...распространила заявление, в котором отрицается сам факт отравления Ющенко диоксином, а окружение Президента, в частности его жена, обвиняется в намеренной фальсификации доказательств.

В деле об отравлении украинского Президента есть несколько моментов, которые до недавнего времени серьезными людьми не оспаривались: во-первых, Виктор Ющенко перенес отравление диоксином, а во-вторых, некто травил его сознательно, то есть - со злым умыслом.

Однако выводы ВСК ставят под сомнение оба постулата, на которых зиждется дело Ющенко.

Первое. «Комиссия вынуждена заявить, что факт отравления Ющенко диоксином был сфальсифицирован», - говорится в заявлении. Понимать это надо примерно так: само отравление могло быть, его могло и не быть, но вот диоксина в этой истории точно не было.

Второе. Ранее представители комиссии утверждали, что никаких доказательств злонамеренного отравления Ющенко нет. Даже в Генеральной прокуратуре, которая называет факт отравления диоксином «установленным», слова «умышленное» тщательно избегают.

Таким образом, по версии ВСК, умышленного отравления Ющенко не было.

А что же тогда было? Ведь с кандидатом в Президенты осенью 2004 года определенно что-то случилось.

Частично на этот вопрос ответил депутат Верховной Рады Давид Жвания, который в то время был одним из ближайших соратников кандидата в Президенты. По его словам, Ющенко перенес обычное пищевое отравление, наложившееся на обострение хронических заболеваний.

В австрийской клинике, куда кандидата в Президенты отправили на лечение, очень долго не могли определиться с диагнозом, а когда все-таки было объявлено, что Ющенко отравили, главврач клиники - Лотар Вике - подал в отставку, заявив, что на него оказывали давление, чтобы он подтвердил заключение посторонних врачей. «Наличия следов отравляющего вещества в крови Ющенко не подтвердили эксперты Института судебной медицины в Вене. Если нет яда, нет никаких следов отравления, то нельзя говорить, что он был отравлен», - сказал тогда Вике.

Однако украинские власти предпочитают о принципиальном докторе не вспоминать, настаивая, что факт отравления был.

Но откуда такая уверенность? И откуда взялся диоксин во всей этой истории?

Комиссия отвечает на этот вопрос так: после того как Ющенко почувствовал себя плохо, а кожа его лица изменилась, в штабе кандидата родилась идея представить происходящее попыткой отравить его. Но этой легенде понадобились «подпорки» - хоть какие-то доказательства. И придумано было следующее.

По заключению ВСК, выросшая в США жена Ющенко - Катерина - «консультировалась и получала помощь от представителей спецслужб Соединенных Штатов». Подтверждением этому в комиссии называют запись некоего телефонного разговора, где женщина по имени Марта беседует голосом Катерины Ющенко с сотрудником американских спецслужб «Романом».

Именно она, считают в ВСК, договорилась о том, чтобы в США были направлены образцы крови ее мужа, где их «обогатили диоксином». Причем курьером, считают депутаты, выступал их коллега - Роман Зварыч. Вот и диоксин!

После этого образцы крови Ющенко, уже содержащие яд, отсылались в Центральный госпиталь Вены, а позднее - в лабораторию в Голландии, где наличие диоксина в крови кандидата в Президенты, естественно, подтвердилось.

ВСК называет вывод голландских экспертов «единственным подтверждением единственной версии следственной группы прокуратуры об отравлении Ющенко».

Резюме комиссии такое: вся история с отравлением Ющенко диоксином - сплошная фальсификация, а ее устроители должны понести наказание - вплоть до уголовного.

Ответ из лагеря нынешнего украинского Президента был на удивление вялым. В Секретариате Ющенко сказали, что выводы комиссии, которую возглавляет депутат от Партии регионов Владимир Сивкович - это «неинтересно, неразумно и некреативно».

«Они могут обращаться куда хотят, что хотят, но это не обязательно к исполнению», - сказал заместитель главы Секретариата Игорь Попов.

Членов ВСК ему задеть, может, и удалось. Но вот, по сути, очень серьезных обвинений со стороны депутатов в Секретариате не сказали ничего.

В результате складывается ситуация, когда две стороны представляют две версии одних и тех же событий, но твердых доказательств своей правоты нет ни у одной из них.

В этих условиях спор, скорее всего, разрешится уже после январских выборов нового Президента: прав окажется тот, кто победит.