятно, занялся их украинизацией. Однако, что интересно, русины предпочли украинизации обучение в словакоязычных учебных заведениях.

Тем не менее, при переписи 2001 года в Словакии русинами назвал себя 24 201 человек, а русинский язык родным – 54 901 человек. Для сравнения: назвавших себя украинцами насчитали 10 814, а украинский язык назвали родным 7 879 человек.

Собственно, сам русинский язык одни называют диалектом украинского, другие – самостоятельным языком, имеющим несколько диалектов, более близким к языкам словаков и южных славян. В качестве литературного сами русины использовали до 19 века церковнославянский, а затем в разработке самостоятельного русинского литературного языка принял участие Александр Духнович (1803-1865) – один из основателей русинского национального движения.

Хотя это дело не было завершено (а сейчас и украинский все еще дорабатывается), русинский язык был признан официальным и в довоенной Чехословакии, и во время венгерской оккупации, а сейчас он является языком русинского нацменьшинства в Воеводине, где работает кафедра русинского языка при университете Нови-Сада.

Положение же русинов в независимой Украине можно назвать одним из самых тяжелых. И в экономическом отношении (учитывая уровень развития Неньки), и в политическом – поскольку в течение почти 16 лет Киев упорно отказывается признать русинов отдельным народом.

С одной стороны, причиной этого является жесткая позиция национал-патриотов, чье влияние на украинскую власть в национальных вопросах доминировало с самой зари независимости.

С другой, русины напугали официальный Киев своей политической активностью. Уже в 1991 году в Закарпатье прошел референдум, на котором население высказалось за придание региону автономии, какой он обладал в Чехословакии. Киеву с избытком хватало и одной автономии – Крымской. Во всех них власти видели исключительно желание регионов Украины постепенно расползтись прочь от Неньки кто куда.

Поэтому итоги референдума, как это водится, «замолчали», не забыв при этом взять Закарпатье под особый контроль – как регион, склонный к «сепаратизму». И не только политический. Количество всевозможных «национально-украинских» проектов в этой области было одним из самых больших в Украине. Пожалуй, так усердно не пытались украинизировать даже Юго-Восток.

Причем культурологическая война идет даже за пределами Украины – например, в Молдове, где русинские организации столкнулись с жестким противодействием национал-патриотов даже на официальном уровне (ведь в МИДе и Министерстве культуры их предостаточно). Причина все та же: дескать, никаких русинов в Молдове нет, а есть украинцы.

Однако и количество русинских организаций в Закарпатье сравнимо только с числом украинских национал-патриотических партий. И они так же далеки от объединения. То есть принцип «где три украинца – там два гетмана» распространяется и на русинов. Что, конечно, отнюдь не идет на пользу русинскому движению. Тем не менее, русины регулярно проводят свои конгрессы – в разных странах, где есть их общины – и даже донесли свои проблемы до ООН.

Впрочем, для украинских национал-патриотов в этом вопросе и ООН не авторитет. Для них лучшим вариантом была бы пусть постепенная, но верная трансформация русинов в украинцев – с последующим закрытием темы. И значительных успехов в этом они уже достигли – во время всеукраинской переписи 2001 года чуть более 10 тыс. закарпатцев настояли, чтобы их записали русинами – это при оценке их численности в 650-850 тысяч. Правда, настаивать было непросто, так как русинов по-прежнему, как и во времена СССР, не было в реестре этносов Украины.

Собственно, провести этническую черту между русинами и украинцами Карпатского региона (галичанами) чрезвычайно трудно. Ситуация была такова, что часто живущие в одном селе люди разделялись: одни считали себя русинами, другие увлекались украинской идеей. Поэтому возможно, что и русины, и украинцы суть культурный продукт, два пути, один из которых выбирали для себя коренные жители Карпат. Так что в чем-то национал-патриоты, возможно, и правы: русины это, прежде всего, те, кто не хочет быть украинцем.

Однако у русинов есть свой язык, есть своя культура, есть своя история – и, согласно международному праву, этого достаточно, чтобы претендовать на собственную национальность. Заметим, что украинцы в начале 20 века имели не больше оснований назвать себя народом и образовать свою автономию.

Быть или не быть?

Об автономии русинов, конечно, речь уже не идет. Эту идею успешно выветрили даже из самых горячих голов, размахивая перед ними Уголовным Кодексом, так как в Украине любая реформа устройства государства тут же рассматривается как покушение на его целостность и существование.

Сейчас на повестке дня русинских организаций стоит вопрос их признания в Украине как отдельного этноса. Нужно заметить, что после «оранжевой революции» многие из них питали надежду, что с уходом Леонида Кучмы, при котором русинская тема активно блокировалась, и наступлением «демократии» этот вопрос наконец решится.

«Если Ющенко хочет войти в историю как демократ, то без признания русинской национальности это невозможно», – заявлял председатель ассоциации «Сойм подкарпатских русинов» протоиерей Димитрий Сидор. По его словам, Виктор Ющенко во время одного из своих визитов в США обещал это тамошней русинской общине.

Однако Виктор Андреевич за два года раздал столько обещаний, что вряд ли упомнит их все. Да и напрасно обращаться с этой просьбой к человеку, носящемуся с идеей «одна нация – один язык» (не хватает только «один фюрер»). И который опирается на политическую силу, рассматривающую русинское национальное движение исключительно как сопротивление украинизации.

Так же точно в пустоту ушло обращение русинских организаций Закарпатья, Словакии и Чехии о признании геноцида русинов в начале 20 века.

«Мы обращаемся с просьбой признать геноцид закарпатских русинов в 1882-1916 годах преступлением против человечества, когда австро-венгерские власти, спровоцированные партией радикальных галицких шовинистов, устроили в начале XX века массовый геноцид… в концентрационных лагерях, таких как Терезин и Талергоф, было уничтожено более 60 тысяч человек по обвинению в русофильстве и симпатиях к Православию», – говорилось в обращении.

Украинские национал-патриоты еще не сошли с ума, чтобы признать эту одну из позорнейших (были и другие) страниц «национального возрождения». С тем же успехом можно было требовать от них признать геноцид поляков на Волыни. Вот самим требовать от всех признание Голодомора геноцидом – это другое дело.

Поэтому последняя надежда русинов «реабилитироваться» возложена на Верховную Раду, куда и было отправлено обращение Закарпатского областного совета. Конечно, Антикризисной коалиции было бы разумно пойти навстречу русинскому движению. Во-первых, вопрос требует решения – и если отбросить политические домыслы, то появление в Украине еще одного коренного этноса отнюдь не грозит ей никакими катаклизмами. Напротив, оные возникают при умышленном игнорировании и запрете национальностей, как показывает история.

Во-вторых, парламентская коалиция в ответ могла бы получить в Закарпатье хорошую политическую опору в лице русинских организаций. И даже больше – ведь русинские диаспоры существуют и в других странах, в том числе в США. А как раз в поддержке диаспоры Партия регионов, коммунисты и социалисты испытывают огромный дефицит.