...избирательной кампании, какие факторы отпугивают иностранных инвесторов от Украины – об этом и многом другом в интервью From-UA рассказал известный политтехнолог, вице-президент Украинской лиги по связям с общественностью, президент Bohush Communications Денис Богуш.

From-UA: – Денис Александрович, в Украине и за рубежом Вы широко известны, прежде всего, как профессиональный политтехнолог. Чем был вызван Ваш интерес к такому роду деятельности, ведь Вы, насколько мне известно, получили медицинское образование? Почему сменили профессию?

Д. Богуш: – У меня был медицинский бизнес – это три центра по иглоукалыванию и альтернативной медицине. Параллельно я учился на курсах по пиару, мне было это интересно. И когда я начал читать лекции, то оказалось, что 4 мои лекции по пиару принесли мне больший финансовый результат, чем весь мой бизнес в этих трех центрах. Я до сих пор немного занимаюсь медициной и боевыми искусствами. У меня три собственные книги по медицине, кстати, переведенные на другие языки. Они все связаны с рефлексотерапией, акупунктурой и боевыми искусствами (Су-Джок, Каппо и т.д.). Во время избирательных кампаний я работал в штабах Леонида Кучмы, Виктора Ющенко, а уже в 2002 году я поехал в Лондон и прошел курс и стажировку по политическому пиару. Школа, которую я прошел, работая в штабе Виктора Ющенко в течение трех лет, дала мне очень многое. А дальше – все остальные общенациональные и местные кампании, а также насколько в других странах. Причем параллельно я работал и в бизнесе: 6 лет я работал PR-директором «Фоззи-групп», также со многими кампаниями в бизнес-среде.

From-UA: – Сегодня Украина имеет, скажем, не самый лучший имидж ввиду постоянной политической борьбы, а придирки Евросоюза относительно отмены политреформы, притеснений свободы слова в стране и ряда других проблем могут окончательно подпортить нашу международную репутацию. К таким выводам приходят некоторые эксперты. Вы согласны с их мнением? Какой, по-Вашему, международный имидж вообще имеет Украина в мире, и в Европе в частности?

Д. Богуш: – Если говорить об общем имидже, по которому знают нашу страну, то это Чернобыль, «оранжевая» революция, Кличко, наша коррупция, теневая экономика, различные политические скандалы и то, что у нас хорошая кухня и красивые, дешевые проститутки. А также то, что мы такая страна, которая не знает своих целей и ищет свое место в мире, т.е. малоизвестная и маловлиятельная страна. Вот такой наш общий имидж в мире. Все знают, что Украина характеризуется тем, что перед каждыми выборами у нас изменяется избирательное законодательство. Такого не бывает в мире, потому как невозможно определить политическую ответственность: люди избираются по одному закону, потом закон меняется и уже выбираются по другому – и никакой политической ответственности. Многие иностранные эксперты говорили, что мы как судьи на поле: тоже играем в игру, но меняем правила по ходу до тех пор, пока не выиграем. У нас по многим показателям очень большие инвестиционные риски, нет стратегии развития регионов, и никто не знает, что будет через десять лет. Соответственно, эта непрогнозируемость в налоговом законодательстве, в инвестиционной сфере очень сильно отпугивает иностранцев.

From-UA: – Согласно статистическим данным, инвестиции в Украину уменьшились примерно на 30 %. Эксперты уверены, что страна просто не привлекательна для иностранных инвестиций ввиду высокого уровня коррупции и ряда других факторов. По Вашему мнению, как можно улучшить имидж страны для привлечения инвестиций? Или лучше в этой ситуации сразу принимать меры по борьбе с коррупцией, а уже потом применять PR-технологии?

Д. Богуш:PR-технологии в данной ситуации третий вопрос. Допустим, я инвестор из Австрии или из Германии и хочу вложить миллиард долларов. Я думаю, в какую страну вложить. Открываю инвестиционный рейтинг и смотрю: Украина – очень плохие рейтинги по многим классификациям. Если я хочу купить земельный участок, меня интересует, будут мне помогать или будут мешать? Следующий вопрос – в какой банк я положу деньги. У нас в стране нет ни одного банка, который соответствует международным стандартам. В инвестиционном законодательстве 2500 законодательных актов, которые не переведены на английский язык, поэтому мне надо нанимать людей, которые мне будут это все переводить и мониторить изменения. Если у меня возникли какие-то проблемы, то мне надо, чтобы меня защитил суд. Возникает вопрос: суд меня защитит?

Возьмем истории решений по разным проектам и проведению тендеров. Например, самый большой инвестор – в «Криворожсталь», который вложил 4 млрд. долларов в страну единовременно, и страна жила за счет этого несколько лет. Самый последний год, в котором у нас было больше всего инвестиций, это был 2008 год – 10 млрд. долларов. Всего у нас за время независимости в страну вошло более 50 млрд. долл. Если посмотреть историю проверок «Криворожстали» и сколько раз хотели ее отобрать или реприватизировать, то можно увидеть, как относятся к инвесторам в нашей стране. А ведь это самый большой инвестор, которого нужно не только оберегать, но и максимально консультировать.

У нас вообще странный подход к инвестициям: инвестор должен прийти, принести деньги, раздать всем взятки и уйти, оставив здесь деньги. Вот такая логика. А правильно было бы построить специальную площадку, подвести инфраструктуру, сопровождать проекты, чтобы сюда шли потоки инвесторов. И никаких взяток и откатов. И тогда они начали бы сюда идти. А PR-технологии можно привлечь, когда у нас здесь уже все хорошо. А когда у нас изначально инвестиционный климат плохой, то инвестиционный имидж улучшить невозможно. Можно просто сделать рекламу страны, увеличить количество людей, которые будут сюда приезжать с рисковыми деньгами, потому Украина рассматривается как страна, в которую можно вложить рисковые деньги. Например, есть транснациональная корпорация с доходом 10 млрд. долл., и они 10 % своих денег вкладывают в какую-то рисковую страну, потому что в рисковой стране можно и заработать, но можно и потерять свои деньги. Украина как раз и относится к таким странам: к несистемным в смысле инвестиций и неинновационной, потому что существуют даже фильтры, чтобы в Украину приходили новые станки с новейшим оборудованием, с новейшими технологиями для того, чтобы мы не поднялись и были просто рынком сбыта.

From-UA: – Денис Александрович, Вы сказали, что работали в штабах Леонида Кучмы и Виктора Ющенко. А кого еще из политических лидеров Вы продвигали? Есть такие люди, с которыми бы Вы никогда не работали?

Д. Богуш: – Я работал с очень многими, и есть, конечно, часть политиков, с которыми я никогда не буду работать по моральным принципам. Я не хочу озвучивать имена, потому что у политтехнологов есть пословица: «Цвіркун на видноті не цвірчить».

From-UA: – Что, по-Вашему, является залогом позитивного образа политической фигуры?

Д. Богуш: – На каждой территории существует образ идеального кандидата. Определяется, кого ждут, какой должен быть уровень честности, профессионализма, какой человек должен быть по уровню отношения к власти, по другим качествам. После этого ты смотришь на клиента – возможно ли, чтобы он приблизился к этому идеальному ожиданию людей.

From-UA: – Есть ли в сфере связей с общественностью те этические рамки, за которые ни Вы, ни Ваши коллеги не выходят? Где они начинаются и заканчиваются?

Д. Богуш: – Я могу только про себя сказать. Перед тем, как делать кампании (у меня очень большой опыт национальных антикризисных кампаний – грубо говоря, против кого-то идет очень мощная кампания, а я защищаю), я для себя решаю, насколько мне будет мучительно больно за то, что я этим занимался. В принципе, я публичный человек, и очень многие знают тех политиков, за которых я берусь. И поэтому я решаю на основе своих моральных устоев, какими методами я это буду делать. Есть выставка черного пиара, в ней около тысячи разных политических экспонатов, я их собираю. И благодаря тому, что я их собираю, я их классифицировал и знаю методы защиты.

From-UA: – Ни для кого не секрет, что в предвыборной гонке постоянно используются часто незаметные глазу простого обывателя информационные технологии с целью подпортить репутацию тому или иному оппоненту. Что это за технологии и приходилось ли Вам лично сталкиваться с просьбами о таких услугах?

Д. Богуш: – С просьбами сталкиваюсь постоянно, очень многие клиенты думают, что это очень сильно действует. Если говорить о таких технологиях, то они очень часто вообще не работают. Обычно если делается кампания, то на все это не стоит и силы тратить. Просто иногда существуют методы защиты, которые нивелируют все эти технологии. И эти методы нужно применять постоянно. Они делятся на многие разделы: контрагитация, всевозможные информационные технологии, админресурс, просто фальсификация результатов, если речь идет о выборах. Также могут быть даже психотехнологии, которые иногда применяются в нашей стране. И каждая контрпропаганда или антиреклама тоже делится на черную, белую, серую пропаганду. У меня есть раздел на выставке черного пиара, который называется «Шедевры собственных штабов», когда собственный штаб делает какую-то продукцию и думает, что это позитивная продукция, а в реальности она очень негативно действует. Пример: когда Яценюк вывесил свои черно-зеленые билборды, то в какой-то области его же штаб их и поснимал, посчитав, что это антиреклама.

From-UA: – Дайте, пожалуйста, оценку нынешней предвыборной кампании в местные органы власти,: какая из политических сил больше всего использует информационную борьбу как способ нейтрализовать конкурента?

Д. Богуш: – Особенность этой кампании в том, что юридически Верховная Рада приняла закон, которым поставила в очень неравные условия всех субъектов выборного процесса. Изначально получилось, что почему-то имеют преференции парламентские партии, хотя отношение к конкретным регионам они часто имеют весьма отдаленное. Он очень дискриминационный по срокам, потому что в такие короткие сроки очень сложно вести нормальную кампанию. Очень цинично сформированы комиссии, которые будут подсчитывать голоса. А информационные технологии – это уже третий вопрос. Если в каком-то городе, например, 80 % билбордов закупает одна политическая сила, то она, соответственно, имеет очень сильное доминирование в наружной рекламе. Я думаю, что все очень сильно содрогнулись, когда увидели членов ТИК, второй раз содрогнулись, когда увидели членов участковых избирательных комиссий, а третий раз содрогнутся, когда увидят результаты выборов. Фальсификации, я думаю, на этих выборах будут самые максимальные и самые наглые из всех, которые были за всю историю Украины.

From-UA: – Предвыборная кампания какой политсилы Вам, как профессионалу, больше всего нравится?

Д. Богуш: – Если честно, никакой. Есть какая-то мысль у Партии регионов – «Будуємо нову країну», эта идея хорошая, но она «недокрученная». Тигипко люди, если честно, не поняли. Если говорить про Яценюка, то он нивелировал слово «фронт». Он из «Фронта змiн», а взял такую гламурненькую стрелочку салатовую запустил: «зміни» есть, а фронта нет. Все остальные кампании вообще бредовые. Еще можно сказать про Тягныбока. Я думаю, что сейчас его рейтинг будет расти, потому что начинают очень сильно возрастать протестные настроения. Потребность в радикальном защитнике в стране уже есть, а после выборов еще больше будет. «Батькивщина» – это антиреклама, более-менее успешная. Не скажу, что очень успешная, никаких там безумных идей нет, хотя и могли бы быть. То есть фактически ни одна политическая сила не предоставила реально интересной кампании, которая бы всколыхнула, как, например, «Вона працює» – это была рекламная идея, которая реально интересна. А сейчас все больше решается административными методами. Сейчас идут тысячи избирательных кампаний одновременно в стране, и у каждого есть своя избирательная кампания. Может, она и интересная, но мы же их не видим. Мы видим только большие партии, грубо говоря, их пять, которые показывают по телевидению.

From-UA: – Скажите, есть же такие технологии, когда задача политтехнолога не привести своего наемщика к первому месту, а наоборот – его дискредитировать? Зачем это делается и как это происходит? Получается, что заказчиком услуги выступает лицо со стороны?

Д. Богуш: – Это не так. Существует пять целей кампании кандидатов. Первая цель – выиграть выборы. Вторая – оттянуть у кого-то голоса. Третья цель – продвинуть какую-то идею. Например, какому-то кандидату дают деньги и говорят: «Ты за русский язык. Говори, что ты сделаешь два государственных языка». И он, зная, что не выиграет, просто продвигает идею. Четвертая цель – просто заработать денег, «сняться» под кого-то. Пятая – стать техническим кандидатом, чтобы увеличить количество людей в комиссиях. Например, идет один человек и два технических кандидата. У него получается по три или по шесть человек уже в комиссиях. То есть целей может быть много разных.